Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 40 гостей 

Счетчик посещений

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня104
mod_vvisit_counterВчера229
mod_vvisit_counterНа этой неделе476
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе1087
mod_vvisit_counterВ этом месяце4047
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце8565
mod_vvisit_counterВсе дни326033

Online 4
Ваш IP: 54.196.47.145
,
Дата: Апр. 25, 2018

География посещений

Чат для общения

Сообщения чата
Имя

Официальный сайт клуба "ПАТРИОТЫ РОССИИ"
Сказки Лохова В.В. PDF Печать Email
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
Обо всём понемножку...

Волшебная картина

 

На окраине небольшого городка, в деревянном одноэтажном домике жила художница и звали её Любой. Талантливой была она, да и трудолюбивой тоже. Несколько картин могла рисовать одновременно. Посмотрит на одну, подумает, подрисует в некоторых местах. Затем переходит к другой, молча, изучает ее и тоже доводит кистью. А портреты карандашом рисовала, быстро, да так, словно живые люди были на ее портретах. Две девочки Алена и Лиза, частенько к ней забегали, любили они бывать у нее в домике. Тянуло их к ней, словно магнитом, да и было к чету. И чай у нее был вкусным, которым она всегда угощала подружек. Добавляла туда листки  смородины, родители такого не заваривают. Дом свой никогда не запирала на замок, не было надобности. Жила с Любой и охраняла все ее богатство собака, по кличке Марта, черная такая, неопределенной породы. Но любила свою хозяйку до безумия. Часто их можно было видеть вместе прогуливающимися по городку.

Как-то зашли Алена с Лизой в домик к художнице, а ее дома не было ушла на выставку. Смотрят на ее картины, любуются красивые, очень им они нравятся. Очень уж им понравилась одна с красивым пейзажем, словно живая природа в ней. Почти дорисовывала ее художница, вся палитра красок в ней красовалась. В углу комнаты стояло большое, во весь их рост зеркало. И в него они любили заглядывать, девочки они уже были большие, повертеться у него очень любили.

На призеркальной тумбочке стоял букет красивых, свежих цветов. Глядя на них, Люба рисовала одну из картин, большой букет различных цветов, и жарки горя  ярким пламенем, и синие колокольчики были тут.

Видят девочки, как из зеркала вышла прекрасная женщина, обошла все картины, которые рисовала Люба, осмотрела внимательно и подошла к девочкам, которые с удивлением и восторгом смотрели на такую красавицу.

- Здравствуйте девочки, как вас зовут?

Я Алена, а она Лиза – представила самих себя Алена, что была побойчей.

А вы кто?

- Я Муза всех художников. Помогаю им творить красоту на их произведениях.

- А почему мы вас раньше у Любы не видели? – спросила ее Алена.

- Очень много у меня художников, не могу я быть у них так часто, вот сегодня я у Любы. Большая радость у нее будет. Я приношу людям только счастье.

Красивая Муза обворожительно улыбнулась и вдруг спрашивает девочек.

- А вы хотите посмотреть мой мир своими глазами? Этого еще никто до вас не видел

Девочки долго не думали и хором ответили

- Хотим, очень хотим Муза

- Взгляните, видите вот эту картину? – спросила их Муза, указав на  ту, что стояла напротив зеркала.

- Да, видим. Очень красивая

- Крепко взявшись за руки, вы сможете в нее войти и там увидите мир Музы и ее друга Пегаса. Подумайте еще, вы хотите этого?

Девочки долго не раздумывали. Такое не обычное предложение их просто, по- детски радовало и притягивало

- Мы очень хотим этого, Муза

- Хорошо, Вы сможете это сделать. Но когда захотите вернуться обратно, отыщите меня и я расскажу вам, как выйти обратно

- Спасибо Музу

- До встречи, девочки

Муза растворилась, словно ее никогда не было в комнате.

Девочки посмотрели друг на друга:

- Правда ли все это, или им пригрезилось?

- Пошли, Лиза

Алена взяла крепко руку Лизы и Оли, словно в омут, пошли в сторону картины. Чем ближе они к ней подходили, тем огромнее становилась она, увеличиваясь с каждым их шагом.  И вот она стала этаких больших размеров, что отличить стало невозможным то ли это картина, то ли это на самом деле происходит с ними.

Они все шли и шли по дороге, прислушиваясь, как шумят листья деревьев от легкого ветерка

Впереди показался большой, белокаменный и  золотистыми куполами дворец. Ничего подобного девочки в своей короткой жизни еще не видели.

Не раздумывая, они вошли в него и остановились, изумленные увиденным. Нет, не золото, не бриллианты были на стенах и потолках. Все было расписано талантливой рукой неизвестного воителя. Словно весь мир воплотился в его произведениях.

- Здравствуйте девочки. Вот вы и пришли ко мне в гости – услышали они голос Музы

- Здравствуй Муза, мы пришли посмотреть.

Появилась и сама Муза, такая же прекрасная, как прежде.

- Здесь собраны все копии картин, книг, статуй, которые когда-либо сотворили авторы. Вы у нас увидите много интересного. Здесь хранятся не только красивые вещи, но есть и ужасные. Поэтому, если увидите такое, бояться не нужно. А сейчас я вас познакомлю со своим главным помощником – Пегасом.

Из потолка храма, девочки этого даже и не заметили, появился белоснежный молодой конь с крыльями за спиной. Он медленно и грациозно опустился и предстал перед изумленными девочками.

- А он умеет говорить? – поинтересовалась Алена

- Конечно, он знает все языки, какие только существуют

- И вы тоже, Муза?

И я знаю много языков, наверное, больше других, мне так положено.

Девочки с любопытством рассматривали пегаса друга поэтов и писателей.

- А вы сможете нам показать что-нибудь интересное?- спросила Лиза его.

- Конечно. Один хороший поэт не знает, как лучше ему написать нужное людям стихотворение. Мы можем с вами побывать у него  и помочь ему

- Муза, отпусти нас с ним – попросила Алена хозяйку дворца.

- Отправляйтесь, посмотрите, только обязательно возвращайтесь – разрешила обрадованным девочкам Муза.

- Садитесь мне на спину, да крепче держитесь -  посоветовал Пегас. Роста он был невысокого и девочки быстро на него забрались, ухватившись за роскошную гриву.

- Держитесь крепче, мигом домчимся

- А куда мы едем? – спрашивает Алена

- Есть поэт Савелий. К нему и направимся.

Взмахнув своими крыльями, он плавно поднялся и понес девочек на своей сильной спине

- Уж очень он старается, но у него ничего хорошего не получается. Сплошное графоманство. Сами увидите – рассказывал им Пегас, помахивая крыльями.

- Как вокруг все красиво! – восторгалась Лиза с высоты полета

- Придет время, и вы будете жить в этом красивом мире, если захотите.

- Обязательно захотим! – восторгалась Алена от красоты увиденного.

Наконец приехали в домик Савелия. Жил он одиноким, весь отдавшийся в поэзию, которая была ему и за мать и за жену. В домике пусто, одни книги на книжных полках.

Но убогость не угнетала бедного поэта. Был он не от мира сего, высокий и худой, но всегда со светлыми, ясными глазами.

- Ведите себя тихо, не шумите – сказал Пегас. – нас он, конечно, не видит, но я с вами еще, ни кого не посещал, можете спугнуть

- Мы будем тихими, как мышки – пообещала Алена, затаив даже дыхание.

Поэт Савелий трудился, то подперев подбородок кулаком, то почесывая облысевший затылок, то быстро ходил по комнате, бормоча что-то себе под нос.

- Смотрите чудо – тихо сказал Пегас девочкам.

Он стал быстро-быстро взмахивать своими крылами, аж ветер загудел, как показалось девочкам

Остановился Савелий посреди комнаты, как вкопанный, приложил ладонь ко лбу и вдруг быстро сел за свой рабочий стол. Его перо так и замелькало по листу бумаги, ложа строчку за строчкой. Он все писал и писал, не останавливаясь

- Вот мы и сотворили свое главное дело, посетили достойного внимания творца, вскоре он  напишет такое стихотворение, что ему будут завидовать даже известные поэты – подвел итог своего визита Пегас, довольный своей работой.

Он притоптывал ногами, хлопал крыльями, выражая свое вдохновение. Смотрят девочки на такого красавца, не налюбуются.

- А сейчас отправимся к слепому поэту, живет такой в вашем городе, садитесь на меня.

И снова Алена с Лизой в прекрасном и недолгом полете, минуя, не останавливаясь то библиотеки, то огромные полки с  книгами.

- Прекрасный поэт Валерий. Но беда в том, что он слепой. Уже написал два сборника стихотворений, «Эхо любви» и «Осенний листопад». Очень лирические, даже мне понравились.

- Смотрите, а это кто нас догоняет? – громко вскрикнула Алена, показав на быстро летящего в ту же сторону чудовище.

Обернулся Пегас, посмотрел на летящего за ними и говорит:

- «Плагиат» - зовут это чудовище знающие искусство. Страшный зверь с двумя головами. Сладить с таким трудно – говорит им Пегас, который не однажды встречал его в небе искусства.

- Но я думаю, мы опередим его и вскоре будем у нашего Валерия. Держитесь крепче, лечу изо всех сил – и Пегас понесся так быстро, что девочки с трудом удерживались.

Но и Плагиат не отставал, вот-вот догонит. Потеть пришлось Пегасу, пока они обогнали это чудовище, и которое, отстав, совсем скрылось из виду.

- Вот и наш поэт. Колдует над третьей книгой стихотворений. Надо помочь ему дописать и дать название книги.

И тут случилось неожиданное. Пегас встал на колени перед слепым художником  слова и девочки услышали:

- Я преклоняюсь перед твоим талантом и упорством. Твори дальше, оставляю тебе свою частичку духа. Она поможет тебе написать и третью книгу о любви.

Он встал с коленей, встрепенулся и говорит: «Мы здесь больше не нужны. Он напишет все что задумал. А мы покидаем пока его»

Что и говорить, умел Пегас разговаривать с каждым и всяким, талант у него на это

- Возвращаемся к Музе, пора

Возвращались не спеша, внимательно глядя по сторонам, чтобы не пропустить интересное. А посмотреть было, на что и на кого. Промельками сотни лиц поэтов, писателей, древних и совсем юных.

- все мои знакомые, друзья, все меня знают, и я их хорошо знаю и помню

- Ну, вот и вернулись, а о я вас заждалась – встретила их Муза.

- Пегас, иди пока в стойло, отдохни, а я поговорю немного с девочками.

Уставший белокрылый конь с большим удовольствием удалился на отдых в стойло из мрамора и серебра.

- Если понадобишься, позову – крикнула Муза ему в вдогонку

- А вы девочки хотите увидеть моих юных наследниц?- спрашивает Муза Алену с Лизой.

Конечно, они с большой охотою согласились, все для них здесь было интересно.

- Идите за мной – пригласила их Муза.

Прошли они длинный коридор с дверями по сторонам и остановились у самой дальней двери.

Распахнула Муза створки дверей и девочки так и ахнули. Кружило хоровод несметное количество юных дев, одетых в платья, похожие на то, которое носила Муза. Да и все они были почти ее копией, только были слишком молоды.

- Вот здесь подрастает смена моя. Еще чуть-чуть подучатся и уйдут по своим дорогам. Очень уж они нужны людям – объяснила им Муза.

- А вы не хотите здесь остаться? Посмотрите как здесь все красиво – повела рукой вокруг себя Муза, показывая неописуемые красоты своего царства.

Девочки призадумались.

- Нет у меня таланта ни петь, ни рисовать, трудно мне здесь придется – подумала Алена и ответила:

- Нет, я не останусь здесь

- Есть у меня талант рисовать, хорошо пою и рукодельничаю – подумала Лиза и говорит

- Да я останусь, мне здесь очень нравится

- Ну и хорошо, ступай Лиза к своим новым подругам, там тебя и оденут, и начнется твое учение. А ты Алена ступай к Пегасу, он тебя довезет до твоего дома.

Так и поступили девочки. Словно заколдованные, одна пошла в одну сторону, вторая в другую, только и успела оглянуться Алена в уже закрывающуюся дверь. А Лиза уже танцует с юными новыми подругами, в таком же красивом наряде. Не по себе стало Алене, бегом она побежала к стойлу Пегаса.

