Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 34 гостей 

Счетчик посещений

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня124
mod_vvisit_counterВчера188
mod_vvisit_counterНа этой неделе827
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе996
mod_vvisit_counterВ этом месяце2967
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце4369
mod_vvisit_counterВсе дни339493

Online 4
Ваш IP: 54.196.31.117
,
Дата: Июль 21, 2018

География посещений

Чат для общения

Сообщения чата
Имя

Официальный сайт клуба "ПАТРИОТЫ РОССИИ"
Усольчанам, погибшим при исполнении гражданского и служебного долга посвящается. Часть 2 PDF Печать Email
Оценка пользователей: / 1
ПлохоОтлично 
Обо всём понемножку...
Сторожевой  пост.
У  ворот  городского  кладбища  скопилось  очень  много  людей  и  автомобилей.  Не  имеют  возможности  въехать  в  ворота  за  один  раз.  Стояли  последние  дни  уходящего  мая.  День  похорон  выдался  тёплым  и   без  ветра.  Казалось,  сама  притихшая  природа,  опустив  усталые  плечи  и  склоняя  головы  у  берёз,  провожала  в  последний  путь  того,  кого  привезла  всем  печально  знакомая  катафалка  из  «мемориала».
- Кого  это  хоронят?
Обратилась  разбитная,  краснощёкая  продавец  цветами,  к  одному  из  участников  процессии,  видя  такую  огромную  толпу,  в  которой  было  более  сотни  человек.
- Провожаем  в  последний  путь  достойного  человека,  Гавшина  Николая  Ермолаевича.
- Что–то  не  припомню  такого.
- Простым  человеком  он  был,  а  все  его  уважали.
- Надо  же,  а  я  и  не  знала!
И  продавщица  цветов  и  венков  неожиданно  проговорила:
- Возьми  вот  и  от  меня,  платить  деньги  не  надо.
И  она  протянула  своему  собеседнику  два  красивых,  поминальных  цветка.
- Спасибо,  бог  отблагодарит  вас!
В  этот  день  21  мая  2009  года,  как  всегда,  на  протяжении  уже  нескольких  лет,  Николай  Ермолаевич  заступил  на  свою  работу.  Он   был  уже  пенсионером  в  свои  64  года,  силы  и  желание  быть  среди  людей,  чувствовать  себя  нужным  и  сопричастным  к  общему  делу,  сохранились.  Работа  сторожем  в  гаражном  кооперативе  № 8,  хотя  и  не  трудная,  но  очень  ответственная.  И  не  всякого  ещё  и  возьмут  на  неё.  Нет – нет,  да  и  проникнут  воры  в  чей-нибудь  гараж,  нарушив  стенку  или  подобрав  ключи  от  входных  дверей.  Много  неприятностей  от  них  хозяевам  гаражей,  а  ещё  больше  достаётся  сторожам.  Потому  и  порядок  и  пропускной,  строгий  режим  заведён  ещё  давным-давно  ветеранами  войны  и  труда,  основавшими  кооператив. Построен  кооператив  так  же  много  лет  назад,  один  из  первых,  в  далёком  1968  году.  Но  традиции  сохранились  и  до  наших  дней!  Даже  пропуск  на  территорию  гаражного  кооператива  был  серьёзным,  с  вклеенной  фотографией  владельца  гаража.  А  это  не  просто  сложенная  книжечкой  бумажка,  которую  мог  подделать  каждый  желающий,  проникнуть  в  кооператив.  Система  охраны  была  на  высоком  уровне,  поэтому  и  требования  к  сторожам  предъявлялись  особые.  Исключались  всякие  вредные  привычки  и  порочащие  наклонности.  В  этот  вечер,  собрав  как  обычно  сумку  с  провизией,  жена  Неля  Алексеевна  попросила  его:
- Посидим  Коля   «на  дорожку»,  по  нашему  старому  обычаю.
- Ты  что  мать, верующей  стала!?
- Что-то  не  спокойно  на  душе,  дорогой.
Тонкая  женская  натура  жены  загодя  чувствовала  неладное  и  беспокойное,  в  своей  душе,  которое  уже  встало  в  воздухе.
- Ты  будь  там  осторожнее.
- Постараюсь  Неля.
- И  кушай,  не  забывай.
Она  внимательно  смотрит  в  лицо  мужа,  знакомое  ещё  с  молодости  каждой  чёрточкой,  каждой  морщинкой.  Но  что-то  изменилось  в  одре  мужа,  едва  уловимое  и  тревожащее  её  тонкую  сущность.
- Что  за  наваждение?!
Встрепенулась  она  и,  прервав  эти  мысли,  громко  сказала:
- Ну,  вот  и  посидели.  С  Богом,  Коленька!
Не  воспринял  близко  к  сердцу  Николай  Ермолаевич  тревоги  и  беспокойства  своей  жены.  Грубоватая  мужская  натура,  тесно  сопряжённая  с  реальностью,  не  могла  так  тонко  ощущать  мир  и  его  явления,  как  это  бывает  у  женщин.
Приняв  смену  и  расписавшись  в  журнале,  Николай  Ермолаевич  снял  телефонную  трубку  и  проверил  связь.  Всё  в  норме,  в   телефоне  слышно  ровное  гудение  готовности.  Заперев  сторожку  на  ключ,  он,  не  спеша,  пока  ещё  светло,  обошёл  вверенное  ему  хозяйство,  отмечая  про  себя,  где  и  кто  задержался  с  ремонтом  автомобиля.  В  редких  гаражах  копошатся  мужики  с  автомобилями.  Мало  у  кого  осталось  отечественных,  всё  больше  иномарки,  а  тем  ремонт  не  нужен. Знай  себе  езди  да  езди,  вовремя  сменив  масло  да  подрегулировав  тормоза.  Проходя  мимо  гаража  с  номером  тридцать  семь,  он  невольно  задерживает  взгляд  на  цифрах,  выведенных  красной  краской  аккуратным  трафаретом  на  тёмно-синих  дверях.  В  петлях  накладок  солидный,  с  патаем,  навесной  замок.  Сразу  же  встал  перед  глазами  хозяин  этого  гаража,  Виктор,  с  которым  совсем  недавно  состоялся  не  лицеприятный   разговор.
- Виктор  Иванович,  у  меня  к  вам  дело.
