Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 59 гостей 

Счетчик посещений

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня17
mod_vvisit_counterВчера229
mod_vvisit_counterНа этой неделе389
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе1087
mod_vvisit_counterВ этом месяце3960
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце8565
mod_vvisit_counterВсе дни325946

Online 7
Ваш IP: 54.224.100.134
,
Дата: Апр. 25, 2018

География посещений

Чат для общения

Сообщения чата
Имя

Официальный сайт клуба "ПАТРИОТЫ РОССИИ"
Патриотизм PDF Печать Email
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
Обо всём понемножку...
Патриоти́зм (соотечественник, отечество) — нравственный и политический принцип, социальное чувство, берущее своё начало в национализме. Приписывая другим лицам патриотические чувства, а некоторым событиям патриотическую окраску, оценивающее лицо тем самым даёт положительную характеристику. Представления о патриотизме связываются с трепетным отношением к своей родине, но фактические наполнения понятия способны быть кардинально противоположными. Так, в зависимости от платформы взглядов, на которой стоит высказывающий оценку, один и тот же человек может подходить, а может не подходить под определение патриота.
В период Американской и Французской буржуазных революций XVIII века термин ассоциировался с революционной идеологией и соответствующим пониманием «нации». Позднее патриотизм приобретает особую актуальность в период формирования новых государств, развития национальных и национально-освободительных движений, войн. Абсолютизированный патриотизм, выражая узкокорыстные групповые интересы в противоположность общечеловеческим, смыкается с шовинизмом.
Виды патриотизма
Патриотизм может проявляться в следующих формах:
полисный патриотизм — существовал в античных городах-государствах (полисах);
имперский патриотизм — поддерживал чувства лояльности к империи и её правительству;
этнический патриотизм (национализм) — в основании имеет чувства любви к своему народу;
государственный патриотизм — в основании лежат чувства любви к государству.
квасной патриотизм (ура-патриотизм) — в основании лежат гипертрофированные чувства любви к государству.
Патриотизм в истории
Само понятие имело различное наполнение и понималось по разному. В античности термин patria («родина») применялся к родному городу-государству, но не к более широким общностям (таким как «Эллада», «Италия»); таким образом, термин patriota означал приверженца своего города-государства, хотя, например, чувство общегреческого патриотизма существовало, по крайней мере, со времен греко-персидских войн, а в произведениях римских писателей эпохи ранней Империи можно видеть своеобразное чувство италийского патриотизма.
В Римской империи патриотизм существовал в виде местного «полисного» патриотизма и имперского патриотизма. Полисный патриотизм поддерживался различными местными религиозными культами. Римские императоры в целях сплочения населения империи под руководством Рима предпринимали попытки формирования общеимперских культов, некоторые из них были основаны на обожествлении императора.
Христианство своей проповедью подрывало основы местных религиозных культов и тем самым ослабляли позиции полисного патриотизма. Проповедь равенства всех народов перед Богом способствовали сближению народов Римской империи и препятствовали местному национализму. Поэтому на уровне городов проповедь христианства наталкивалась на противодействие патриотически настроенных язычников, которые видели в местных культах основу благополучия города. Яркий пример такого противостояния — реакция ефесян на проповедь апостола Павла. В этой проповеди они увидели угрозу местному культу богини Артемиды, который составлял основу материального благополучия города. (Деян. 19:-24-28)
Имперский Рим, в свою очередь, видел в христианстве угрозу имперскому патриотизму. Несмотря на то, что христиане проповедывали послушание властям и возносили молитвы за благополучие империи, они отказывались принимать участия в имперских культах, которые по мнению императоров должны способствовать росту имперского патриотизма.
Проповедь христианства о небесной отчизне и представления о христианской общности как особом «народе Божьем» вызывали сомнения в лояльности христиан земному отечеству.
Но впоследствии в Римской империи произошло переосмысления политической роли христианства. После принятия христианства Римской империей империя начала использовать христианство для укрепления единства империи, противодействии местному национализму и местному язычеству, формируя представления о христианской империи как о земной родине всех христиан.
В Средние века, когда лояльность гражданскому коллективу уступила место лояльности монарху, термин потерял актуальность и вновь приобрел ее в Новое время.