- Милый Пегасик, увези меня скорее отсюда

- Хорошо Алена, вмиг доставлю, куда нужно тебе

- Довези до дуба, я скажу, когда остановиться

И помчался быстрокрылый конь по дороге, в сторону дома Алены и Лизы. Вот и дуб ветвистый у обочины.

- Стой, Пегасик, мы приехали, спасибо тебе

- Все кто на мне ездит, получают от меня подарок. Вот и тебе Алена от меня подарок – словно из ниоткуда в руках у Алены появилась скрипка в футляре.

- Я же не умею на ней играть

- Ничего, скоро научишься. Инструмент прекрасный и очаровательный.

И Пегас, развернувшись, быстро помчался в свое стойло.

Положила Алена скрипку под дубом, а сама быстро направилась к выходу.

Шла, шла и, пройдя, словно через мягкую стену, очутилась снова в комнате художницы Любы. В доме никого не было. Вышла Алена в раздумьях и печали, Лизы, лучшей ее подруги не было с ней.

- Что я скажу ее родителям – ужаснулась она. Но идти надо, и она направилась к дому, благо те жили неподалеку.

Двери открыла мама Лизы

- Здравствуй Алена, а где Лиза?

Она знала, что они были вместе с ней, Аленой.

Плача, Алена как могла, рассказала все, что с ними приключилось. Мама верила и не верила, но Лизы не было и нужно было что-то делать. Сняла она с шеи красивые бусы, подержала в руках, что-то нашептывая

- Вот тебе Алена бусы. Передашь их Лизе. Она и вспомнит о нас, что у нее есть свой дом с мамой.

Взяла Алена бусы и вернулась в домик художницы Любы. По-прежнему в нем было пусто и двери не заперты. Спрятала Алена бусы, заговоренные подальше в карман, зажмурила глаза и шагнула в картину. Долго шла по дороге от дуба до дворца, торопилась, любоваться красотами царства Музы было не досуг. Одна мысль в голове: - Лизу надо спасать.

Вошла во дворец, быстро прошла в зал с юными музами. Отыскала среди них бедную Лизу. Трудно было, все они были, как две капли, похожи друг на друга. Молча, протянула ей бусы матери. Смотрит на них Лиза, никак не признает. Но постепенно с ее глаз сошла отрешенность, и в них появилось осмысленное выражение. Чары Музы стали таять и постепенно исчезать.

- Лиза, тебя дома мама ждет-недождется, пошли отсюда, пока нас никто не видит.

Взяла Алена Лизу за руку и стала выводить из зала, протискиваясь между юных муз. Наконец они выбрались из зала, и собрались было уже направиться в сторону дома, как вдруг услышали громкий голос самой Музы.

- Это куда вы собрались, девочки? Ты же обещала Лиза остаться у меня на обучение и служение.

Остановились девочки. Не ожидали они встретить ее в этот момент. Стоят как вкопанные, слова молвить не могут.

- Прости меня, Муза. Не могу я остаться у тебя. Ждет меня дома мама, тоскую я по ней

- Не переживай Лиза. Не буду я тебя принуждать служить мне. Это дело добровольное и никого силой я не удерживаю у себя.

Отлегло от сердца у девочек, успокоились.

- Поезжайте домой. Довезет вам тройка лошадей, попрошу их с картины неизвестного художника.

Вскоре появилась тройка лошадей с бубенцами да расписными дугами. Ногами стучат, носами фырчат. Запряжены в расписной возок, а правит бравый ямщик с бородой.

- Садитесь девочки, быстро домчимся куда надо – пригласил он восторженных девочек.

И помчались они в сторону дома. Но тут произошло неожиданное для всех. Одно из колес возка зацепило одну из дверей в коридоре дворца Музы. Дверь была непростой, а хранилась за ней сказка «Али-баба и сорок разбойников». Очень серьезная и страшная сказка про шайку злодеев.

Оглянулись девочки назад и видят как из той двери, один за другим выскакивают страшные, бородатые разбойники с большими кривыми саблями. Впереди всех сам предводитель, Али-баба с черной повязкой на одном глазу да с кинжалом в руках.

- Что мы наделали, впустили в царство Музы разбойников – сокрушаются девочки случившемуся.

- Осторожнее правь дядя ямщик, а то еще откроется дверь с медведями, тогда уже наша Муза не простит – говорит Алена сидящему впереди на каблучке ямщику.

Молча, кивнул ямщик, да стал подгонять стремглав летящих коней, только гривы развиваются да стук копыт слышится

- Да, натворят бед эти разбойники и воры в царстве Музы пока их снова всех запрут за дверями – сокрушается Алена.

А разбойники не отстают, бегут с криками, ох как им нужны резвые кони, чтобы поскорее умчаться из царства Музы.

Вот и дуб, наконец, показался. Остановилась тройка, как вкапанная. Доставила девочек до места, как и велела Муза.

- Прощай дядя ямщик, прощайте кони, поезжайте в лес глухой, а то догонят вас раз0бойники

- Без вас не догонят – и вмиг умчались, только их и видели, только пыль из-под копыт и колес.

Взяла Алена под дубом скрипку, оставленную ею ранее.

- А сейчас идем домой Лиза, да побыстрее, а то догонят нас эти разбойники.

А те были уже совсем близко. Даже видны стили их потные, хищные лица.

Взяла Алена крепко за руку Лизу, и они быстро пошли к выходу. Они хорошо знали, что за дубом будет та стена, что разделяет царство Музы с  тем привычным миром, в котором они живут.

И они вышли из картины, оказавшись посреди комнаты.

- Здравствуйте. Вы откуда здесь появились? – услышали они знакомый голос художницы Любы.

- Из картины – говорит Алена и показала на ту, в которой они были. И тут она заметила, что на картине, возле дуба стоит кучка человечков, в которых она с большим трудом признала своих преследователей.

- Смотри, Лиза, вон они, разбойники, стоят около дуба.

Все дружно уставились на картину. Но маленькие человечки стали удаляться вглубь и вскоре превратились в маленькие, почти невидимые глазу точки.

- Пошли разбойничать в царство Музы, трудно ей придется с ними бороться, много их, да еще с саблями – переживает Алена.

- Ничего страшного, позовет Муза Илью Муромца да Алешу Поповича, вот они с ними и управятся – сделала заключение Лиза – снова запрет за тяжелую дверь.

- Давайте девочки присаживайтесь, нарисую я ваш портрет, где вы будете вдвоем – предложила им Люба. Давно девочки ходили к ней, все просили нарисовать их портреты.

 

 

 

Как лесоруб Афоня и кузнец Никола воевали с наследниками Соловья Разбойника

 

Тяжелые наступили времена для жителей окрестных деревень и даже городищ. Грабежи да разбои стали случаться чуть ил не каждый день. То караван купцов с товарами исчезнет в глухом лесу, то богатого слугу царева найдут мертвым на столбовой шляхте.

Но на убиенных никогда не находили ран колотых или резаных. Никто не мог понять, как были умерщвлены жертвы. Стали бояться люди ездить в гости друг к другу, а самое главное – торговля стала замирать. Роптали, роптали жители, да и решили провести общий сход селян.

Другого выхода не было, да и меры какие-то принимать надо, совсем распоясались эти грозные разбойники.

В назначенный час, в городке Еловске, собрались люди со всей округи. Народу было много, тьма – тьмущая. Всем хотелось принять участие в собрании, а то и высказать свое слово. Поднял руку местный князь Григорий. Утихла толпа, приготовилась слушать авторитетного человека.

-                     Мы собрались на это вече, чтобы решить, как нам быть с большим злом, которое нам чинят эти разбойники на больших дорогах. Может, кто из вас скажет, как нам быть? – спрашивает князь собравшихся.

Вышел из толпы солидный и уважаемый всеми торговый человек Кузьма. Сгинул недавно его родной брат в лесу дремучем от рук неизвестных злодеев.

И говорит Кузьма всему честному народу:

-                     Давайте отправим в леса наших стражников. Они люди служивые и военное дело им по плечу.

Поддержали люди Кузьму. Собрали всех стражников, человек десять набралось. Все молодцы, один другого здоровее да краше. Кольчугами обряженные, мечами опоясанные. А в колчанах стрел полно.

Строем да веселыми песнями покинул городище отряд защитников:

-                     Скоро вернемся с победой

-                     Мы этого разбойника вмиг скрутим.

С тем и скрылись за городскими стенами. Шло время своим чередом. Уж сменилось две луны, а заступников с вестями о поимке злодеев все нет и нет. Беспокоиться вновь стали жители. А разбои да грабежи как были, так и продолжаются. Нет управы на злодеев.

-                     Что делать? Как быть? – спрашивают друг друга жители.

Лесоруб Афоня был по делу у кузнеца Николы. Изготавливал тот ему топор справный. Знал мастер секреты изготовления из железа, покрепче булата они у него получались. Вот и разговорились, на слуху одна тема, о злодеях.

- Сгинули наши защитники, видимо, силен злодей – говорит Афоня.

-                     Не так силен, как коварен будет. Сладить с десятью молодцами не так просто – говорит Никола и спрашивает Афоню:

-                     Может нам с тобою попробовать одолеть злодеев? Ты парень справный, да и меня бог силой не обидел

-                     А что, дело говоришь Никола, у меня тоже силища, да топор имеется. И ты себе скуешь ладное оружие.

Задумался Никола, не простое это дело, покидать дом родной.

-                     Сегодня справлю себе палицу по своей руке, а завтра и отправимся. Да и с маманей надобно попрощаться.

-                     Дом мой далек, в лесу, можно мне у тебя остаться на ночь? – напросился Афоня к кузнецу.

-                     Мы всегда рады гостям.

Пришли они к вечеру в дом кузнеца.

Нес Никола на плече огромную палицу с острыми шипами, сам себе сковал. У Афонии топор отточенный да ладный, настоящий лесорубный. Встретили их мать Николы да его младшая сестра, Мария. До того красивая и стройная, что даже наш храбрый лесоруб голову потерял, слова вымолвить не может. Смотрит на диву широко открытыми глазами, не шелохнется.

-                     Это мама моя, а это сестра младшая, Марья – потупила взгляд красавица, понравился ей так же лесоруб Афоня.

-                     А это мой новый друг Афанасий – представил лесоруба своей семье Никола.

-                     Завтра пойдем на ворогов, что по лесам прячутся, да зло чинят людям – говорит матери кузнец – приготовь что-нибудь нам к утру в дорогу.

Попарились в русской баньке, покряхтели, квасу попили. Сил набрались, мышцы так и играли на их могучих руках.

Наутро  в путь собрались. Мать с сестрой Марьей проводили их, прослезились.

-                     Возвращайтесь поскорее живыми да здоровыми, ждать будем, молиться станем за вас

-                     Обязательно вернемся, как только победим злодеев – отвечали молодцы.

И отправились они в путь-дорогу дальнюю, в те места, где объявились разбойники.

-                     Кто же это разбойничает по дорогам? Соловья-разбойника уже давно Илья Муромец изловил, а Ветродуйную Голову и того круче, совсем уничтожили – говорит Афоня кузнецу – как ты думаешь, кто это может быть?

-                     Трудно сказать, кто стал наследником их ремесла. Вот когда придем на место, там и посмотрим.

Долго шли по дорогам чуть приметным, травою поросшим, малоезжими. Мимо лесов густых да дремучих, болот топких да терпких.

И вот на их пути показалась изба деревянная, большая с огромной трубой для печи. От древности на крыше мох зеленый вырос, а огородишко и того хуже, бурьяном да чертополохом порос. А про запоры на дверях и говорить не приходится, не было их ни с наружной стороны, ни внутри. На стук в дверь никто не вышел, вот и вошли самозванцами. Сильно устали в дороге, отдохнуть да покушать захотелось нашим молодцам. Внутри изба как изба, просторная деревенская. Только вот большой шесток у печи русской, да стоит на нем огромный чугунок.

-                     Кто такие будете? – слышат они голос старческий с печи. Видят, слазит с печи на лавку старая престарая бабушка, кряхтя и охая.

-                     Путники мы бабуля дальние нам бы отдохнуть да чайку хлебнуть – балагурит Афоня.

-                     Присаживайтесь к столу сынки, будет вам чаек да варенья туесок.

И стала угощать уставших прохожих чаем с малиновым вареньем.

-                     Нам бы немного поспать у вас

-                     Ложитесь на лавки сынки, отдохните, боярского ложа у меня и в помине нету.

-                     Ничего бабушка, мы  и на лавках поспим

-                     А как вас звать нам надобно?