Остановил  его  на  ворота,  когда  тот,  поставив  автомобиль  в  гараже,  намеревался  выйти  за  территорию.
Тот  с  не  охоткой  останавливается,  время  позднее  и  необходимо  успеть  на  последний  трамвай.
- Говори  Ермолаевич.  Времени  в  обрез.
По  всему  чувствовалось,  что  не  питает  он  любви  к  охраннику,  даже  проскальзывала  в  его  словах  неприязнь.
- Виктор  Иванович  ты  же  прекрасно  понимаешь,  что  у  нас  строгие  порядки  и  нарушать  их  нельзя.
- Конечно,  знаю.
- А  вот  твой  сын  Фёдор,  с  дружками,  частенько  его  нарушает.
Хотя  и  понял  Виктор  Иванович,  о  чём  пойдёт  речь,  всё  же  спросил:
- Каким  это  образом?
- Ночью  ставит  мотоцикл,  где  захотит,  пропуска  ни  у  него,  ни  у  его  дружков  нет.
- И  что  в  этом  такого?
- С  меня  требуют  порядка,  и  я  за  это  несу  ответственность.  Вон  краж  сколько  случается.  А  сын  то  твой  судимый  уже,  да  и  дружки  не  лучше.  Они  здесь  не  нужны.  Мало  мы  натерпелись  от  краж.  
Набычился  Виктор  Иванович,  кровь  прилила  к  лицу.  Не  очень  ему  хотелось,  что  бы  ему  напоминали  о  криминальном  прошлом  сына.  Найдя  в  себе  силы  и  подавив  вспыхнувший  гнев,  он  пробурчал:
- Хорошо  Ермолаевич,  поговорю  с  Федькой.
- Вот  и  хорошо,  договорились.
Но  не  внял  Фёдор  ни  наставлениям  отца,  ни  ругани  сторожей  кооператива.  Продолжал  делать  своё  дело, ставить  свой  мотоцикл,  когда  захотит,  и  с  кем  захотит.
Тяжелейшая  неприязнь  друг  к  другу  разгорелась  и  перешла  в  открытую  вражду,  когда  уже  никто  не  стеснялся  в  выражениях,  нанося  друг  другу  оскорбления  и  обиды.  После  того,  как  закончился  массовый  заезд  автотехники  на  «ночлег»  в  свои  гаражи,  Николай  Ермолаевич  замкнул  на  замок  въездные  ворота.  Редким  опоздавшим  на  отстой, не  так  трудно  и  открыть  въезд  на  территорию  гаражного  кооператива.
- Пора  и  чаю  попить.  Что  там  мне  Неля  приготовила?
Решил  он  немного  подкрепиться  и  взбодриться  после  вчерашней  рыбалки,  где  пришлось  не  спать  почти  всю  ночь,  он  чувствовал  тяжесть  в  голове  и  желание  немного  вздремнуть.  Конечно  же,  любимая  жена  не  забыла  положить  в  сумку  то,  что  он  так  любил – пироги  с  рыбой  и  луком,  сдобрённые  крепким  перцем  и  солью.  Начинало  темнеть, и  он включил  электрическое  освещение.  Выйдя  наружу  из  сторожки,  проверил  лампочки  наружного  освещения.  Всё  было  в  порядке,  ни  одна  ещё  не  сгорела.  Ему  хорошо  виден  дом  культуры  «МИР»,  Комсомольский  проспект  с  многочисленными  огнями  от  многоэтажек  и  фар  едущих  по  нему  автомобилей.  Начиналась  обыденная  ночная  жизнь  города,  на  первый  взгляд  издали,  казавшаяся  таинственной  и  загадочной.
Запустив  очередной  запаздывающий  автомобиль,  Николай  Ермолаевич  присел  к  столу  и  налив  в  кружку  чаю,  задумался.  На  его  душе  тревожно  и  лёгкая  грусть  охватывает  не  понятной  поволокой.
- Может  телевизор  посмотреть?  
Задаёт  он  себе  вопрос  и  сам  отвечает:
- Не буду  включать.  Почему-то  не  хочется.
И  он  углубился  в  свой  богатый  внутренний  мир,  который  был  во  сто  крат  богаче  и  краше,  чем  тот,  идущий  с  экрана  телевизора.  За  чаем  и  размышлениями  время  летит  не  заметно.  Послышался  настойчивый  гудок  автомобиля,  и  он  быстро  вышел  наружу.  У  ворот  стояла  белая   «королла»,  принадлежащая  Виктору  Ивановичу,  он  её  признал  сразу  же.  Кто  находился  в  салоне,  различить  было  не  возможно.  Свет  не  включил,  да  и  тонировка  стёкол  на  много  выше  установленных  норм.  Как  только  распахнулись  ворота,  автомобиль,  дав  газу,  резко  и  быстро  въехал  на  территорию  гаражного  кооператива.
- Чего  это  он?  Пьян,  что  ли?
Глядя  в  след  удаляющихся  огней  машины,  подумалось  ему.  
Прошло не  менее  получаса,  прежде  чем  появились  три  фигуры,  хорошо различимые  в  свете  электроламп.  О  чём-то  возбуждённо  и  весело  разговаривая,  они  приближались  к  сторожке.  Но  их  громкие  выкрики,  сперчённые  крепкими  словами,  резко  прекратились,  как  только  они  увидели  сторожа.  Молча,  словно  наткнувшись  на  невидимое  препятствие,  они  миновали  сторожку,  не  сказав  ни  «здравствуй»,  ни  «прощай».  Николай  Ермолаевич  прекрасно  узнал  всю  эту  троицу.  Одним  из  них  был  Фёдор,  сын  Виктора  Ивановича.  Третий,  молодой  юноша,  был  для  него  не  знаком,  и  его  он  видел  впервые.  Компанейский  парень  Федя,  много  у  него  разных  друзей  с  весьма  сомнительными  занятиями.  Молча,  миновав  сторожку,  они  быстро  вышли  наружу.  И  если  внешне,  всё  это,  выглядело благочестиво  и  чинно,  то  внутри  у  Феди  всё  кипело  и  бурлило.  Он  снова  воспылал  ненавистью  к  этому  охраннику,  который  чаще  других  ставил  его  на  нужное  место.  Эмоции  возобладали  над  разумом  и  логикой.  Да  ещё,  вдобавок,  принятые  двести  граммов  водки  в  гараже,  вместе  с  компанией,  подстегнули  его  на  криминальные  действия.  Прошлый  урок  не  пошёл  для  него  на  пользу.  Он  уже  однажды  поплатился  за  это,  отсидев  наказание  за  хулиганство  положенный  срок.  Весь  дальнейший  ход  событий  разворачивался  очень  и  очень  быстро.  Отойдя  от  гаражных  ворот  метров  под  пятьдесят,  Фёдор  неожиданно  произнёс:
- Я  забыл  в  автомобиле  ключи  от  нашей  квартиры!