В эпоху американской и французской буржуазных революций понятие «патриотизм» было тождественно понятию «национализм», при политическом (неэтническом) понимании нации; по этой причине во Франции и Америке в тот период понятие «патриот» было синонимом понятия «революционер». Символами этого революционного патриотизма являются «Декларация независимости» и «Марсельеза». С появлением понятия «национализм», патриотизм стали противопоставлять национализму, как приверженность стране (территории и государству) — приверженности человеческой общности (нации). Впрочем, нередко эти понятия выступают как синонимы или близкие по значению.
Отвержение патриотизма универсалистской этикой.
Патриотизм отвергается универсалистской этикой, полагающей, что человек в одинаковой мере связан нравственными узами со всем человечеством без изъятия. Эта критика началась еще философами Древней Греции (киники, стоики — в частности, киник Диоген первым описал себя как космополитa, то есть «гражданина мира»[2]).
Патриотизм и христианская традиция
Раннее христианство.
Последовательный универсализм и космополитизм раннего христианства, его проповедь о небесной отчизне в противоположность земным отечествам и представления о христианской общности как особом «народе Божьем» подрывала самые основы полисного патриотизма[4]. Христианство отрицало всякие различия не только между народами империи, но и между римлянами и «варварами». Апостол Павел наставлял: «Если вы воскресли со Христом, то ищите горнего (…) облекшись в нового <человека>, где нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Колоссянам, 3, 11). По словам апологетического «Послания к Диогнету», приписываемого Иустину Мученику, «живут они (христиане) в своем отечестве, но как пришельцы (…). Для них всякая чужая страна есть отечество, и всякое отечество — чужая страна. (…) Находятся на земле, но суть граждане небесные». Французский историк Эрнест Ренан следующим образом формулировал позицию ранних христиан: «Церковь есть родина христианина, как синагога родина еврея; христианин и еврей живут во всякой стране, как чужие. Христианин едва признает отца или мать. Он ничем не обязан империи (…) Христианин не радуется победам империи; общественные бедствия он считает исполнением пророчеств, обрекающих мир на погибель от варваров и огня».[6]
Современное христианство о патриотизме.
Мнения современных богословов и христианских иерархов о патриотизме до некоторой степени расходятся. Патриарх Алексий II, в частности, заявил:
Патриотизм, несомненно, актуален. Это чувство, которое делает народ и каждого человека ответственным за жизнь страны. Без патриотизма нет такой ответственности. Если я не думаю о своем народе, то у меня нет дома, нет корней. Потому что дом — это не только комфорт, это еще и ответственность за порядок в нем, это ответственность за детей, которые живут в этом доме. Человек без патриотизма, по сути, не имеет своей страны. А «человек мира» это то же самое, что бездомный человек.
Вспомним евангельскую притчу о блудном сыне. Юноша ушел из дома, а потом вернулся, и отец его простил, принял с любовью. Обычно в этой притче обращают внимание на то, как поступил отец, принявший блудного сына. Но нельзя забывать и о том, что сын, поскитавшись по миру, вернулся в свой дом, потому что для человека невозможно жить без своих устоев и корней.
Мне кажется, что чувство любви к собственному народу столь же естественно для человека, как и чувство любви к Богу. Его можно исказить. И человечество на протяжении своей истории не раз искажало чувство, вложенное Богом. Но оно есть.
И здесь еще одно очень важно. Чувство патриотизма ни в коем случае нельзя смешивать с чувством враждебности к другим народам. Патриотизм в этом смысле созвучен Православию. Одна из самых главных заповедей христианства: не делай другому то, что ты не хочешь, чтобы делали тебе. Или как это звучит в православном вероучении словами Серафима Саровского: спасись сам, стяжи мирен дух, и тысячи вокруг тебя спасутся. То же самое патриотизм. Не разрушай у других, а созидай у себя. Тогда и другие будут относиться к тебе с уважением. Я думаю, что сегодня у нас это основная задача патриотов: созидание собственной страны.
С другой стороны, по мнению православного богослова игумена Петра (Мещеринова), любовь к земной родине не является чем-то, выражающим суть христианского учения и обязательным для христианина. Однако церковь в то же время, находя свое историческое бытие на земле, не является и противником патриотизма, как здравого и естественного чувства любви. При этом однако она «не воспринимает ни одно естественное чувство как нравственную данность, ибо человек — существо падшее, и чувство, пусть даже такое, как любовь, предоставленное самому себе, не выходит из состояния падения, а в религиозном аспекте приводит к язычеству». Поэтому «патриотизм имеет достоинство с христианской точки зрения и получает церковный смысл тогда и только тогда, когда любовь к родине является деятельным осуществлением по отношению к ней заповедей Божиих.