-                     Зовите меня бабушкой Настей

-                     Спасибо за чай – поблагодарил Афоня хозяйку, и друзья улеглись по лавкам.

Вскоре раздался храп заливистый спящего Николы. Но не спал Афоня, мысли одолевали его всякие.

Слышит, что-то негромко у печи застукало. Приоткрыл не заметно один глаз и смотрит. Видит, как усаживается поудобнее в чугунок бабушка Настя. Что – то тихо проговорила и чугунок вместе с ней поднялся и исчез в трубе печной. Очень удивился Афоня такому обороту дела. Но подумал, что это ему пригрезилось. Он закрыл глаза и крепко уснул богатырским сном. День доспали, ночь проспали. Проснулись ранним утром следующего дня. Топор и палица на месте, у дверей стоят. Бабушка Настя по дому хлопочет, как ни в чем не бывало.

- Что соколики, проснулись

- Проснулись бабуля, проснулись

-                     Вставайте, чай утренний пить будем.

Говорит бабушка Настя друзьям за чаем.

-                     Дрова кончаются, а вы молоды да здоровы. Заготовьте немного дров. У вас вон и струмент имеется – и она показала в сторону оружия, стоящего у входных дверей.

-                     А я в лес схожу, грибов – ягод пособираю, самый сезон.

-                     Исполним бабуля, заготовим тебе дровишек – пообещал ей Афоня.

Взял Афоня свой топор, А Никола палицу и давай деревья заготавливать. Никола валит деревья своей огромной палицей, а Афоня рубит топором острым. Как только ушла в лес бабушка, Афоня решил вернуться в избу. Жгло его сильно любопытство по чугуну летающему.

-                     Ты здесь постучи для порядка, а я пойду в избу, чугунок, летающий, ой как нам нужен будет – говорит он Николе

-                     Я попробую взлететь на нем

Зашел Афоня в избу, рассматривает летающий чугунок. Ничего необычного в нем не нашел, самый обыкновенный. Но бабуля – то на нем летала!

-                     Дай попробую, авось получится – сел он в него, также как и бабушка, Настя и говорит:

-                     Чугунок, чугунок, подними меня чуток

Запрыгал, заскакал чугунок, да и свалился с шестка на пол вместе с Афоней. Лежит он на полу, ушибленные места потирает.

Зашел Никола в избу, услыхавши шум и стук. Видит такое дело, рассмеялся.

-                     Вставай, летающий витязь, а то скоро бабушка Настя вернется.

С большим трудом Афоня с Николой подняли и поставили на прежнее место летательный аппарат с бабушкиным секретом. А тут и она в дверях.

-                     Спасибо, соколики за дрова, угощу грибками жаренными, много их нонче в лесу.

Вкусные грибы у бабули, кушают друзья, аж за ушами потрескивает. Хвалят – не нахвалятся искусную повариху

-                     А что бабушка Настя в чугунке ничего не варишь, не кипятишь-то? – спрашивает Афоня

-                     А это мой конь, когда надобно долече добираться, поблизости-то без него обхожусь

-                     А можно нам покататься на нем? – не унимался с расспросами Афоня.

-                     Он только меня и слушается, строптивый уж больно, да и разговаривать с ним нужно умеючи

-                     А двоих он может поднять?

-                     Приходилось и двоих, всякое бывало.

И тут бабушка Настя поняла, что за молодцы у нее поселились.

-                     Уж не воевать ли с детками Соловья Разбойника вы собрались?

-                     А как вы догадались, мы про то не говорили

-                     Да по оружию вашему, вон какая дубища, да топорище, страсть, какая

-                     С ними бабушка злодеями, с ними. А сколько их у него, сыновей-то? – спрашивает ее Афоня, обрадованный тем, что напали на верный след.

-                     Да три сына осталось: младший – Пискун, средний – Верещун, да старший – Басун.

Ох, грозные да разбойные детки повырастали. Нет честному люду от них проходу, грабят да плен берут, а кто сопротивляется того убивают.

Призадумались Афоня с Николой, узнав кто такие грозные разбойники.

-                     Как с ними совладать нам – спрашивает Афоня бабушку Настю – может быть, какие секреты у вас есть?

-                     Сама соколики, не знаю, как их одолеть, а есть у меня старый друг, так тот про все знает. У него и надобно будет спросить

-                     А где живет твой друг, поблизости никого нет.

-                     У меня, на что чугунок имеется?

-                     Так может, отправимся к нему?

-                     Давайте съездим, давно у него в гостях не была. Только мы вдвоем отправимся, троих он не поднимет.

Сели Афоня с бабушкой Настей в чугунок, приготовились лететь.

-                     А ты соколик – говорит она Николе – пока мы в отъезде, дом поправь, вишь покосился как.

-                     Хорошо, все сделаю. Счастливого пути

-                     А ну чугунок-дружок, поднимайся – говорит бабуля и оттолкнулась от шестка деревянной лопатой, которой сажают в печь хлеба. Труба печная большой была, вмиг пронеслись и оказались над вершинами деревьев.

-                     Как здорово! – восторгался Афоня

-                     Держись крепче, сейчас полетим. А ну чугунок, поезжай, где живет мой дружок – да и стукнула легонько чугунок своей лопатой, словно наездник лошадь.

Понесся стремглав чугунок в сторону глухого леса. Бабушка Настя ловко правила лопатой, направляя стопы в знакомую, только ей, сторону. У Афонии от страха сердце замерло, сидит не шелохнется. Быстро пронеслись леса и доли, завис чугунок над домиком, что стоял на берегу небольшой речки.

-                     Вот туточки и живот мой милый дружок – говорит бабушка Настя – а ну, чугунок, заезжай на хозяйский шесток.

Опустились они по трубе в дом нового хозяина, только шесток загремел.

-                     Но, потише, иш строптивый какой – бранится бабушка – что-то никто нас не встречает.

Дом оказался пустым.

-                     В лес подался за ягодами, сезон самый.

Разожгли пузатый медный самовар, отыскали угощения, сидят чаевничают.

-                     А как звать – величать хозяина-то?

-                     Кто Лешим зовет, а кто Лешей, кому как вздумается

А тут и хозяин в двери с корзиной полной красных ягод. Седая бородища до пояса, глаза живые да лукаво смотрят

-                     Здравствуйте гости долгожданные

-                     И мы тебе того же желаем, садись с нами, попей чайку с устатку.

Сидят, чай распивают, угощенья расхваливают.

-                     А не подскажешь ли нм мил дружок, как совладать с сынами Соловья Разбойника? Вот добры молодцы пришли воевать с ним – спрашивает бабушка у своего дружка. Знала она, что умен сильно ее дружек, не однажды помогал ей.

-                     Трудное это дело, не один молодец сгинул. Никто не может стоять супротив их свисту. Так и падают, чуть ли не замертво, как засвистит разбойник, долго потом приходит в себя. Намедни десятерых молодцев сразу полонил злодей.

Горько стало на душе у Афонии. Были те воители из их родного селения.

-                     Может секрет, какой есть, чтобы их одолеть? – спрашивает он хозяина.

Задумался тот, в затылке почесал, и говорит:

-                     Есть одна хитрость, только трудное это дело будет

-                     Говори как есть, а уж мы то постарается

-                     Нужно изготовить три больших кувшина из глины заговоренной, один другого больше. Один по пояс, второй по горло, а третий в рост человеческий. Когда обжигать будете кувшины, меня пригласите. Здесь особая работа будет, тонкая

Рад был Афоня такому обороту дела.

-                     А где такая глина водится?

-                     А она неподалече от Настиной избушки, покажет вам, где копать, она вам ее и заговорит – говорит Леший, и лукаво улыбается своими хитрыми глазами. Поблагодарили гостеприимного хозяина за чай да совет. С тем и вернулись обратно в избу бабушкину.

А изба стоит ровно, подправленная Николой, совсем не похожа на ту, что была ранее.

-                     Ну, вот и вы помогли, мне-то одной не под силу – довольна бабушка Настя.

-                     Пойдемте в яр, покажу, где глину брать будете – пригласила она молодцев. Они дружно, взяв лопаты, отправились зачинать дело. Знала бабушка, где глина водится в тех местах. Печку то править приходилось не однажды за долгую жизнь. Показала бабушка место, где копать надобно. Долго стояла, что-то нашептывая тихонечко да бросая соль через левое плечо.

-                     Ну, вот и готова глинка, можете взять, сколько вам надобно. Носите глину к дому моему, там и вода и корытце имеются.

Три дня и три ночи подряд трудились Афанасий с Николой, не спали, почто не ели. На исходе третьего дня стояли три желтых красавца, точь в точь как советовал изготовить дед Леший.

Поутру прибыл он сам, как и обещал. Появился из ниоткуда, словно всегда здесь находился, все такой же, с лукавой усмешкой.

-                     Ну, молодцы, показывайте что сотворили? – понравились кувшины деду, бороду поглаживает.

-                     Разводите три кострища и ставьте на них кувшины, силу давать им будем.

Нарубил Афоня дров поболе, из камней выложили подставки для кувшинов, и запалили три больших кострища.

Обошел все три кувшина Леший наговорил в них силу нужную, одному ему известную. В каждый кувшин напоследок бросил по щепотки белой соли.

Прогорели дрова, кувшины коричневыми стали, прочными. Постучал дедок по каждому, прислушался к звону.

-                     В самый раз будут. А теперь послушайте, как обхитрить разбойников.

Внимательно слушают лесоруб с кузнецом деда, ни одного слова не пропустят.

-                     Стоит град разбойников на пересечении трех дорог: Киевской, Черниговской, да Муромской. Курсом называется их змеиный городище. На Черниговской озорует младший брат – Пискун, на Муромской козни чинит средний – Верещун, а на Киевской, самый грозный, старший брат – Басун.

-                     Завтра по Черниговской дороге пойдет обоз купеческий, как раз мимо Курского городища. Вам надобно уговорить старшего, чтобы одну телегу освободили и завернули в нашу сторону. Погрузите в нее все три кувшина и сами садитесь. Да поезжайте с обозом. Ничего не бойтесь. Как настанет момент подходящий, вяжите злодея и садите в кувшин самый малый. А потом ждите второго и третьего, они быстро прибегут, как прознают, что брат не воротился. Да не забудьте, одет шапки-ушанки. Уж больно жутко да громко свистят разбойники.

Так же как и появился, незаметно исчез дед Леший, словно его и не было.

-                     Будут вам каждому по шапке-ушанке, за ночь успею справить – пообещала друзьям бабушка Настя.

Спать друзья улеглись пораньше, сил поднабраться, дело-то предстояло серьезное. Как обычно не засыпал сразу Афоня, долго ворочался с боку на бок. Видит тут чудное дело. Пауки паутину ткут по углам, мыши из них нитки сплетают разноцветные. А на лавке две девицы сидят, шапки вяжут, то песни поют, то женихам косточки перемывают. Так и уснул, не поняв, что происходит в доме.

Снилась ему Марья в наряде красном, как они с ней идут по лугу, поросшему цветами, а на голове у нее венок из этих цветов. Любуется ею Афоня, радость светится на его лице.

Проснулись рано поутру, дел предстояло сделать много, вот долго и не спалось. Бабушка Настя уж и блинов напекла к столу:

- Садитесь, соколики завтракать – вкусные блины, что и говорить, большая мастерица их выпекала.

А на лавке две новехонькие шапки-ушанки лежат, своих хозяев дожидаются.

Вышли на Черниговскую дорогу Афоня с Николой, ждут обоз с купеческими товарами. К обеденному времени и он появился. Много товару он вез, дорогих да заморских. Остановили коней передних и говорят купцам:

-                     В скорости места пойдут, где злодеи орудуют, грабят, убивают люд торговый. Помогите нам справиться с ними, дайте телегу пустую, разгрузите с нее товары – слышали и ранее торговые люди, что злобствуют в тутошних местах коварные сыны Соловья Разбойника.

-                     Берите телегу с лошадью, а что делать нам?

-                     Ждите нас, мы вскоре подъедем к вам.

Вернулись к дому бабушки Насти на телеге, да и погрузили в нее все три кувшина. Вынесла им бабушка Настя шапки-ушанки.

-                     Оденьте их соколики, Леший понапрасну не скажет.

И вот едет обоз купеческий в сторону Курского городища, в места страшные да опасные. Вокруг лес густой да темный растет, еще страшней от того становиться.