Троица  останавливается,  не  зная,  что  предпринимать  дальше.
- Возьми  ключи  от  гаража  и  машины.  Мы  обождём  тебя  здесь.
И  Виктор  Иванович  передал  их  сыну  Фёдору.
- Ждите  меня  здесь,  я  быстро.
И  скрылся  в  темноте,  направившись  обратно  в  сторону  гаражей.  Подойдя  к  сторожке,  вытащил  из-под  полы  бейсбольную  биту.  Громко  постучав  в  двери,  встал  неподалеку  от  неё,  прислонившись  к  стенке,  чтобы  был  виден  из  окна.  Он  прекрасно  понимал,  что  ненавистный  ему  сторож  обязательно  откроет  двери.  Такой  он  доверчивый  человек,  готовый  всегда  прийти  на  помощь  другому.  Всё  будет  так  и  на  этот  раз,  расчёт  злодея  был  верен.  Скрипнула  железными  петлями  дверь,  и  на  порог  вышел  Николай  Ермолаевич.  Ни кого,  не  видя  в  темноте,  приложил  руку  к  глазам,  закрываясь  от  бьющего  света  электролампочки:
- Кто  здесь?
Не  дождавшись  ответа,  повторил:
- Кто  здесь?
Бита  сверкнула,  словно  молния  в  небе  и  зависла  над  сторожем.  О  чём  думал  в  эти  мгновения  Фёдор,  сказать  трудно.  Наверное,  и  он  сам  не  знает  и  не  помнит  этого.  Сгораемый,  жгущим  огнём  мести,  он  выплеснул  весь  этот  заряд  огромной,  чёрной  силы  удар.  Нет, он  не  закрыл  от  страха  глаза,  направив  в  голову  своё  смертоносное  орудие.  Он  всё  видел  и  ясно  сознавал  что  делает,  что  совершает.  Его душа,  окрашенная  тёмными  делами,  стала  в  этот  миг  ещё  чернее.  Сам  сатана  поселился  в  его  тело  и  что-то  изменить,  было  уже  невозможно.  Не  было  на  голове  у  Николая  Ермолаевича  головного  убора,  и  удар  пришёлся  с  боку,  в  теменную  область,  самую  чувствительную  часть  головы.  Тысячи  солнц  в  одно  мгновение  собралось  в  эту  точку,  зажёгся  в  голове  нестерпимый  огонь  и  свет,  ожёг  своей  не  земной  силой  всю  сущность  Николая.  Тяжёлый  удар  парализовал  нервную  систему,  и  он  инстинктивно,  уже  не  осознавая,  схватился  одной  рукой  за  голову,  а  второй  за  косяк  двери,  повалился  на  крыльцо.  Из  пробитой  головы  текла  кровь,  расплываясь  по земле  лужей.  Его  осознанное  «Я»  сформированное  из  всех  органов  чувств,  растворилось  на  то,  что  предстаёт  перед  всевидящим  оком  Бога  на  его  священный  суд.
Каким  бы  негодяем  не  был  Фёдор,  совесть  его  мучила  день  и ночь.  Через  два  дня  он  сделал  явку  с  повинной,  заявив  в  дежурной  части  о  том,  что  убийство  сторожа  в  гаражном  кооперативе  № 8,  совершил  он.  Будучи  весьма  изворотливым,  в  мышлении  и  фантазиях,  к  тому  же  хорошо  изучив  на  практике  «уголовный  кодекс»,  он  обставил  дело  таким  образом,  что  за  убийство  сторожа  он  получил  от  «Фемиды»  всего  два  с  половиной  года!!!  По  всему  видно,  что  пожалели  органы  внутренних  дел,  вместе  с  судьёй  своего,  как  выяснилось  «сексота».  Вероятно,  ценным  для  них  был  этот,  так  называемый  «стукач-информатор»,  человек,  не  имеющий  жизненного  стержня  и  шагающий  по  скользкой  тропинке.         Не  долго  жил  Николай  Ермолаевич,  всего  64  года.  Родился  весной  10  марта  1945  года  в  посёлке  Касьяновка,  Черемховского  района.  Служил  на  Дальнем  Востоке  в  мотопехоте,  управляясь  с  БМП.  Всю  свою  жизнь  проработал  на  п/о  «ХИМПРОМ»  обычным  слесарем.  Но  был  он  не  обычным  человеком,  которого  любили  все,  кто  его  знал.

Пожарный  Наумов.
Шло  уже  так  далёкое  от  нашего  времени  двадцать  четвёртое  августа  1968  года.  Стоял  обычный,  мало,  чем  отличающийся  от  других,  чуть  прохладный  день.  Чувствовалось  приближение  осени,  солнце  уже  печёт  не  так,  как  в  июле  месяце.  Ночи  стали  чуть  длиннее  и  прохладнее.  Но  для  химкомбината  этот  день  стал  больше  чем  обычный,  особенно  для  завода  № 4.  Хотя  и  не  в  горной  местности  построен  завод,  но  и  его  не  минуют  катаклизмы.  Подземные  толчки,  порождённые  недалёкими  горами  Саянами,  а  также  и  титанической  чашей  озера  Байкал,  которая  нет-нет,  да  и  сорвётся  со  своего  жёсткого  упора,  наделав  много  шума  и  потряхиваний  по  всей  округе,  доставая  не  только  город,  но  и  химическое  предприятие.  В  цехе  по  изготовлению  хлоропрена  дежурные  смены  заметили  слабые  толчки,  но  не  придали  этому  факту  надлежащего  серьёзного  значения.  А  напрасно!  Реакция,  до  того  протекавшая  в  нормальном  режиме,  изменила  свои  параметры.  Грубо  отрегулированная  автоматика  КИПиА  не  уловила  этот  сбой,  да  человеческий  фактор  имел  значение,  не  усмотрели  где-то  аппаратчики  изменившихся  параметров  процесса.  Не  отрегулировалась  автоматическими  задвижками  реакция.  На  склад  готовой  продукции  ПМХ – 2,  в  ёмкости  стал  поступать  хлоропрен  с  большим  количеством  полимера,  что  привело  к  повышению  температуры  жидкости  во  всех  трёх  цистернах  по  25  кубов  каждая.  Окрашенные  в серебристый  цвет,  они  словно  три  смертоносных  акулы,  притаившиеся  каждая  в  своём  логове  из  железобетона,  ожидали  жертву.  Неустанное  время  идёт  неумолимо,  и  счётчик  отмеряет  роковые  минуты,  оставшиеся  до  трагического  момента.