Современный христианский публицист Дмитрий Таланцев считает патриотизм антихристианской ересью. По его мнению, патриотизм cтавит родину на место Бога, тогда как «христианское мировоззрение подразумевает борьбу со злом, отстаивание истины совершенно независимо от того, где, в какой стране происходит это зло и уход от истины».
Cовременная критика патриотизма.
В новое время, Лев Толстой считал патриотизм чувством «грубым, вредным, стыдным и дурным, а главное — безнравственным». Он полагал, что патриотизм с неизбежностью порождает войны и служащим главной опорой государственному угнетению. Толстой полагал, что патриотизм глубоко чужд русскому народу, как и трудящимся представителям других народов: он за всю жизнь не слышал от представителей народа никаких искренних выражений чувства патриотизма, но наоборот, много раз слышал выражения пренебрежения и презрения к патриотизму[7]. Профессор Чикагского университета Пол Гомберг сравнивает патриотизм с расизмом, в том отношении, что тот и другой предполагают моральные обязанности и связи человека прежде всего с представителями «своей» общности. Критики патриотизма отмечают также следующий парадокс: если патриотизм — добродетель, а во время войны солдаты обеих сторон являются патриотами, то они одинаково добродетельны; но именно за добродетель они и убивают друг друга, хотя этика запрещает убивать за добродетель.
Скажите людям, что война дурно, они посмеются: кто же этого не знает? Скажите, что патриотизм дурно, и на это большинство людей согласится, но с маленькой оговоркой. -Да, дурной патриотизм дурно, но есть другой патриотизм, тот, какого мы держимся. - Но в чем этот хороший патриотизм, никто не объясняет. Если хороший патриотизм состоит в том, чтобы не быть завоевательным, как говорят многие, то ведь всякий патриотизм, если он не завоевательный, то непременно удержательный, то есть что люди хотят удержать то, что прежде было завоевано, так как нет такой страны, которая основалась бы не завоеванием, а удержать завоеванное нельзя иными средствами, как только теми же, которыми что-либо завоевывается, то есть насилием, убийством. Если же патриотизм даже и не удержательный, то он восстановительный-патриотизм покоренных, угнетенных народов-армян, поляков, чехов, ирландцев и т.п. И этот патриотизм едва ли не самый худший, потому что самый озлобленный и требующий наибольшего насилия. Скажут: "Патриотизм связал людей в государства и поддерживает единство государств". Но ведь люди уже соединились в государства, дело это совершилось; зачем же теперь поддерживать исключительную преданность людей к своему государству, когда эта преданность производит страшные бедствия для всех государств и народов. Ведь тот самый патриотизм, который произвел объединение людей в государства, теперь разрушает эти самые государства. Ведь если бы патриотизм был только один: патриотизм одних англичан, то можно бы было его считать объединяющим или благодетельным, но когда, как теперь, есть патриотизм: американский, английский, немецкий, французский, русский, все противоположные один другому, то патриотизм уже не соединяет, а разъединяет.
Идеи синтеза патриотизма и космополитизма.
Противоположностью патриотизма обыкновенно считается космополитизм, как идеология всемирного гражданства и «родины-мира», при которой «привязанность к своему народу и отечеству как будто теряет всякий интерес с точки зрения универсальных идей». В частности, подобное противопоставления в СССР во времена Сталина привело к борьбе с «безродными космополитами»]. С другой стороны, наблюдаются идеи синтеза космополитизма и патриотизма, при которых интересы родины и мира, своего народа и человечества понимаются соподчиненными, как интересы части и целого, с безусловным приоритетом общечеловеческих интересов. Так, английский писатель и христианский мыслитель Клайв Стейплз Льюис писал:
«патриотизм — хорошее качество, гораздо лучшее, чем эгоизм, присущий индивидуалисту, но всеобщая братская любовь — выше патриотизма, и если они вступают в конфликт между собой, то предпочтение следует отдать братской любви.»
Такой подход современный немецкий филосов М. Ридель находит уже у Иммануила Канта. Вопреки неокантианцам, которые заостряют внимание на универсалистском содержании этики Канта и его идее создания всемирной республики и универсального правового и политического порядка[15], М. Ридель считает, что у Канта патриотизм и космополитизм не противопоставлены друг другу, а взаимосогласованы, и Кант видит как в патриотизме, так и в космополитизме проявления любви. По М. Риделю, Кант в противовес универсалистскому космополитизму Просвещения подчеркивает, что человек в соответствии с идеей мирового гражданства причастен и к отечеству и к миру, полагая, что человек как гражданин мира и земли, истинный «космополит», чтобы «способствовать благу всего мира, должен иметь склонность в привязанности к своей стране».