Афоня с Николой на своей телеге впереди обоза едут. Вот-вот должен появиться разбойник, городище Курский уже хорошо виден меж деревьев. Кони уши навострили, фыркают. Чуют подстерегающую опасность, беспокоятся.

Впереди, прямо посреди дороги появился маленький человечек, по-пояс росту будет. Губы тонкие, нос узок да длинный. Уши большие, безобразные, торчат по сторонам. Затолкал он в рот четыре пальца и давай щеки надувать. Большие они у него стали, словно две тыквы. Да как засвистит тонким писком, аж до печенки достает его свист. Попадали все люди в обозе, лежат не двигаются.

Но не коснулся свист Афоню и Николу, шапки ушанки помогли. Да и кувшины звук в себя вбирают. Около низ звук совсем не слышен.

- Давай притворимся, будто и мы лежит оглушенные – говорит Афоня своему другу. Закрыв глаза, они прилегли на телеге. Лошади в обозе тоже попадали, то ли со страху, то ли от боли. Хватило одного раза свистнуть Соловью-Пискуну, как все попадали. Идет тот меж возов, добычу оглядывает,  товары, меха подсчитывает.

Подошло время, встать с телеги. Взяли они каждый свое оружие, Афоня топор, а Никола палицу и вышли на встречу разбойнику. Удивился тот, никогда ранее  такого не случалось. Снова раздул щеки, да свистнул своим писклявым свистом понову. Ничего не получается у злодея, как ни старается. Подошли они по быстрому к нему, ухватил его Афоня за ворот и, приподняв от земли, встряхнул легонько. Запищал, заорал неприступный и грозный разбойник.

- Сади его в кувшин малый – говорит Никола. Втолкали его в кувшин, кое как протиснулся. Не дается все, брыкается.

- Вот и ладненько получилось, закрываем его крышкой – говорит Афоня.

- Давай подождем, скоро должен средний брат подойти, брата своего младшего выручать.

Не долго ждать пришлось брата среднего, Соловья Верещуна. Выбрался он из городища и вскоре появился, во всей совей красе перед друзьями. Роста он был больше своего младшего брата и вида более устрашающего. На голове плешины – лысины. Рот широк да губастый. Уши, поросшие растительностью, торчали безобразно по сторонам. Щеки, толстые да красные были украшением его ужасного лица.

Увидел он Афоню с Николой, не испугался, знал злодей свою силу. Надул свои красные огромные щеки, да как засвистит – заверещит на всю округу. Но невдомек ему о том, что кувшины ловят его свист в свое нутро, там он и гаснет. А шапки-ушанки крепко помогают Афоне  с Николой. Как ни старался Соловей-Верещун, ничего у него не получилось. Вскоре и он оказался в кувшине  средних размеров.

Чуть дольше, чем брата среднего поджидали брата старшего, самого грозного и сильного свистуна. Чего и  говорить, не много побаивались Афоня с Николой.

- Не робей, Никола, держи свою палицу наготове – подбадривает друга Афоня.

Издали стал, виден старший брат Соловей-Басун. Чем ближе подходил, тем страшен, становилось друзьям, тем крепче сжимали они рукояти своего оружия грозного.

Подошел поближе, смотрит своими круглыми глазищами, из-под мохнатых бровей. Нос широкий, раздувается. Рот почти до ушей, все кривляется. Раздул свои огромные щеки, три тыквы поместятся, да как загудит – забасит на всю округу. Аж земля и телега с кувшинами затряслись,  заскрипели. Хоть и трудно, но брать злодея в полон нужно. Бросились Афоня с Николой на злодея, другого выхода не было. Никола своей палицей стал обихаживать Басуна по бокам да спине. Схватил его Афоня, да повалил на землю, силен был лесоруб. Скрутили они Соловья-Басуна, повязали. Кое-как втащили в телегу, да затолкали в большой кувшин здоровяка. Как только управились, откуда не возьмись, появился деде Леший, как будто никуда и не уходил.

- Молодцы ребятки, крепко помогли всему честному люду в округе. А то не знали как с ними сладать – похвалил он друзей.

- А как нам поступить с ними? – спрашивает Афоня у Лешего, показав на кувшины.

- Везите в городище Курское, там и суд над ними учините – советует им Леший – я тоже послушаю.

Подождали пока люди обозные придут в себя. Долго это было, крепко оглушили их братья разбойники. Одно радует, что не ограбили, да в полон не взяли. Вскоре и в городище въезжали всем обозом, как и велел дед Леший. Встал Афоня на телегу и громко кричит:

- Все на суд над братьями разбойниками, судить будем злодеев.

Так и доехали, громко крича, до самого лобного места. Собралось народу, видимо, не видимо, все кто мог, тот пришел. Всякому хотелось осудить злодеев, много зла они принесли каждому из них. Поднял руку Никола, притихли собравшиеся

- Не будут отныне Соловьи разбойники грабить да убивать. Выпустите всех взятых в полон, из ям да загонов. Отныне будут они вольными людьми. Каждый житель волен выбирать, оставаться ему в городище или покинуть его, никто не будет супротив.

Возликовали люди, возрадовались, сказанному.

- Старая власть окончилась, вам надобно избрать новую, своего князя. Кого предложите, то им и станет.

Наступила тишина, каждый думал, как поступить.

- А чего долго думать, тебя Николай и изберем, правильно я говорю, люди?

И тут все закричали:

- Пускай будет Николай. Согласные мы все

- Давай Николай бери бразды правления.

Все были согласны избрать Николая. Взглянул Николай в сторону того, кто назвал его имя. И узнал в нем деда Лешего. Только выглядел он не много по-другому, как все жители, простолюдины. Но его лукавые глаза сразу признал. Делать нечего, нужно соглашаться.

- Согласен я пока, а потом видно будет. Что делать будем с злодеями, братьями разбойниками? – спрашивает он собравшихся.

-Много ими душ невинных загублено, семей разлучено с родными да близкими – трудный вопрос задал Никола, жил страх еще среди них перед братьями.

- Не бойтесь больше их, вот они все трое в кувшинах сидят, никуда не денутся – успокаивает их Афоня.

- Надобно поступить так, чтобы это зло никогда не появлялось в наших местах, да и в других тоже.

- Сжечь злодеев

- В землю закопать всех

Водой з0алить кувшины.

Послышались робкие голоса с предложениями. Все знали, что отпускать из ни как больше нельзя, много бед натворят в отместку.

- Все в вашей воле, как скажите, так и поступим.

Вышел из круга волнующихся людей мужичок, на Лешего похожий.

- Негоже нам, людям, зло чинить, мы-то с вами не разбойники будем. Да и силища у них большая, зачем ее понапрасну губить. Давайте поставим их мельницы ветряные крутить, построим подальше от городища, каждому свою. За то жизнь сохраним да кормить будем.

Понравилась речь людям, все как один согласились с таким делом. Стали жить Афоня с Николой во дворце братьев Соловьев разбойников, дела в городище налаживать хозяйские. А братьев за городом пристроили около мельниц ветряных, отстроили каждому свою. Пшеницу в муку перемеливают, хорошо это у них получается.

А Афоня в Еловск съездил, Марью, сестру Николы привез. Свадьбу веселую сыграли. И стали они жить поживать в городе новом, что Курском называется и поныне. А мужичок тот, что на Лешего был похож, стал у них главным думным дядькой, уважаемым в городе человеком.

 

 

 

 

 

ЛЕША

Старым стал дед Лешак. Так его звали во всей округе. Умирал тяжело, много в нем было жизненных сил. Не хотели они покидать старое тело, уютно им там было, да и обжились за долгое пребывание.

Пришлось даже его внуку, которого все звали Леша, разбирать потолок и вытаскивать три доски. Только тогда силы старого Лешего стали покидать его бренное тело.

Подозвал он к себе еще юного внука и говорит ему:

Ухожу я в мир иной. Дай мне руку – протянул Леша ему руку, грех не исполнить последнее желание умирающего деда.

- Отныне все мое умение переходит к тебе. Ты станешь очень умным и сильным духом. Смотри, не загордись, грех это великий, уйдет от тебя умение – прикрыл глаза дед от такой длинной речи. Передохнув, проговорил.

- Прощай Леша. Не живи один, как я, бобылем.

И умер дед  с последним наказом внуку о женитьбе. Закрыл глаза внук деду и остался один одинешенек на этом белом свете.

Схоронил деда, помогли с похоронами добрые люди. Все в округе знали и уважали деда Лешака. А помочь в беде издревле считалось на Руси святым делом, кто, чем мог, тем  и помогал.

Сидит дома Леша, по дедушке горюет, печалится. Видит, въезжают во двор три всадника на лошадях красивых, с уздечками золочеными.

- Здесь живет дед Лешак? – громко спрашивает один из них.

Вышел из дому Леша.

- Умер дед Лешак, девять ден как схоронили его – отвечает им внук – а зачем он вам надобен?

- Заболел наш князь болезнью смертной, никто вылечить не может. Говорили, только дед Лешак сможет справиться с той болезнью.

- Я могу за деда помочь князю вашему – знал Леша, передал силу свою дед ему.

- Смотри, умрет князь, казнить тебя будут, вместе с ним и похоронят.

Но чувствовал Леша в себе силу, знал, что сможет вылечить князя от любой хвори.

- Согласен и так.

- Жди, приедут завтра за тобою.

И уехали в свою вотчину обрадовать князя, что отыскали ему нужного лекаря.

Собрал Леша в котомку трав, кореньев сушеных, какие надобно. Доставила его тройка коней в вотчину княжескую в самую столицу ее, град Ивановский. Не дом, а целый дворец у князя, все постройки белокаменные, мрамором отделанные. Великие мастера и зодчие их строили.

Челядь кругом, услужить стараются. Подхватили тройку коней под уздцы, в конюшню повели. А Лешу в палаты князя провели провожатые. Двери той палаты, где была спальня, распахнулись, и оттуда девушка вышла, красоты необычной. Только раз взглянули они друг на друга, только раз их взгляды встретились, и они поняли, что полюбили друг друга. Екнуло сердце у Леши, никогда такого ранее с ним не случалось.

С первого взгляда покорила его синеокая красавица, и сама утонула в омуте Лешиных глаз.

- Жаль что она княжна, а в простой лекарь – с горечью подумал Леша. Но дальше размышлять у него не было времени, он перешагнул порог и очутился в покоях князя.

Взглянув на лежащего князя, Леша сразу понял, отчего тот заболел. Много завистников было у князя, вот и навели порчу. Да такую сильную, что вот-вот покинут последние силы бренное тело князя и тот умрет. Слишком крут князь, много зла сделал ближним, потому так и случилось. Но невдомек князю, отчего болезнь его приключилась.

Видит невидимое Леша. Уходила сила из сердца его буйного, необузданного. Закрыл он руками своими волшебными ту дыру черную, точащую. Дал князю отвару бодрящего. Ожил князь, с постели встал.

- Почаще в церковь ходить вам батюшка надобно – смиренно советует князю Леша.

Догадался Леша про причины хвори княжеской. Оставил травки, душистой мяты поболее, чтобы князь поспокойнее был, чтобы строптивость его отошла от него.

Зашла в палату дочь князя, справиться о его здоровье.

- А вот и Марьюшка моя - встречает дочь счастливый князь

- Батюшка, да Вы совсем здоровы!

- Здоров доченька, здоров. Вот юноша постарался, вылечил. А как имя твое?

- Леша, имя мое – отвечает лекарь

- Странное имя у тебя, но красивое – говорит Марья, внимательно глядя на Лешу.

- Батюшка, разреши мне проводить Лешу до дому его, сразу и оборочусь с ямщиком – ничего плохого не видит князь, в этом, отказать дочери своей любимой не желает.

- Поезжай, погляди да оборачивайся по-скорому – разрешил князь своей единственной дочери.

- Пойдем Леша, на конях доедем до дому твоего

- Постой доченька, отблагодарить мне его надобно, вылечил он меня от хвори – задумался князь на минутку.

- Вот что, оставишь себе коня от той тройки, что вас повезет. Воротитесь на паре – говорит князь дочери своей.

- Спасибо князь – батюшка – признателен вам очень, лошадь мне как раз кстати – поблагодарил Леша хозяина дворца за такой щедрый подарок.

Лихо мчалась тройка каурых лошадей, запряженных в княжескую карету. Звенели звонко бубенцы, снимали шапки и кланялись до земли встречные крестьяне. Уважали и побаивались крутого князя Ивановского. На полях рожь поспевала, отливая своей желтизной, готовились люди к жатве осенней. Леша и Марья сидели напротив друг друга, самые счастливые на всем белом свете.