Военизированная  пожарная  часть  номер  девятнадцать (ВПЧ-19)  жила  своей  обыденной  деловой  жизнью,  не  представляющей  пока  ничего  нового  или  существенного.  Тренировки,  учения  личного  состава,  держали  её  в  отличной  боеспособности,  способной  справиться  с  пожаром  любой  сложности,  в  любом  месте.  Вот  и  сегодня,  на  утреннем  разводе  вновь  заступающей  смены,  начальник  караула  лейтенант  Баруткин  Виктор лично  проинструктировал своих  подчинённых,  заступающих  на  суточное  дежурство  ребят.
- Согласно  плана,  сегодня  будет  проведено  учение  по  дальнейшей  подготовке  и  сложности  работы  расчётов,  а  также  их  взаимодействие.
Старослужащие  давно  свыклись  с  таким  положением  дела,  прекрасно  осознавая  необходимость  в  практическом  обучении.  Только  один  рядовой,  недавно  пришедший  на  службу  и  всегда  чем-то  недовольный  Балюков,  пробурчал:
- Сколько  можно  делать  этих  учений?
Но,  зная  его  характер,  никто  не  обратил  внимания  на  его  реплику.  В  противоположность  ему,  младший      сержант  Наумов  Иван  Степанович  был  всегда  оптимистом,  хотя  ему  и  исполнилось  уже  сорок  лет.
- Учение,  так  учение,  нам  не  впервой!
Отцы  командиры  организовали  на  учебном  полигоне  имитацию  пожара.  Они  просто  разожгли  промасленную  ветошь  в  металлическом  баке.  Отделение  сержанта  Афанасьева   Алексея,  в  составе  которого  был  и  Иван  Степанович,  быстро  и  умело  развернули  боевой  расчёт  и  в  считанные  секунды  «пожар»  был  потушен.  При  разборках  учения,  расчёт  получил  наивысшую  оценку  слаженности  работы.
- Особо  отличился  Наумов  Иван  Степанович,  наш  старший  пожарный.  Умению  управляться  с  лафетным  стволом, нужно  поучиться  у  него.- Похвалил  младшего  сержанта  начальник  ВПЧ  старший  лейтенант  Бойков  В.В.,  который  присутствовал  тут  же   и  лично  наблюдал  за  действиями  расчётов.  
Поставив  технику  в  установленные  места  и  приготовив  её   в  исходное  состояние,  ребята  дружно  направились  на  обед.  Обедали,  в  основном,  прямо  на  рабочем  месте  в  части,  мало  ли  что  может  случиться  за  это  время. А  при  пожаре  дороги  не  только  минуты,  но  и  порой  секунды.
В  13.00  на  пульт  дежурного  поступает  сигнал  «Тревога».  Караул  в  полном  составе,  мгновенно  побросав  все  побочные  дела,  быстро  выстроился  в  шеренгу  для  получения  вводного  задания  и  инструктажа.
Лейтенант  Баруткин,  прекрасно  понимая  о  том,  что  дорога  каждая  секунда,  делает  всё  очень  быстро.  Он  принимает  решение  направить  на  объект  отделение  сержанта  Афанасьева  Алексея.
- Отделению  Афанасьева  срочно  выехать  на  завод  № 4.  В  складе  ПМХ – 2  сильно  греются  бочки  с  хлоропреном.  Ваша  задача - охладить  их  водой  и  не  дать  разогреться  до  критической  температуры.  У  меня  всё,  выполняйте!
Взревел  мотор  старого  ЗИЛ – 157  и  наряд  выдвинулся,  включив  проблесковый  маячок  и  сирену.  Машина  быстро  домчалась  до  указанного  места.  Ворота  в  цех  уже  были  открыты  и  они  быстро  подъехали  к  складу. Вот  и  те  злополучные  бочки,  которые  необходимо  охладить.  
Начальник  цеха  волнуется,  торопит  пожарных,  которые  и  без  того  работают  быстро  и  слаженно.  Каждый  из  них  прекрасно  знает  свои  функциональные  обязанности.  По  счастливой  случайности  реакция  в  одной  из  ёмкостей  самопроизвольно  остановилась,  и  термический  процесс  пошёл  на  спад, и  вскоре  всё  стало  в  норме.  Но  в  другой  ёмкости  всё  шло  наоборот.  Скорость  реакции  нарастала,  росла  и  температура.  Начальник  отделения  принимает  решение  об  аварийном  сливе  хлоропрена  из  этой  ёмкости  за  обваловку  склада.  Огромная  бочка  была  уже  разогрета  до  высокой  температуры  и  для  её  охлаждения  вызвали  пожарных.
Быстро  прибыло  сразу  два  отделения  пожарных,  из  ВПЧ – 19  и  ВПЧ – 17.  Начальник  караула  лейтенант  Баруткин  В.  Лично  руководил  обеими  расчётами.  Под  его  командой   быстро  провели  боевое  развёртывание.  Иван  Степанович  по  быстрому  протягивает  рабочую  линию  из  гофрированного  шланга  как  можно  ближе  к  ёмкости.  К  другой  ёмкости  протягивают  вторую  рабочую  линию  от  разветвителя.  Всё  делается  быстро,  без  лишней  суеты. От  разогретых  ёмкостей  идёт  такой  жар,  что  так  и  хочется  прикрыть  лицо  ладонью.  Но  Иван  Степанович  сдерживает  себя.  От  такого  желания  он  крепко  держит  обеими  руками  ствол,  из  которого  должна  вот-вот  вырваться  мощная,  холодная  струя  воды.