В дореволюционной России эту идею отстаивал Владимир Соловьев, полемизируя с неославянофильской теорией самодостаточных «культурно-исторических типов».  В статье о космополитизме в ЭСБЕ Соловьев утверждал: «как любовь к отечеству не противоречит непременно привязанности к более тесным социальным группам, напр., к своей семье, так и преданность всечеловеческим интересам не исключает патриотизма. Вопрос лишь в окончательном или высшем мериле для оценки того или другого нравственного интереса; и, без сомнения, решительное преимущество должно здесь принадлежать благу целого человечества, как включающему в себя и истинное благо каждой части.»  С другой стороны, перспективы патриотизма виделись Соловьеву следующим образом:
Идолопоклонство относительно своего народа, будучи связано с фактическою враждою к чужим, тем самым обречено на неизбежную гибель.(…) Повсюду сознание и жизнь приготовляются к усвоению новой, истинной идеи патриотизма, выводимой из сущности христианского начала: «в силу естественной любви и нравственных обязанностей к своему отечеству полагать его интерес и достоинство главным образом в тех высших благах, которые не разделяют, а соединяют людей и народы».
Высказывания известных людей:
Тот, кто не любит свою страну, ничего любить не может. Джордж Гордон Байрон
Тот, кто не принадлежит своей Отчизне, не принадлежит и человечеству. Н. Г. Чернышевский:
Нет патриотов там, где речь идет о налогах. Джордж Оруэлл
Не спрашивай, что твоя родина может сделать для тебя, — спроси, что ты можешь сделать для своей родины. Джон Кеннеди
Патриотизм — это последнее прибежище негодяя. Сэмюэл Джонсон (Биограф Джонсона, цитирующий это устное высказывание, поясняет, что речь шла не об искренней любви к отечеству, а о ложном патриотизме[21]).
Патриотизм — это свирепая добродетель, из-за которой пролито вдесятеро больше крови, чем от всех пороков вместе. А. И. Герцен.
Патриотизм - это убеждение, что к людям, живущим по одну сторону от некой условной черты, проведенной на поверхности планеты, следует относиться лучше, чем к живущим по другую сторону. А все остальное – выбор аргументов почему это должно быть так. Виктор Олсуфьев
«Патриотизм» — чувство безнравственное потому, что, вместо признания себя сыном Бога, как учит нас христианство, или хотя бы свободным человеком, руководящимся своим разумом, — всякий человек, под влиянием патриотизма, признает себя сыном своего отечества, рабом своего правительства и совершает поступки, противные своему разуму и своей совести. Л. Н. Толстой.
Мне говорят: «Умри за Ирландию», а я отвечаю: «Пусть Ирландия умрет за меня» Джеймс Джойс.
Не может быть ни патриотического искусства, ни патриотической науки. Иоганн Вольфганг Гёте
Мы прежде всего джентльмены, а уж потом — патриоты. Эдмунд Берк
Мой патриотизм — это не замыкание на одной нации; он всеобъемлющ, и я готов отказаться от такого патриотизма, который строит благополучие одной нации на эксплуатации других. Мохандас Карамчанд Ганди
Мерить дюйм на свой аршин патриотично, но утомительно. В. А. Шендерович
Любовь к собственному благу производит в нас любовь к отечеству, а личное самолюбие — гордость народную, которая служит опорою патриотизма. Н. М. Карамзин
Патриотизм — разрушительная, психопатическая форма идиотизма. Джордж Бернард Шоу
Каждый гражданин обязан умереть за отечество, но никто не обязан лгать ради него. Шарль Луи Монтескье
Истинный патриот — это человек, который, заплатив штраф за неправильную парковку, радуется, что система действует эффективно. Билл Воган
Иные так расхваливают свою страну, словно мечтают ее продать. Жарко Петан
Если Ваша мать родила бы Вас на корабле, то Вы что, старались бы остаться в море навсегда? Эльчин Гасанов
Важно, чтобы ты был готов умереть за свою страну; но еще важнее, чтобы ты был готов прожить жизнь ради нее. Теодор Рузвельт
В недавнее время патриотизм состоял в восхвалении всего хорошего, что есть в отечестве; ныне уже этого недостаточно, чтобы быть патриотом. Н. А. Добролюбов
В знаменитом словаре д-ра Джонсона патриотизм определяется как последнее прибежище негодяя. Мы берем на себя смелость назвать это прибежище первым. Амброз Гвиннет Бирс
Мне случалось говорить про патриотизм, указывая на его несовместимость с христианством. И всегда я встречал один ответ. Патриотизм дурной — да, но есть хороший. В чем же хороший, никто не сказал. Как будто патриотизм так же, как и эгоизм, может быть хороший и согласный с человечностью и христианством. Л. Н. Толстой
Патриотизм определяется мерой стыда, который человек испытывает за преступления, совершенные от имени его народа. Адам Михник
 

© 2011-2017  Сайт клуба "ПАТРИОТЫ РОССИИ" создан для освещения патриотических мероприятий