Не замечали они, как тряслась карета по мосткам бревенчатым, да дороге каменистой. Не заметили, как подъехали к дому Леши. Пора настала расставаться, но не хотят этого оба.

- Что придумать, чтобы хоть на часок – другой побыть у Леши – думает Марья.

Достала полтину и подает ее ямщику.

- Возьми дружок, колесо почини, да оси смажь.

Понял все ямщик, улыбнулся, но полтину взял. Выпряг он коня обещанного и отдал Леше вместе с уздечкой золоченой.

Показал Леша Марье свои самые красивые места, что ему самому нравились. И на речке побывали, где он рыбу ловил и в лесу, где ягоды да грибы собирал. Зашли и в дом Леши. Осмотрела княжна – красавица хоромы лекаря, ничего не сказала, только чему-то себе улыбнулась.

- Пора и в путь обратный, заждались там нас – говорит ямщик, томящийся от безделья.

- Пора – говорит Марья. А самой так не хочется возвращаться. Но что поделаешь, возвращаться надобно. Была Марья смелой девушкой, на прощанье поцеловала Лешу. Обомлел тот от счастья такого. Долго стоял Леша у дома своего, пока не скрылась из глаз карета, увозящая частичку его души.

- Ну что, гнедой, остались мы с тобой одни – говорит Леша коню своему. Заржал конь, словно понял о чем ему говорят.

- Буду звать тебя Каурый отныне – закивал головой конь, все понимало животное, одно только, говорить не умело. Построил Леша коню своему новую конюшню и стали они с ним настоящими друзьями.

На беду, по соседству с Ивановским княжеством стояло княжество Хапуговское. Замыслил князь Хапуг присоединить соседнее княжество к своему и стать одним, великим князем.

Собрал совет из бояр достойных да советников умных. Сидят в полатях, думу думают крепкую. Бороды свои да затылки почесывают.

Долго думали, кто силой военной предлагал захватить, кто хитростью да коварством. Но нашелся один умный, кто церковью правил.

- У князя Ивановского дочка Марья есть не выданье, а у тебя сын Профан. Оженить их надобно, а потом потихоньку и княжество прибрать, как вхожи туда будем.

Всем понравилось умное решение человека божьего. Решили так и поступить.

Позвал князь сына своего, Профана, и говорит ему

- Пора тебе жениться сынок, большой уже вырос. У соседа, князя Ивановского, дочка Марья, красивая говорят все в округе. Возьмешь подарки богатые да поезжай к ней свататься. А потом уж и мы приедем, свадьбу сыграем.

Не раздумывал долго Профан, перечить воле батюшки не стал и тут же согласился.

Запрягли карету в тройку лошадей быстрых да красивых. Наложили сундуки с подарками заморскими, дорогими. Сам вырядился Профан, словно павлин царский. Посадил в карету сваху, самую лучшую в их граде, да и отправился в княжество Ивановское невесту сватать.

 

Беспокойно на душе у Леши. Чует его сердце, что неладное что-то затевается, беда грозит ему. Хорошо, что вспомнил, что дед его Леший, когда ему было трудно, исчезал на несколько дней из дому. Спрашивал опосля у него Леша:

- Дед, где ты так долго был, я уже соскучился по тебе

- К бабке Акулине ходил, хворь да печаль изгонял, а что так долго, знать не близко она живот в деревне Лыково.

Сел Леша на Каурого и направился в ту деревню на поиски Акулины.

На лошади пришлось не долго добираться, не то, что идти пешком, как дед. Нашел, наконец, ту деревеньку,  а там уж и Акулину сыскать было нетрудно.

- Ну что дружок, по невесте занемог? – сразу, с порога встретила его бабка Акулина, древняя-предревняя старуха. Сколько ей в ту пору было годков, она и сама не знала, счет им давно потеряла.

- Здравствуйте, хозяева добрые – поздоровался Леша - А как вы угадали, что по невесте?

Я все знаю, что вокруг деется, а про тебя и подавно. Рассказывал Лешак про внука своего.

- Чувствую, что неладное что-то затевается, нельзя бы узнать, что?

Просит Леша бабку Акулину помочь ему в его горе.

- Помогу по старой дружбе с дедом твоим, шибко хороший был человек – согласилась бабка – присаживайся пока, чайку попей с дороги дальней, чай не близко живешь-то.

Не прочь Леша и чаю попить с бабкиным вареньем, устал с дороги.

А бабушка тем временем дедом занялась. Налила полный горшок воды, жаровик запалила и поставила рядом с ним. Смотрит в горшок, что – то шепчет себе под нос, ахает да охает потихоньку.

Вскоре и говорит Леше.

- Марья – то дочка князя, невеста на выданье. Едет к ней сын князя Хапровского свататься. Как знать, может уговорить князя Ивановского, подарки уж сильно богатые.

Забеспокоился Леша, задумался крепко.

- А как сделать, чтобы не посватался сын князя?

- Подумать надобно будет. Времечко еще есть, сын-то Хапуговский Толечка выехал из дому.

Пили они чай вдвоем, деда Лешего вспоминали.

- Придумала я как нам быть – вдруг говорит бабка Акулина.

- Обведем вокруг пальца этого Профана. Подправь телегу, что стоит в моем дворе да запрягай своего гнедого в нее. Поедем с тобою на встречу жениху.

Поначалу ничего не понял Леша, но телегу отремонтировал, отыскал в старом амбаре сбрую, да и впряг своего Каурого. Покормил, попоил водичкой теплой коня, да и выехали они с бабкой Акулиной. Знала та, куда ехать надобно. Вскоре они и на большой дороге были, езжей.

- Вот эта дороженька и есть, едет по ней Профан. Остановись кА дружок вон на том мосточке, там мы его поджидать станем.

Ждут они на старом мосточке через речушку карету жениха, разговаривают.

- Ты Леша ничему не удивляйся, если увидишь или услышишь что не так. Все делай так, как я тебе буду говорить. Накину я на него чары свои, да и на помощников его заодно.

- Хорошо бабушка Акулина, будь по твоему, может у тебя уму – разуму научусь

- Всему свое время голубок, сяк овощ в сове время созревает.

Недолго ждать пришлось карету Профана. Показалась она вдалеке, только клубы пыли завивают, торопится сын княжеский.

- Ставь телегу с конем поперек дороги – говорит бабка Акулина, а сама сходит с телеги и направляется навстречу подъезжающей карете

- Да держи коня покрепче под уздцы.

 

Быстро мчится карета с Профаном. Доволен сын княжеский, женихом уже себя считает. Кто же устоит супротив таких подарков, целое состояние стоят они. Видит издали, что какая-то женщина стоит на дороге. Подъехали поближе, остановил кучер карету, на самой дороге стояла женщина. Вышел Профан из кареты, да и хотел было уже закричать на ту женщину. Но как только взглянул на нее, помутилось как-то у него в голове, все видеть и слышать по-иному стал. Видит, стоит на дороге девушка юная, да такой красоты, отродясь Профан не видывал в краях своих. Сразу и влюбился в нее без памяти.

Стоит, раскрыв рот, слова вымолвить, не может.

- Помоги моему горю, молодец – говорит красавица

- Что приключилось то с вами? – спрашивает он ее.

- Да колесо провалилось на мосточке, даже карету нашу развернуло – смотрит Профан, правда, стоит карета на мосточке, боком смотрит на него.

- Давайте я помогу вам – предлагает он. А Акулине только того и надо. Поняла она, что чары ее действуют на Профана.

Подошел Профан к телеге, ухватился за колесо.

- Эй, кучер, подморгни доброму молодцу, говорит Акулина Леше.

Взялся тат за второе колесо, подалась телега немного вверх, приподнялась.

- А как зовут тебя красавица, куда едете? – спрашивает Профан.

- Марьей зовут меня, а еду я домой к батюшке своему, князю Ивановскому. Несказанно обрадовался Профан.

- Вот как мне здорово повезло! Садись в мою карету Марьюшка еду я как раз в ваше княжество, вместе поедем далее. А твоя карета пускай позади нас поезжает – предлагает он Акулине. А той только того и надо.

- Как с таким молодцем не проехать очень даже рада – подыгрывает ему Акулина – езжай кучер следом за нами, я поеду с этим красавцем.

Доволен Профан, радость распирает его грудь оттого, что его так нахваливают.

Сели они в карету, накинула Акулина свои чары и на сваху, разноряженную веселую бабенку с красными щеками.

- Кто ты будешь такая красавица – спрашивает она Акулину, не угадав подвоха.

- Дочь князя Ивановского – отвечает Акулина

- Как нам повезло - то. А мы и направляется как раз  в ваш град с поручением от князя Хапуговского. У вас товар, у нас купец, вот сидит молодец – начала сваха потихоньку свататься.

- А что, красивый да ладный. Мне бы как раз был хорошим женихом, а можно и того больше, замуж сразу бы выйти за него – говорит Акулина, а сама играючи прижимается к нему. Разомлел сын князя, совсем обалдел от такого счастья, нежданно – негаданно свалившегося на него. При подъезде к городу, он уже был так влюблен в Акулину, что был готов предложить руку и сердце сиюминутно.

- А скажи при всем честном народе, что любишь только меня, тогда и замуж за тебя пойду – говорит ему Акулина. Совсем потерял голову Профан.

- Так и сделаю, Марьюшка моя – одел он на шею Акулины ожерелье жемчужное, самое дорогое.

- Вот тебе мой подарок Марьюшка

- Спасибо милый мой за такой подарок, красивое уж очень ожерелье.

Въезжают они в город Ивановский. Напомнила ему Акулина про обещание.

- Не забудь при всем честном народе сказать, что любишь только меня, да чтоб батюшка мой про то слышал

- Все исполню по – твоему.

Вот и дворец княжеский, встречают люди карету гостя дальнего. Вышел и сам князь с дочкой Марьей встречать гостей.

Видят, выходит из кареты Профан, сваха разноряженная, да и древняя старуха. Не одела чары на других то людей Акулина, не нужно ей этого было.

Подошел Профан к князю. А народу да челяди собралось премного, всем любопытно, и говорит громко.

- Князь батюшка, честной народ. Сильно, больше жизни люблю я это девушку! – и показывает на Акулину – Предлагаю ей свою руку и сердце.

И приложив руку к груди, Профан поклонился князю.

Смотрят все с недоумением, то на Профана, то на Акулину. Никто и ничего понять не может. Кто-то тихонько хихикнул, а потом раздался громкий смех.

Смеялись все и стар и мал и князь с прислугой. Долго хохотали, аж животы подорвали.

Ничего Профан понять не может, над, чем народ потешается.

Оглянулся, а Акулины уж и след простыл.

- Дочка моя Марья, вот она, рядом со мной стоит – говорит ему князь.

Но не мила она ему уже, другую успел полюбить. Вспыхнул краской алой на лице, сын княжеский, в ярость пришел за насмешку над ним. Слишком гордым был Профан, чтобы позволить другим так шутить да надсмехаться над ним.

-  Ну, погодите у меня, придет и мой черед смеяться над вами – с угрозой произнес Профан. Они быстро сели со свахой в свою карету и направились обратно к своему дому, княжеству Хапуговскому. Неслась его карета по горам да долам, только кучер, знай себе, нахлестывал кнутом лошадей.

- Уезжать нам с тобой отсюда надобно, да поскоренькому. Одумается князь, какого богатого жениха упустил, несдобровать нам. Крутой у него характер – говорит бабка Акулина Леше, подсев к нему на телегу

- Гони – погоняй Леша, пока домой отправимся, а там видно будет.

С тем и вернулись по своим домам. Прискакал обратно Профан в вотчину свою, княжество Хапуговское. Встречал его отец у ворот и спрашивает:

- Отчего ты быстро домой воротился?

Рассказал отцу – батюшке Профан все, расплакался он злости и обиды.

- Ничего сынок, поправим мы это дело, будет Марья нашей, дай немного времени – говорит князь – а пока научись обращаться с мечом, пригодится вскоре.

Собрал князь думу свою и говорит

- Не получилось у нас Марью дочь князя ивановского, сосватать, обманули сына Профана. Как нам надобно поступить, чтобы присоединить княжество соседское?

Долго думали, соображали дядьки Думные. Ничего умного не придумали, как только силой завладеть соседним княжеством.