- Не  однажды  приходилось  делать  такое,  справимся  и  сегодня. – Размышлял  он, глядя  на  дышащую  жаром  серебристую  ёмкость. – Может  быть,  мне  отойти  немного  назад,  а  то  не  дай  Бог  …- Выдало  подсознание  мысль,  что-то  по  своему  поняв  и  забеспокоившись.  
В  этот  момент, лейтенант  Баруткин  видя,  что  линии  проложены    и  всё  готово,  намеревался  открыть  вентиль  для  подачи  воды.  Но  реакция  в  ёмкости  идёт  неудержимо  и  уже  со скоростью,  близкой  к  ядерной,  и  остановить  её  не  предоставляется  возможным,  это  уже  не  в  руках  обычного  человека.
Полимеризация   хлоропрена  подходит  к   своей  критической  точке,  когда  даже  толстый  металл  оболочки  у  ёмкости  не  в  своих  силах  удержать  и  обуздать  эту  неуёмную  силу  огромной  мощности.  И  этот  миг  для  Ивана  Степановича  обратился  для  Ивана  Степановича  в  бесконечную  вечность,  оборвав  восприятия  нашего  реального,  материального  мира.  И  эта  огромная  масса  тепла  нашла  слабое  место  в  сосуде.  Огромная,  нечеловеческая  сила  вырывает  днище  у  ёмкости.  Она  словно ракета,  со  страшным  ударом,  потрясшим  окрестность  завода,  отлетает  далеко  в  сторону,  на  расстояние  75  метров  от   места  своей  установки.  В  полете,  она  разрушает  перегородки,  трубы,  провода  и  кабели,  словно  огромный,  безжалостный  монстр.  Корпус  ПМ – 3  оказался  изрядно  разрушенным.  Куски  труб,  бетона  и  арматуры  безжалостно  бьют  по  не  защищённому  телу  Ивана  Степановича,  нанося  смертельные  раны,  от  которых  выжить  уже  невозможно. Силой  удара  его  отбрасывает  на  бетонный  пол  и  ударяет  головой  об  него.  Каска  сорвалась  и  улетела  далеко  в  глубь  цеха.  Но  он  уже  не  чувствовал   удара,  тело  мгновенно  потеряло  восприятие  и  ему  было  уже  всё  равно  что  с  ним  происходит. Жар,  волной  ударившись  в  лицо,  вдруг  для  него  обратился  в  прохладу  и  он  у4видел  себя  идущего  по  улице  города.  Встречный  прохладный  ветерок  ласково  обволакивает  всё  его  тело,  наполняя  неописуемой  радостью  и  счастьем.  Но  он  никак  не  может  узнать  этой  улицы,  где  он  так  долго  жил.  Ему  становится  дико  страшно,  и  он  в  ужасе  громко  кричит:
- Где  это  я  нахожусь?
Но  в  ответ  ни  слова,  ни  отзвука.  Его  охватывает  беспокойство,  а  затем  и  страх.  
- Не  волнуйся, ты  уже  там,  где  нужно.
Он  отчётливо  слышит  родной  и  близкий  для  него  не  громкий  голос.  Обернувшись  на  него,  он  встретился  взглядом  с  тёплыми  и  грустными  глазами,  но  отечески  смотрящими  на  него  и  словно  видящие  всю  его  сущность  насквозь, от  которых  нельзя  утаиться.  Но  ему  от  всего  этого  становиться  только  теплее  и  уютнее.  Он  начинает  понимать  и  по-новому  осознавать  то,  что  он  обрёл  новый  дом,  новых  родных  и  близких.
Ребята  из  ВПЧ – 19  не  растерялись  в  такой  сложной  ситуации.  Подхватив  обмякшее  тело  Ивана  Степановича,  они  вынесли  его  из  опасной  зоны  и  быстро  приступили  к  ликвидации  возникшего  пожара.  Благодаря  их  самоотверженной  работе, пожар  к  15  часам  45 минутам  был  ликвидирован.
Приказом  № 1821 – К  от   6  ноября  1968  года,  за  высокую  подготовку  и  беспримерные  действия по  тушению  пожара,  многие  работники  ВПЧ – 19  и  ВПЧ – 17,  награждены  денежными  премиями.  
Фотография  Наумова  Ивана  Степановича  навечно  вывешена  в  этих  подразделениях  как  пример  мужества  и  самопожертвования  при  выполнении  служебного  долга.
Похоронен  Наумов  Иван  Степанович  на  Усольском  городском  кладбище.  На  его  могиле  всегда  свежие,  живые  цветы,  хороший  признак  того,  что  о  нём  помнят,  не  забыли  

Инспектора  ГАИ.
На дворе стоит, набирая силы, ранняя весна, со всеми её причудами. Порывистый, холодный ветер, с редкими снежинками, срывая с деревьев последние, оставшиеся ещё с осени, заметает их к подъездам домов, к заборам и наметает рыжие сугробы, вперемешку с пылью, снегом и опавшей листвой. И  без  того  почти  весь  из  деревянных  построек   с  почерневшими  от  старости  и  ветхости  двухэтажными  домами,  квартал  «24 - Б»  кажется  не  уютный.  Редкие  прохожие  стараются  побыстрее  добраться  до  дома  или  остановки  автобуса.  Народная  слава,  к  тому  же,  об  этом  районе  давно  сложилась  отрицательной.  Что  ни  день,  то  грабёж,  а  то  и  разбойное  нападение.
Шёл  1984  год.  Время  расцвета  социализма,  когда  ещё  человек  оценивался  по  его  делам  и  заслугам.  Младший  сержант  милиции  Орунов  Ходжадурды  Атаниязович  к  этому  времени  уже  отработал  в  Усольском  районном  отделе  внутренних  дел  восемь  лет.  Имел  жену,  двух  прекрасных  дочурок  и  квартиру  в  этом  малопристижном  районе  города.  Но  он  был  доволен  тем,  что  имел. Все  его  звали  Анатолием,  даже  близкие.
Он  подходит  к  окну  и  отодвигает  в  сторону  штору.  Скоро  необходимо  идти  на  остановку  трамвая,  встречать  с  работы  жену  Любу.  Инспектору  дорожного  надзора  ГАИ  не  очень  нравились  вечерние  смены  жены,  которая  работала  аппаратчицей  на  хифармкомбинате и  была  вынуждена  довольно  часто  возвращаться  со  смены  в  позднее  время.  Но  ему  приходилось  мириться  с  этим  обстоятельством.  Самому   очень  часто доставалось  нести  не  лёгкую  милицейскую  службу  и  днём  и  ночью,  в  любую  погоду,  и  даже  в  праздничные  дни,  когда  другие  граждане  дружно  отдыхали.
Две  дочери,  старшенькая  Оксана,  девяти  лет  и  младшая  Елена,  шести  лет,  давно  управились  с  домашними  школьными  заданиями,  смотрели  телевизор,  так  же,  как  и  отец,  с  нетерпением  ожидали  прихода  матери.
- Папа,  а  ты  скоро  пойдёшь  встречать  маму?  Оторвавшись  от  экрана,  спрашивает  его  Оксана.
- Уже  темно  на  улице!
- Обязательно  пойду.  Ещё  немного  подождём  и  я  отправлюсь.
Он  смотрит  на  ручные  часы,  отсчитывая  оставшиеся  минуты  до  выхода.  Не  однажды  он  выходил  в  позднее  время,  чтобы  встретить  жену  с  работы.  По  этой  причине  знал  время  своего  выхода  с  точностью  до  минуты.  За  всё  это  время  не  было  ни  одного  сбоя  в  приходе  трамвая,  и  успевал  он  всегда  вовремя.  Через  тёмное  окно  он  видит  серые  силуэты  домов,  а  над  ними  -  рано  взошедший  серп  луны,  то  и  дело закрываемой  рваными  клочьями  быстро  несущихся  облаков.
- Пора,  время   вышло!  Решает  он  и  одевает  пальто.
- Грейте  ужин,  мы  скоро  придём  с  нашей  мамой.
- Хорошо,  папа!
И  девочки, оторвавшись  от  экрана  телевизора,  быстро  направились  на  кухню.
Проживал  Ходжадурды  по  улице  Стопани  в  доме  № 33,  не  далеко  от  кинотеатра  «Кристалл»  и  от  остановки  трамвая,  шедшего  с  рабочими  смены  химфармкомбината.  Но,  в  этот  раз  его  расчёты  не  оправдались.  Чёткое  расписание  движения  дало  сбой,  и  трамвай  прибыл  на  остановку  немного  раньше.  
Любовь  Аркадьевна,  не  увидев  мужа  на  площадке  остановки,  решила  одна  побыстрее  пойти  домой,  полагая,  что  в  скорости  по  пути,  вот-вот,  она  повстречает идущего  на  встречу  ей  мужа.  Да  и  погода,  с  пронизывающим  ветром  и  секущим  снегом,  не  располагали  стоять  и  мёрзнуть  на  остановке.
Опустившись  по  лестнице  полутёмного  подъезда,  Ходжадурды  вышел  на  улицу.  Вокруг  глухая  мгла,  нарушающаяся  порывами  ветра.  Лишь  у  крайнего  дома  улицы,  над  дверью  подъезда,  горит  тусклая  электролампочка.  Дуновение  ветра  заставило  его  поёжиться  и  поправить  головной  убор.  Всё  было  как  обычно,  как  всегда.  Быстрыми  шагами  он  направился  вдоль  улицы,  туда,  где  находилась  остановка.  Ничего  не  предвещало  плохого.  И  тут  он,  сквозь  посвисты  ветра,  отчётливо  услышал:
- Толя, Толя,  помоги!
Он  узнал  его  до  боли  знакомый  и  родной  голос  жены,  который  не  мог  бы  спутать  ни  с  каким  другим.  Его  охватила  смутная  тревога  и  беспокойство:  «Что-то  случилось  с.  Любой!».  Понял  он  и  бегом  кинулся  в  сторону  доносившегося  тревожного  голоса  жены.  Пробежав  метров  тридцать,  он  увидел  бегущую  к  нему  знакомую  фигуру  жены.  По  её  силуэту  он  признал  её  сразу  же.  Но  что  это!?  Волосы  у  неё  растрёпаны  ветром,  в  руках  отсутствует  сумка,  которую  всегда носила  с  собой.  С  разбегу  она  кидается  к  нему  и,  обняв  за  шею,  прижалась  вздрагивающим  от  пережитого  страха  телом.
- Люба,  что  случилось?
- Ограбили  меня,  сняли  шапку  и  вырвали  из  рук  сумку.  Взволнованным,  прерывающимся  от  волнения  голосом  проговорила  она.
- Когда,  где!?
Кровь  ударила  в  голову  горячими  толчками,  заставив  мозг  работать  на  самом  высоком  уровне.  Внутри  всё  закипело.  Такого  прощать  преступникам  нельзя.  А  здесь,  тем  более,   пострадала  родная  жена.
- Только  что.  Молодые  мужчина  и  женщина.  Я  не  успела  опомниться,  как  всё  это  случилось.
- В  какую  сторону  они  скрылись?
Он  хорошо  понимал,  что  нужно  незамедлительно  действовать.  Дорога  каждая  минута,  секунда.  Иначе  будет  поздно.
- Они  побежали  и  скрылись  вот  за  этим  домом, - она  показывает  рукой  направление  и  добавляет,  хорошо  зная  расположение  и  нумерацию  домов, - за  дом  « 35,  в  сторону  «Усольчанки».
Взглянув  в сторону  указанного  женой  направления,  он  ничего  не  увидел.  Виднелись  лишь  едва  различимые  силуэты  домов  да  голые  деревья. Мысли  заработали  лихорадочно,  с  быстротой  молнии.  По  роду  своей  работы  он  знал  великое  множество  стоящих  и  не  стоящих,  на  учёте,  преступников.  Не  однажды,  совместно  с  другими  службами,  принимали  участие  в  рейдах  по  контролю  за  их  поведением.  Но  мысль  не  успела  ничего  подсказать.
- Необходимо  их  догнать,  потом  узнаем,  кто  занимается  этим  промыслом.  
- Догнать,  догнать,  догнать – это  была  у  него  уже  единственная  мысль,  громко  и  многократно  ударяющая  в  мозг.
Не  теряя  времени,  отстранив  от  себя  всё  ещё  дрожащую  жену,  он  стремглав  кинулся  вдогонку  уходящим  от  возмездия  преступникам.  Долг  милиционера  и  мужа  придал  ему  силы  для  бега.  Дальше  времени  на  размышления  уже  не  оставалось.  Оно  словно  остановилось  для  восприятия  его  сознанием.  И  это  оказалось  роковым  случаем  с  печальным  для  него  исходом.