- Отправим дружину да предложим им сдаться на нашу милость, а будут, противится, штурмом возьмем их городище – решили мудрецы – советчики.

- Так тому и быть – согласился с ними князь и начал готовиться к походу.

Тоскует княжна Марья по Леше. Крепко запал он ей в душу. Не знает, что и предпринять, зная крутой нрав своего батюшки. Написала письмо Леше, пригласила его приехать к ней, а там будь что будет.

Пошла на конюшню, дала целковый знакомому ямщику и попросила доставить послание Леше. Знал тот куда ехать, бывал уже в том краю. Быстро доставил письмо ямщик тот. И Леша не находил себе места от тоски по Марье. Все валилось из рук его, за что бы ни брался. А тут стук в окошко, ямщик знакомый письмо предал, да и по-быстрому уехал обратно. Побоялся задержаться в лесу глухом да далеком.

Обучен грамоте был Леша, прочитал то письмо от Марьюшки своей. Понял, что ехать нужно к ней. А то и так, без письма собирался к ней отправиться. Но решил сначала к бабушке Акулине заехать, посоветоваться, мудрая бабушка была. Снова Леша с Кауркой в пути. Ушла из души его безнадега, надежда засветилась, да и весточка от Марьи грела его сердце, там Гед лежало ее письмо. Не заметил, как оказался у дома бабушки Акулины.

- Знаю, знаю, весточку получил от зазнобы своей, иш аж весь светишься – встретила его приветливо бабуля.

- Намедни глядела в горшочек с водицей, много интересного усмотрела  - жжет Лешу любопытство – уж не про Марью ли что.

- Князь Хапуговский вышел с дружиной на князя Ивановского, хочет покорить его, присоединить княжество

- Значит, быть штурму града Ивановского?

- Все может быть. Но мы можем уберечь городище от этакой напасти

- И как же нам это удастся.

Не напрасно тебе дед твой, Леший свое умение передал. Ты любого супротивника можешь одолеть, если захочешь

- А как это сделать?

- А просто. Накинь мысленно на супостата сетченку, вот он в ней и запутается. А в горло поставь ему пробку, тоже в мыслях своих. Он и выдохнется быстро, меча поднять не сможет

- Спасибо бабуля за науку, если понадобится, испытаю то в деле

- Придется голубок, придется. А сейчас поезжай к князю Ивановскому да доложи ему, что идет на него войной князь Хапуговский. Пускай готовятся, и ты обволокись в ратника. А я тем временем немножко их отвлеку, чтобы вы там успели приготовиться.

Шагает войско Хапуговское, пешее да конное, по дороге, ведущей к граду Ивановскому. Только пыль позади обоза с провиантом. Везут за собой пушку медную, две лошади едва управляются.

А впереди рать на конях. Сам князь Хапуговский со своим сыном Профаном. В доспехах дорогих да тяжелых, с перьями в шлемах.

Смотрят, впереди развилка, одна дорога расходится на целых три, да все одинаковые, не отличить одну от другой. А на обочине стоит одинокая бабуся с ведерком грибов. По какой дороге далее двигаться не знает никто.

- Эй, бабуся, по какой дороге идти в град Ивановский? – громко спрашивает ее князь

- По левой дружок, по левой. В самый град Ивановский и угодите – отвечает им бабушка.

Пошли леса гуще, болота попадаться стали. Снова развилка на две дороги, снова не знают предводители по какой дороге двигаться далее. Идет женщина по дороге с коромыслом на плечах. Окликнул ее Профан.

- Скажи ка нам тетка, по которой дороге идти в град Ивановский?

- По - правой голубки, по правой.

Едет Профан, смотрит по сторонам. Странные места стали, не знакомые совсем, да и дорога потерялась. Встало войско, не знают, куда идти дальше, лес кругом дикий. Страх их всех обуял. Кинулись они, куда глаза глядят, лишь бы выйти из гиблого места. Пушка  в болоте  увязла  и утопла. Побросали ратники доспехи тяжелые, не один утонул в болотах, да мечи тяжелые, не было больше сил их нести. Обоз в лесу, меж деревьев застрял, провизию, и провиант бросать тоже пришлось.

Леша тем временем в град Ивановский прибыл, быстро Каурка его доставил.

Говорит князю:

– Сосед ваш князь Хапуговский войной идет, скоро у стен города будет

- Так я и думал, не простит он нам, на самом деле он хотел захватить мои владения.

Вызвал он своего воеводу, распорядился:

- Почистить пушки да зарядить их порохом свежим, поставить караульных на стены, день и ночь смотреть, ратники чтобы были готовы.

Как и говорила бабушка Акулина, одел Леша латы, меч в ножнах повесил на пояс. Настоящий русский воин получился из него. С Марьей встретились, наговориться не могут.

- Приходи ко мне на стену городскую, там я буду в карауле – позвал он ее к себе. Пришла она к нему, не могла не прийти. До полночи просидели, проворковали. Много звезд на небе сосчитали, на упавшие счастье загадали.

Наступило утро первых осенних дней, тихое и солнечное. Видит Леша, приближается войско к стенам городским.

- Подъем караул, враг приближается – громким голосом поднял Леша дремавших караульных – Бегите в город, поднимайте ратников.

Вскоре на стенах городских стояли защитники, готовые встретить врага.

Остановилось войско Хапуговское подле стен города. Жалкий вид оно имело. Оборванные да грязные все, в грязи болотной.

Оружие подрастеряно, порох отмок в пищалях, стрелять не могут. Долго блудили по лесам да болотам, водила их нечистая по кругу.

Думу думает князь Хапуговский. С таким войском воевать невозможно, не взять приступом город. Один выход остается, вызвать на поединок воина из защитников города.

- Эй, там, на стене – кричит князь защитникам.

- Давайте решать по - мирному, зачем кровь невинных проливать. Выставляйте своего лучшего защитника. Победите вы, мы уйдем, а если мы, сдадитесь на нашу милость.

- Я пойду на встречу с супротивником – вызвался Леша. Был он в латах, на коне совеем Каурке. Вид был грозный и внушительный.

- Хорошо, быть по - твоему, но смотри в оба – согласились все.

Раскрылись ворота городские, выехал Леша из них с мечом обнаженным.

Смотрит, выделился из войска Хапуговского воин, к нему направляется.

- Да это же Профан – удивился Леша

- Сам решил выйти на поединок, не доверил другому.

И как учила Акулина, окинул мысленно сети на него и про пробку в горле не забыл.

Помчался наметом на него Профан с мечом поднятым. Легко уклонился от его оружия Леша. Скрестили они мечи свои, только звон да искры летят. Но быстро устал, да выдохся Профан. А Леша все напирает на него, теснит. Совсем ослаб сын князя, свалил с коня его Леша, без особого труда.

Радуются защитники города, молча, стоят захватчики, недовольны поединком. Но и довольны тоже, воевать не придется. Домой возвратятся живыми – здоровыми, к семьям да деткам своим.

Сильно переживала за Лешу Марья. Все видела она своими глазами, ахала да охала во время поединка. Стояла подле батюшки своего она.

- Какой молодец, вот бы нам в жениха такого – говорит она батюшке – мне он очень понравился.

Да и батюшка не против иметь в женихах такого бравого да ловкого молодца. Не может он противится своей любимой дочке.

- Так тому и быть – решил он.

Подозвал к себе Лешу и говорит:

- Назначаю тебя, с сего дня, воеводою, доказал ты сегодня, что достоин этого.

- Батюшка, скажи при всех, что он еще и жених мой, а то свахи уже одолели – шепчет Марьюшка на ухо батюшке.

- Да, объявляю вам женихом и невестой, будьте счастливы дети мои.

Умной была Марья, под стать Леше.

А вскоре и свадьба была, шумная да веселая, по русскому обычаю. Бабка Акулина была главной гостьей на той свадьбе, сидела рядом с молодыми. Даже ковш меда выпила за их здоровье и счастье.

 

 

 

 

Мишка на поле Куликовом

 

Маленький мальчик по имени Витослав, катался на лыжах по лесу с соседской девочкой Лушей, которая была еще меньше его ростом. Хотя лыжи у них и были изготовлены деревенским умельцем, были ладными. Спереди загнуты на пару, кожаные ремни крепко держат валенки. Хорошо катятся, чуть ли не бегут сами по снегу.

- Давай прокатимся по лесу – предложил Витослав своей юной подружке.

С весельем и смехом они все дальше углублялись в лес и даже не заметили, как заблудились. Пошел густой снег и завалил следы от лыж. Куда не пойдут, всюду не знакомый лес.

- Мы заблудились – поняв, что дорогу обратно домой им не отыскать, с тоской в голосе произнесла Луша и горько расплакалась

- Сейчас поищу где на укрыться. Стой здесь и никуда не отходи. Я скоро вернусь.

И Витослав стал подыскивать подходящее место, что бы укрыться от снега с ветром. Неподалече увидел большую кучу хвороста.

- Во здесь и переждем пургу – решил он и позвал за собой Лушу. Они стали забираться вовнутрь и вдруг почувствовали пустоту. Было темно, ничего почти не видно.

- Вот славное место отыскали, даже тепло здесь – подумал Витослав. Прижалась покрепче к нему Луша, все теплее друг от друга. Так и уснули, усталые и сморенные, даже не поняв в каком они месте. Очутились. Снились им сны детские: пироги сладкие да коты мурлыкающие.

Наступило утро. Бледный рассвет начал потихоньку освещать все вокруг. Лучи зимнего солнца скользнули по вершинам заснеженных деревьев, и стала опускаться ниже к запорошенной снегом земле. От вчерашней пурги не осталось и следа, разве что добавилось сугробов в лесу.

Открыв глаза, Витослав разгреб рукой наваливший за ночь нег, он завалил проем, через который они сюда прошли.

Стало светло, Луша открыла глаза.

- Где мы с тобой находимся? – не понимающе и вопросительно глядя на Витослава, спросила она.

- Пока сам не знаю, сейчас посмотрим – и он стал внимательно всматриваться в темнеющую пустоту.

Как только глаза немного привыкли к темноте, и он стал кое-что различать, он увидел два блестящих глаза на лохматой медвежьей морде. Но почему-то не испугался он. Что-то внутри подсказывало, что кричать и убегать нет надобности.

- Сиди тихо,  Луша.

Человек и зверь пристально смотрели друг на друга, каждый не зная как поступить дальше. Первым нашелся медведь. Он повернулся и вылез из своей берлоги. Не спеша отправился в лес, все также молча, без крика и рева.

Пришла пора вылезать из берлоги заблудившимся, стало зябко. Выбрались они из нее наружу. Куда идти, в какую сторону не знают, совсем ориентиры потеряли с этой пургой. Смотрят, выходит из лесу медведь и потихоньку к ним подходит. Замерли и встали как вкопанные Витослав с Лушей. В лапах у медведя была ноша. Он подошел поближе и опустил лапы, прижатые к туловищу. На снег упали ореховые шишки, замороженные ягоды. Удивились ребята увиденному. Но медведь проявлял дружелюбие и даже немного отошел от них назад.

- Нам принес угощение из своих запасов – решил Витослав.

- Давай немного попробуем.

Он взял ореховую шишку, а Луша горсть ягод и стали есть. Медведь с любопытством наблюдал за ними, никуда не отходя. Но вот он встал на задние лапы и встал во весь свой рост. Был он огромным и лохматым.

И здесь, так показалось Витославу, медведь сделал жест лапой, похожий на приглашение следовать за ним. Очень удивились они такому, но пошли за ним. Недолго шли, вскоре лес поредел, и стала видна из деревня, десятка два старых домишек.

- Да это наша деревня – радостно вскрикнула Луша, увидев, как из печной трубы ее родного дома идет густой дым. Обрадовались несказанно ребята, не знают, как спасибо сказать их спасителю. Остановился медведь, не стал даже выходить на опушку леса. Не дай бог собаки почуют или охотники прилетят. Отойдя недалече, он снова встал на задние лапы, поднял передние вверх и что-то по - своему прорычав, удалился в густом лесу.

- Попрощался с нами – догадался Витослав.

- Пошли скорее домой Луша. И попадет нам с тобою от родителей, заждались, небось.- и они быстро направились в деревню, каждый в свой дом.

 

Прошла зима, шло лето знойное. Не сидится детям дома, все на улице играются. И Витослав с Лушей со всеми вместе балуются. Слышат они крики на окраине деревни, так кричат только охотники, когда гонят зверя. Так оно и оказалось на самом деле. Собаки охотников лаяли так сильно, что казалось их там тьма.