Ходжадурды  достиг  того  дома,  не  зная  о  том,  что  за  его  углом  притаился  преступник,  достав  заточку  из-за  голенища  сапога. Встав  у  края  угла  дома,  приготовился  для  нанесения  удара.  Матёрый  бандит  точно  рассчитал  путь  следования,  преследовавшего  его  мужчины.  Конечно, что  тот  является  сотрудником  милиции,  он  не  знал,  и  даже  не  предполагал.  Для  него,  в  данный  момент,  он  был  простым  объектом,  представляющим  опасность.  Он  прекрасно  понимал,  что  если  они  будут  обнаружены,  то  их  постигнет  жёсткая  рука  возмездия  разъярённого  мужчины,  и  им  здорово  достанется.  И  всё  это  не  сойдёт  с  рук.
Ходжадурды,  ослеплённый  яростью  и  ненавистью  к  преступникам,  можно  так  сказать,  потерял  некоторую  бдительность.  Он  появился  там,  где  и  рассчитывал  преступник.  Будучи  не  видимым,  укрывшись  сразу  за  углом  дома,  решил  нанести  роковой  удар.  Преступник  в  ужасе  услышал  топот  быстрых  ног  преследователя.
И  вот  он,  преследующий  его  мужчина.  Рассмотреть  лица  в  темноте  не  возможно,  да  и  это  ему  и  не  нужно.  Два  молниеносных  удара  в  грудь  опрокинули  Ходжадурду  на  спину.  Один  из  ударов  заточки  задел  своим  острым  концом  сердце,  не  оставив  никаких  шансов  на  выживание.  Преступники  скрылись  с  места  своего  кровавого,  чёрного  дела,  оставив  лежать  на  земле  истекающего  кровью  милиционера.
Тускнеющие  глаза  ещё  какое-то  время  были  живыми,  словно  прощались  с  этим  таким  прекрасным  для  него  мира.  Но  вот  узкий  серп  луны  закружился  в  немыслимом  водовороте,  превратившись  в  гигантский  яркий  свет,  зовущий   неудержимой  силой  в  своё  бесконечное  лоно.
- Ну,  вот  Аллах,  и  свиделись  мы!
Была  его  последняя,  уже  не  мирская,  ясная  мысль.  Он  сопротивлялся  изо  всех  своих  сил,  но  неведомая  сила  подчинила  его  этому  зову,  унесла  его  душу  в  другую полуреальность,  из  дверей  которой  в  наш  мир  выйти  нет  возможности,  нет  возврата.  И  только  память  родных,  близких,  коллег   будет  помогать  ему  жить  в  другом  мире,  с  любовью  и  теплотой  вспоминая  и  их,  оставшихся  продолжать  жить  на  Земле.

Не  смотря  на  титанические,  сразу  же  принятые  оперативно – розыскные  меры  по  поиску  преступников,  результатов  не  дали.  Прошёл  год  со  дня  совершения преступления.  Найти  и  наказать  виновных  в  смерти  милиционера стало  делом  чести  Усольской  милиции.  И  она постоянно  работала  в  этом  направлении.  Пришёл  свой  срок  и,  возмездие  свершилось,  Да  и  иначе  не  могло  быть.  Чист  перед  Аллахом  Ходжадурды.  Молодому,  начинающему  делать  свои  первые,  даже  не  опытные  шаги,  в  милицейской  службе  Валерию  Труфанову,  оперативному  работнику,  поступили  заинтересовавшие  его  сведения,  которые  могли  пролить  свет  на  прошлое  преступление,  связанное  с  убийством  милиционера.
- Факты  необходимо  проверить.  Решил  он, и,  прихватив  с  собой  серьёзный  наряд  милиции  в  лице  участкового,  под  предлогом проверки  паспортного  режима,  нанёс  визит  к  подозреваемым,  молодым  мужчине  и  женщине,  проживающим   в  общежитии  № 12,  в  том  же  районе,  где  и  произошло  убийство.  Факты  подтвердились.  Были  изъяты  и  опознаны  потерпевшей  женой  Орунова  Любовью  Аркадьевной,  шапка  и  сумка,  которые  хранились  в  шкафу  у  преступной  парочки.
Убийца  получил  высшую  меру   наказания,  по  тем  временам, - расстрел,  а  его  сообщница  14  лет  лишения  свободы.  На  суде  они  раскаивались  в  содеянном  и  просили,  умоляли  о  снисхождении  к  ним.  Но справедливое  решение  суда  было  неукоснительным  и  приведено  в  исполнение.
Инспектор  дорожного  надзора  ГАИ,  младший  сержант  милиции,  Орунов  Ходжадурды  Атаниязович  родился  22  февраля  1954  года  в  Туркменской  ССР,  Чарджоуской  области,  Парабского  района.  Пришёл  работать  в  Усольский  РОВД  с  26  апреля  1976  года.  Погиб  16  апреля  1984  года,  в  самом  расцвете  сил,  в  возрасте  тридцати  лет.  Память  о  нём  жива  и  поныне.  Ветераны  ГОВД  помнят  о  нём  и  о  его  близких.  Совет  ветеранов  Усольского  ГОВД,  на  празднование  дня   ветерана   МВД  17  апреля  пригласил  вдову  погибшего  Орунову  Любовь  Аркадьевну,  которая  откликнулась  на  предложение  и  приехала  в  наш город  Усолье-Сибирское.  Женщины  ветераны:  Михеева  Людмила  Васильевна, Горохова  Мария  Андреевна,  Медведчук  Людмила Ивановна,  Панова  Раиса  Георгиевна  прекрасно  помнят  Любовь  Аркадьевну.  Они  окружили  её  теплотой  и  вниманием,  вспоминая  за  праздничным  столом  давно  минувшие  дни  и  дела.

Я  смотрю  на  эту,  уже  не  молодую  женщину,  сидящую  за  соседним  столиком  с  нашими,  празднично  одетыми  женщинами  и  невольно приходит  мысль:
- Прошло  больше  четверти  века,  а  она  не  забыла  о  своём  муже.  Значит,  любила  его  понастоящему.  А  возможно  помнит  и  любит  поныне.  Иначе  не  приехала  бы  к  нам  на  эту  встречу  из  далёкого  города,  чтобы  посетить  могилу  мужа  и  положить  на  неё  цветы.  

Сторож  Русаков.