Видят, как бежит по улице медведь, большущий да лохматый. Испугались дети, разбежались всяк по своему дому. Но Витослав с Лушей не испугались, не побежали от страха. Узнали они в нем своего старого знакомого, кто спас их зимой от смерти неминуемой. Но сейчас та самая смерь грозит ему, несчастному медведю. Не пощадят его безжалостные охотники, посадят на рогатину. Что делась? Как быть? Вот он уже почти рядом с ними. Вышли ему навстречу Витослав с Лушей. Остановился медведь, как вкопанный, смотрит на них, ничего не поймет. В глазах страх и мольба видятся.

- Пошли за нами – говорит ему Витослав и они с Лушей направились в сторону его дома. Постоял в недоумении медведь, секунду другую, да и двинулся следом за ними. Открыл Витослав калитку своего двора, а затем и стайку, приглашая за собою медведя. Закрыл его в стайке, вышел на улицу. А тут и охотников с десяток, с топорами да рогатинами. Мимо пробегают, кричат, улюлюкают. Надежно спрятался медведь от догоняющих его охотников. Пробежали они мимо дома Витослава, на другой конец деревни. Так и не поняли, куда медведь подевался. Ближе к позднему вечеру, когда уже начало смеркаться, открыл Витослав дверь у стайки. Вышел медведь, огляделся. Увидел старого знакомого Витослава, кивнул два раза своей огромной головой, и потихоньку направился в лес, в сторону обжитого им лесного дома.

 

Подросли дети, Витослав с Лушей, стали уже почти взрослыми. Подрос и Мишка, так они стали называть своего друга медведя. Поначалу стали они приходить к нему в гости, где была его берлога, они уже хорошо знали. Попривыкли друг к другу, не боялись быть вместе. Настало время, и Мишка осмелился придти в гости в деревню к Витославу. К тому времени жители деревни уже знали про медведя и его дружбу с Витославом и Лушей, не трогали его. Привыкли к нему со  временем все жители деревни, за своего принимать стали. Вырос Мишка в огромного, лохматого медведя. Даже бывалые охотники удивлялись ему.

Но была большая беда на Руси в то время. Захватил хан Мамай со своею дикою ордою почти всю Русь. Стонали деревни и города от гнета да дани непосильной. Пришло время избавится от этого тяжелого ига. Не могла Русь свободно вздохнуть, когда полчища злых татар рыскали по селам да городам русским, убивая и грабя их жителей.

Клич пошел по всей Руси, призывал князь Дмитрий ополчиться всеми силами русскими, ад освободить землю родную от захватчиков.

Проезжал гонец князя и мимо деревни, в которой жили Витослав и Луша. Рассказал, что собираются силы русские под Москвою, в Коломне. Всем надобно туда поспешать с оружием и в доспехах. В местной кузнеце загудели меха, огонь в горне загорелся ярким пламенем. Застучали молотки по наковальне. Готовить стали мужики себе в поход оружие. Мечи ковали крепкие, доспехи да кольчуги прочные. День и ночь не переставая, шла работа в кузнице.

Витослав к этому времени уже помощником кузнеца был, осваивал это нужное людям ремесло. Сильным и крепким вырос он парнем, ловко орудовал молотком, а когда надобно так и кувалдой, только звон шел от наковальни по всей деревне. Встретила его Луша подле дома его и говорит:

- Я тоже пойду с тобой на татар, сготовь мне в кузне доспехи легкие да меч по моей руке – согласился Витослав, знал, что спорить с ней бесполезно, что задумала, обязательно исполнит.

- Научись стрелять из лука, охотники помогут тебе, может этакое умение и пригодится – советует ей Витослав. Знал он, что на смертельное дело собираются, где все может сгодится.

Кует мечи да наконечники к стрелам Витослав, пот от жары рукавом с лица вытирает.

- А что, давайте медведю вашему скуем доспехи, да с собой на Мамая возьмем – говорит главный кузнец, то ли шутя, толи серьезно.

- А что, правильно говоришь, возьмем Мишу с собой, посильней любого татарина будет – соглашается с ним Витослав, вспомнив о силище Мишки.

Сковал Витослав Мишке доспехи легкие, шлем на голову, да два наплечника.

- Оденем ему перед битвой – решил Витослав. – Цепь надобно сковать на всякий случай, всякое бывает.

Настало время выступать мужиками из деревни, двигаться в ополчении. За старшего у них кузнец Петро. Собрались все на краю деревни. Стала околица местом расставания. Плачут и голосят бабы, провожая своих мужей да сынов. Знают многие, не вернутся назад. Две телеги с провизией снарядили, к одной Мишку на цепь привязали, на всякий случай.

И Луша с ополченцами, в мужскую одежду вырядилась, не признать в ней девушку. На юношу стала похожа, стройная да высокая. Лук со стрелами за спиной, научилась - таки у охотников стрелять метко.

Недалеко от них была Коломна, через день уже были там. Собралось ополчение видимо-невидимо. И все прибывали полки из городов дальних, всем были ненавистны татары.

Горели костры у телег и оказий, варилась похлебка да чай на травах. Все ждали приходящих, чтобы выступить единой силищей. Точили ратники мечи ад сабли свои, еще острей, доспехи подгоняли, покрепче затягивая ремни. Было еще время приготовиться перед битвой.

Мишка был самым почетным и уважаемым воином. Каждому он был интересен, и многие приходили посмотреть на него. Кто мяса принесет, кто курочку жареную. Доволен и Мишка, все ест, что дают, сил набирается. Шло дело к осени, стояли теплые последние дни уходящего лета. Ночью звезд на небе высыпало видимо – не видимо. Сидят у костра Витослав с Лушей, на небо смотрят, звезды считают. Любят они друг друга, не расстались даже в такой тяжелый час. Луша за повара у воинов. У нее это лучше других получается, не догадываются многие ратники, что за доспехами скрывается хрупкая девушка. Настала пора выдвигаться войску русскому, уже недалече как Мамай со своими несметными полчищами. Да и у русских сил не менее чем у татар. С утра следующего дня отправились полки один за другим, в сторону Дона, навстречу врагу грозному, доселе непобедимого. Полмира он покорил, стояли над его знаменами воинство многих народов. Говорили, особо опасны генуэзцы, бессмертные.

Ходко шло войско русское под знаменами да хоругвями. Торопилось выйти к реке. Дон, там наметили встретить врага князья русские. В прозрачном синем небе даже птиц не было видно, не слышно, притихла, насторожилась сама природа.

- Серафим

- Глядите, святой Серафим

- Сам Соравский благословляет

Послышались голоса среди идущего войска. Смотрит Витослав, стоит у обочины дороги старец, по простецкому детый. В руках крест, которым он осеняет воинов русских, молитвы читая. Перекрестился трижды каждый воин русский. Стал он от этого еще сильнее, утроились его силы, уверенность в победе появилась в душе каждого.

- Да поможет нам Бог

- Бог с нами будет

- Одолеем ворога с Богом – то

Говорили ратники, при виде святого, божьего человека. С тем и подошли к реке Дону, встали лагерем. Тревожно на душе у каждого, враг где-то не далеко. Смотрит Витослав как великий князь Дмитрий со своими полководцами за Дон поехали, на разведку.

Все с нетерпением ждали возвращения князя Дмитрия с той  стороны реки. Не знали простые воины, как трудно сейчас князю. Советчиков много

- На этом берегу давайте встречать врага

- Встанем у берега реки и потопим войско Мамая

- Если не повезет, то хотя бы спасемся.

Но решил великий князь, по возвращению из разведки, перейти Дон и  встретить врага там, на поле Куликовом. Знал князь, всякое может, случится с войском русским, уж силен очень враг перед ними.

- Все мысли о спасении выбросите из голов своих. Негоже это человеку русскому. Биться будем на той стороне – принял он решение.

Быстро отыскали броды и войско русское поутру, переправилось на другой берег, оставив тяжелые обозы.

Мишка шел со всеми, рядом с Витославом и Лушей. Вылез на другой берег, отряхнулся, только брызги полетели по сторонам. Встало войско, впереди поле большое. Взошло солнце, обсушило мокрых ратников. Стали все готовиться к битве. Одел Витослав и Мишке заготовленный заранее доспехи, шлем с наплечниками. Волнуется Мишка, как все, топчется, рычит, чует опасность нависшую.

Вот и враг появился, черной туче подобно, ползущей только по земле.

Заколыхались копья, выставленные в сторону врага, зазвенели мечи, вынимаемые из ножен. Приготовилось войско русское, поджидает врага. Встали, стена против стены. С любопытством рассматривают друг друга.

Умным был великий князь русский Дмитрий. Приказал он своим помощникам, предводителям полков не ждать когда нападет враг, а самим, первыми кинутся на татарское воинство. Знал, что преимущество в духе у нападающего, а не выжидающего.

Сошлись на конях два богатыря с обеих сторон, да оба замертво упали, пронзив друг друга копьями. И кинулось в битву русское войско с зычным криком, разносившимся далеко-далеко по земле русской. Зазвенела сталь о сталь крепкую. Засвистели стрелы с наконечниками коленными. Предсмертные крики и стоны раненых слышались то  тут то там, порой сливаясь в единый страшный вой.

Витослав с Лушей попали в самое пекло, полк правого крыла. Благо, рядом с ними стоял Петр, мужик огромной силы и ловкости. Договорились они держаться вместе, да и за Мишкой приглядывать надобно. Совсем стал свирепым тот, как самый настоящий дикий зверь. Все в первые ряды сражающихся норовит влезть. Понял он, чего от него хотят люди, которые были для него родными и близкими. И он воспылал, так же как и они, ненавистью и гневом к татарам.

А они здесь рядом, нападают на своих близких с саблями кривыми, коих убивают. Помогать стал сражающимся. Подойдет сзади, схватит татарина своими огромными лапами, да и переломит, кому хребет, кому шею.

Напали на Лушу сразу два татарина. Свалила наземь одного из лука своего, с другим на мечах схватились. Здоровенный оказался враг, ловко орудует совей саблей кривой, вот- вот Лушу сразит. Видит Мишка, тяжело ей приходится, быстро подбежал и схватил татарина за голову. Через секунду тот лежал мертвым на земле, так и не поняв от чего погиб.

- Держись около нас, Луша - кричит ей Витослав, видя, что произошло. Им самим с  Петром нелегко приходится. Сразив одного, двое наваливаются, а то  и по трое враз. Знают, что легче так справится. Но Петр силен был, никто не мог устоять супротив его, да и Витослав ему под стать. Взлети вверх их мечи могучие, трещала броня и кости татарина, и тот падал замертво под ноги дерущихся.

Много уже лежало на земле мертвых да обезглавленных. Были и русские и татары среди них, мешая своими телами сражаться живым воинам.

Неподалече от них сражался и князь Дмитрий. Узнал его Витослав, видел вчерась, когда тот уезжал за Дон со своей свитою. Тяжело князю приходится, не один стяг да харугв пали на землю подле него, не один добрый молодец пал под ноги своего коня, защищая князя, до конца выполнив свой долг.

Наблюдает Витослав за ним, потихоньку продвигается к нему вместе с Петром и Лушей. Тяжело это им дается, солнце припекает, руки устали сражаться. Но нельзя даже на мгновение расслабится, смерти подобно. Пал конь у Дмитрия, не одна стрела пронзила его, не раз копьем ударили. Сражается князь в пешем строю. Но трудно ему. Видят татары дорогие доспехи, думают это важный человек в войске русском, и кидаются на него сворой своей оголтелой. Уж почти весь колчан стрел выпустила Луша по татарам, выбивая самых яростно рвущихся к князю. Мишка тут же рядом с ней, защищает ее. Не один десяток злых татар переломил он своими лапищами. Но и его ранила стрела злого татарина, Обозлился Мишка, выдернул из себя стрелу. Не успел татарин схватиться за саблю, сломал его Мишка, бросил наземь. Понимал зверь, тяжело юной девушке воевать с грубой мужской силой.

Хитер и коварен был хан Мамай. Хоть и не оставил он резерва, а решил навалится всей своей мощью, все же не стал сразу вводить в сражение своих «бессмертных». Стояли они позади сражающихся на правом крыле русских войск. Уловил момент хан, гонца отправил с приказом о наступлении. Ударили «бессмертные» всей своей мощью, смяли первые ряды дерущихся, и своих и русских, не года им было разбираться. Тяжелая броня, длинные, смертельные копья в пуках сильных воинов, сделали сове дело. Дрогнули первые ряды перед такой грозной силой, отступать начали потихоньку, а кто и с криком – бессмертные идут - бежать пустился, спасаться.

- Продержаться еще немного надо, как только они увязнут, ударит засадный полк. Иначе могут повернуться навстречу ми – думает князь – дорого нам это обойдется, не одна тысяча погибнет.

Умен князь Дмитрий был. Просчитал наперед все действия хана Мамая, хорошо наслышан был и о «бессмертных».

- Главное, удержаться, чтобы паники большой не было, в нужный момент повернуть обратно надобно.

И крикнул во всю мощь своего голоса Дмитрий

-Держитесь братья, мы одолеем татар.

Кто не слышал, а кто и услыхал его громкий призыв. С удвоенной силой кинулись русские на татар. Многие бегущие одумались и повернули обратно на врага. Приноровились русские воины, как биться с «бессмертными». Много живых легло на землю, вот и прошли мимо по их телам «бессмертные», оставив тех в тылу своём. Вставали затем воины и ударяли сзади по  их тесным рядам, выбивая одного за другим. Редеть ряды «бессмертных» стали ослабла их мощь. Пробился Мишка в их ряды, хоть и задело его длинное копье, но это его еще больше озлило. Грозно зарычал он и стал хватать и ломать их копья смертоносные, оставляя тех без оружия. Грозен медведь, боятся враги напрямую с ним схватиться, если успевали, то просто спасались бегством.

Навалились воспрянувшие духом татары на русских. Тяжело им приходится, многие погибли под острыми саблями татар.

Витослав с Лушей подле князя держатся, защищают. Петр по другую сторону встал, разя своим тяжелым мечом всякого приблизившегося татарина. Ждет князь удара засадного полка, беспокоится. Не устоять могут русские, побежать к реке, а это погибелью грозит всему войску. Послышались громкие крики да гиканье со стороны леса, где стоял полк. На конях были воины, знал князь, минуты решат исход боя, вот и поступил таким образом.

Расслабился на минуту князь Дмитрий, меч опустил. Выскочил из кучи сражающихся татарин, юркий да быстрый, замахнулся сзади саблей своей, тяжелой. Пустила Луша стрелу в него, пронзила насквозь татарина. Но и тот успел ударить своей саблей по голове князя.

Благо шлем был на нем. Его удар повалил князя наземь, в кучу мертвых, окровавленных тел.

Горько стало Луше при виде такого, да и Витослав с Петром увидели как пал князь. Но нельзя остановиться им, помочь князю. Поняли они, что ударил засадный полк, и что им также нужно самим напирать на татар.

Момент был очень важный, переломный. Воспрянули русские духом, с удвоенной силой начали теснить татар. Удар русской конницы в тыл татар был для них смертельным. Поняли они, что будут все уничтожены, не пощадят их. И дрогнули, упали духом враги, а вскоре и побежали без оглядки с поля, лишь бы самим спастись.

Побросали мечи да копья свои длинные да тяжелые и бессмертные. Но тяжело бежать  в доспехах тяжеленных. Стали они неуклюжими да не поворотливыми. Всех порубили, покололи их, ни одного в живых не оставили за их жестокость.

Да и других татар не щадили. Велика была неприязнь русского к татарину, всю свою ненависть выплескивали на охваченных паникой и ужасом татар. Гнали с жестокостью и безжалостностью, чтобы на веки – вечные забыли те дорогу на Русь.

Тут бегущим с ужасом татарам было совсем не до Мишки. Но ему дело было. Бежал и он вослед им, догонял и ударял своей лапищей, валил наземь, но не набрасывался на лежащего и парализованного страхом татарина, были те добычей ратников. А Мишка бежал дальше и, встав на дыбы, хватал и валил следующего татарина. Дикие вопли неслись от охваченных ужасом и гибнущих татар. Уже и обозы побросали они  с отарами овец, не до них им было.

А русские все гнали и гнали их дальше, устилая пространство мертвыми татарскими телами.

Не у всех хватало сил преследовать, кто ранен был, кто устал сильно. Ратники засадного полка закончили дело. Свежи были кони, да и воины не уставшие. Потихоньку стали сбираться оставшиеся в живых на поле Куликовом. Закружило воронье да ястребы черными тучами в небе, крича и радуясь печали людей.

Кроме радости было о чем печалиться и горевать людям русским. Почти половина войска русского полегло на том поле. Плакала земля кровью погибших ратников, но и рождала новую жизнь, свободную от ига татарского.

Прошло с того побоища немало лет. Все, живые и невредимые вернулись домой, в родную деревню. И Мишка с ними, не отставал, домой тоже торопился. Поженились Витослав с Лушей, детишек нарожали. А мишка так при них до самой смерти и остался. Ни один охотник не осмелился больше его трогать, зная о его необычных боевых способностях.

 

 

 

 

МОРОЗЕЦ и СНЕЖАНА

 

Долго на своем веку прожил старый Дед Мороз.  Послали его звезды на Землю, когда жизнь на ней только-только начиналась:

- Ступай на Землю и сделай так, чтобы там жизнь появилась да процветала.

Послушался их Дед Мороз и прибыл на Землю, жизнь на ней налаживать. В большой дружбе был с Властителем Природы, часто к нему в гости заглядывал, спрашивал, когда ему в путь собираться, а когда возвращаться. Совет да взаимная любовь помогали им жить долго-долго, не старея и не болея.

Был у Старого Мороза сын молодой да крепкий, называли его в миру Морозец. Красивое имя было у него,  любили его и люди, и звери, даже рыбы в воде. Добрый был Морозец, не злой.  И вот сошлись  звезды на большой совет и решили, что пора женить Морозца на Снежанке, смену растить надобно.

- Играй свадьбу, старый Дед Мороз, жени своего сына на Снежанке, быстрее повзрослеет, вот тебе и смена будет, - донесла вьюга послание звезд старому Деду Морозу.

Призадумался  тот, но куда деваться, волею звезд исполнять надо. Снова пошел к Властителю Природы, чтобы посоветоваться, как ему поступать, дело-то серьезное. Рассказал ему о свое проблеме, о том, что созвездие ему указало.

- Да, приходиться нам здесь на Земле расплачиваться за их дела, хорошие  плохие. А не выполнить их волю нам нельзя. В других краях иначе будет много бед.- Мудрый Властитель Природы знал, как  надо поступать.- Зови сюда сына своего Морозца да невесту его Снежану.

Кликнул старый Дед Мороз  сына своего, тот вскорости пришел к отцу.

Кликнул  вновь Дед Мороз, но уже Снежану, но никто не пришел к ним. Кликнул еще раз – никого. Долго они ее звали – не дозвались. Нигде нету Снежанки, словно сквозь  землю провалилась. Забеспокоился  старый Дед Мороз:

- Не исполню волю звезд, самого накажут, растопят в печах горячих, только пар и останется.

Долго думали думу крепкую, думных дядек даже приглашали на совет, но никак придумать не могут, головы разболелись от дум. Так ничего и не придумали, хоть кричали громко.

Прислушивался к их разговору серенький воробышек, сидя на ветке дерева, да чистя свои перышки. Не все понял, но главное ухватил своей маленькой, вертлявой головкой.

- Беда большая у старого Деда Мороза. И мы тоже можем погибнуть  вместе с ним. Надо рассказать об этом всем птицам в нашем лесу. Вместе что-нибудь придумаем для спасения.- Полетел озабоченный воробышек в лес,  где жили его собратья. Собрал в кучу своих знакомых и незнакомых воробьев, рассказал им о грозящей беде.

- Что делать будем? – спрашивает он у них, - может, кто скажет?

И вышел из стаи старый воробей, проживший уже всю свою воробьиную жизнь,  много повидавший на своем веку.

- Надо лететь к  Солнцу, просит его о том, светил потише, чтобы добавил силы старому Деду Морозу.

- Но послушает ли нас Солнце?  Нас немного.

- Надо пригласить других птиц, тогда уж точно послушается, - мудро  решил старый воробей.

- Тогда  все  разлетаемся в разные стороны и приглашаем всех птиц к полету.

- Соберемся завтра к вечеру, а за ночь долетим до Солнца. – Решили воробьи и разлетелись, кто куда, приглашать к полету других птиц, чтобы спасти старого Деда Мороза и Снежану.

И вот настал вечер следующего дня, собрались все птицы, какие были на Земле.

- Молодые и старики останутся дома, дорога дальняя, сил понадобится много

, а их у них мало, зачем рисковать, - рассудил воробышек, и все птицы, кто был посильней, его поддержали:

- Пускай остаются.

- Наш род продолжать!

- И на Земле дел много!

Осталась добрая половина птиц, готовых лететь. Остальных отправили по гнездам  родным.

И вот наступил час, когда нужно было лететь. Солнце спряталось за горизонт и стало темно.

- Пора лететь, - проговорил воробышек, и, взлетев, направился на Восток, туда, где Солнце всходит, и где они хотели с ним повстречаться. Вся огромная  стая поднялась  вслед  за ним. Каждый выражал восторг криком радости. Это была красивая  песня, гимн птичьего братства. Много их было, решившихся рискнуть  своей жизнью, ради спасения других, ради будущей жизни на Земле.

Летели без отдыха, поднимаясь все выше и выше.  Многие из них не долетели, потеряв последние силы, замертво камнем падали вниз: кто в пучину волн, кто - на землю. И когда последние силы были на исходе, взошло  Солнце. Опалили  его горячие лучи стаю. Собрав последние силы, они прокричали:

- Солнце, помоги нам! Иначе мы все умрем!- Опалились  птицы могучими  лучами. Обгоревшие крылья не могли уже  нести их выше. И погибли они все от губительной жары того, к  кому летели с надеждой. Подхватил  их мертвые тела великий Космос и забрал в свою пучину,  на жизнь вечную.

Заметило Солнце огромную  стаю, летящую с Земли, прищурило свои глаза, чтобы получше разглядеть. А Земля легче стала, освободившись  от тел погибших птиц.  Отодвигалась она  немного от Солнца, чуть-чуть подальше от  нестерпимой жары, которая чуть не погубила все живое на Земле.  Не стало Солнце противиться этому, видя какую жертву принесли Земляне ради своего спасения.

Доволен Властитель Природы: все в его хозяйстве чинно да ладно, полная гармония. И сказал он  старому Деду Морозу:

- Жени своего сына, настала для этого  благодатная пора. Да не забудьте пригласить меня на свадьбу, а то могу и обидеться. Я уже и подарки приготовил молодым – свадебное  путешествие.

Говорит старый Дед Мороз сыну своему Морозцу:

- Зови невесту свою Снежану.

Кликнули они ее, позвали к себе. И произошло чудо, долго звать не пришлось. Сразу появилась она перед ними во всей своей  красе, нарядная и сияющая от счастья.

- Согласна ты, Снежана, выйти замуж       за сына моего – Морозца?

- Согласна, батюшка. Только об этом и думаю. Я очень люблю вашего сына.

- Будем свадьбу играть сегодня же. Пойду звать гостей. А вы пока помилуйтесь, давно не видели друг друга.- И ушел  старый Дед Мороз в леса дальние, горы высокие, звать гостей на свадьбу сына своего. Покричал, постучал палкой сучковатой, все его слышат, все собираются на свадьбу.

Все собираются на эту большую и радостную свадьбу. Птицы пели для жениха и невесты свои замысловатые песни. Облака нарисовали красивые картины, а земля ковром расстелилась, приглашая молодых к себе в гости.

- Пора в свадебное путешествие отправляться – говорит Властитель Природы, который был на свадьбе посаженым отцом. Позвал он к себе Вьюгу да Ветер, пару быстрых и резвых коней. Говорит им старый Дед мороз:

-  Пришла пора отправляться в путешествие. Возьмите к себе наших молодых - Морозца да Снежану. Прокатите их по полям бескрайним, да лесам высоким. Да не забудьте по рекам их прокатить.

И отправились Морозец да Снежана в путешествие свадебное дальнее, по просторам бескрайним, сияя от красоты своей и счастья, что воцарило на земле их. И звезды с неба, такие чисты и ясные, смотрят на них, загадочно перешептываясь и улыбаясь.

 

© 2011-2017  Сайт клуба "ПАТРИОТЫ РОССИИ" создан для освещения патриотических мероприятий