Всю   свою  сознательную  жизнь,  начиная  с  1960  года,  Русаков  Николай  Прокопьевич  проработал  в  Усольском  автотранспортном  предприятии  (АТП)  водителем  автобуса.  В  начале  2000  года  вышел  на  пенсию,  так  как  был  1940 года  рождения  и  подошёл  пенсионный  срок.  Но  сидеть  дома,  привыкшему  быть  среди  людей  профессиональному  водителю,  не  хотелось.  А  тут  как  раз  подвернулось  место  сторожа  в  гаражном  кооперативе  «Овражный».
Приняли  на  работу  сразу.  Дурными  привычками  и  склонностями  не  страдал  и  к  своим  служебные  обязанностям  относился  очень  серьёзно.  Одна  беда  мучила  его,  страдал  заболеванием  «астмой»  и  ни  как  проклятую  не  мог  излечить.  То  затихала,  уходя  далеко-далеко  в  лёгкие,  то  объявлялась  по-новому,  мучая  Николая  Прокопьевича,  своей  нудной,  ноющей  болью,  резко  проявляющуюся  при  кашле,  который  случался  довольно  часто.  Но  самое  страшное  было  не  всё  это,  а  совсем  другое.  Обширное  поражение  органа  дыхания  привели  к  тому,  что  выносливость  всего  организма  резко  упала,  так  как  доступ  кислорода  в  крови  был  ограничен  и  затруднён.  Порой  в  минуты  наступившего  удушья,  ему  приходилось  бросать  всё,  что   бы  он  ни  делал  и  пользоваться  специальным  приспособлением  «ингалятором»,  брызгая  раствор – аэрозоль  себе  вовнутрь  полости  рта.
Вот  и  сегодня  6  октября  2000  года  он,  как  обычно,  заступил  на  суточное  дежурство,  расписавшись  в  журнале  приёма-передачи,  и  принял  хозяйство  от  предшественника.
- Будь  внимательным  Николай  Прокопьевич.  Вечером  я  не  впустил  подозрительных  ребят,  были  пьяны.  Да  и  мне  они  совсем  не  знакомы.  Наглые  и  хамоватые  такие.
- Спасибо  за  информацию.  Главное,  что  бы  работал  телефон.  Если  что,  вызову  милицию.
- Телефон  в  исправности.  Ну,  пока,  я  пошёл,  домашние  заждались.
- До  свидания.
Выложив  из  сумки  суточные  припасы,  на  пропитание  и,  конечно  же,  ингалятор,  он  вскипятил  воду  и  заварил  чай.  После  ужина   пошёл  осматривать  своё  не  малое  хозяйство.  Ответственность  большая,  если  произойдёт  кража  по  вине  сторожа,  то  накажут  и  рублём.  А  это  весьма  ощутимо  при  мизерной  пенсии,  и,  в  общем-то,  не  большой  зарплате  сторожа.
Во  дворе  стояло  начало  октября.  Порывистый  ветер  намёл  кучи  листьев,  прятавшихся  к  воротам  гаражей.  Тепло  исчезло  вместе  с  гусями  и  журавлями,  улетевших  далеко  на  юг.  По  всей  вероятности  преступники  и   воспользовались  непогодой,  полагая,  что  сторожу  в  это  время  легче  отсидеться  в  сторожке,  чем  осматривать  охраняемый  объект.  Да  и  за  шумными  порывами  ветра  не  слышно,  как  орудуют  они  у  ворот,  присмотренного  заранее,  гаража.  На  улице  постепенно  стемнело.  Непогода  не  успокаивала  свой  нрав,  а  даже  начала  усиленно  шалить,  порой  завывая  в,  подходящих  к  сторожке,  проводах.  
- Пора  идти  на  обход.
Подумал  Николай  Прокопьевич  и,  заперев  сторожку,  направился  на  осмотр  гаражей,  по  заранее  отработанному  маршруту.
- Жаль,  что  нет  ружья.  Плохо  наш  начальник  беспокоится  о  нас.  
Думал  он,  медленно  шагая  между  гаражами и  внимательно  осматривая  запоры  в  тусклом  свете  редких  электролампочек.  Вот  и  конец  боковой  «улицы»  кооператива,  и  нужно  будет  сворачивать  под  прямым  углом   на  следующую.  И  тут  Николай  Прокопьевич  заметил  мелькнувший  свет  из  гаража,  который  быстро  исчез.
- Кто-то  посторонний  в  гараже!  Никак  воры  проникли.
Он  подходит  поближе,  что  бы  разглядеть,  что  делают  преступники. И  видит,  как  они  загружают  вещи  в  автомашину.   Ему  бы  сразу  метнуться  в  сторожку  к  телефону,  а  он  решил  побыть  Шерлоком  Холмсом.  Но  и  воры  оказались  не  глупыми.  Из  быстро  открывшихся  дверей  вышел  один  из  них,  отправленный,  что  бы  осмотреться.  Он  успел  рассмотреть  фигуру  сторожа  и  понял,  что  им  грозит  «смертельная»  опасность,  если  тот  сообщит  по  телефону  в  милицию.  Его  одного,  старого  человека  и  без  оружия  они,  будучи  втроём  не  боялись.  Могли  справиться  в  считанные  секунды.  Понял   это  и  Николай  Прокопьевич.  Не  теряя  времени,  он  кинулся  в  спасительную  сторожку,  где  можно,  заперев  двери,  воспользоваться  телефоном.  Но  с  молодостью  соперничать  трудно  и  практически  бесполезно.  Он  бежал,  как  мог,  из  всех  своих  сил.  Но  болезнь  дала  себя  знать.  Он  стал  задыхаться,  организму  катастрофически  не  хватало  спасительного  кислорода.  Он даже  и  не  заметил,  организм  сделал  за  него  сам,  как  замедлился  темп  бега.  Сзади  уже  слышен  топот  ног,  догонявших  его  людей.  До  сторожки  оставалось  не  более  трёх  метров,  как  он  почувствовал  сильный  толчок  в  спину  и  со  всего  разбегу  рухнул  на  землю  лицом  в  низ.  К  лежащему,  почти  без  сознания,  сторожу  подбежали  все  трое.
- Что  будем  делать  с  ним?
- Затащим  пока  в  сторожку.
- Давай.
Подхватив  лежащего  за  руки  и  за  ноги,  они  быстро  внесли  его  в  помещение.
- Давай  свяжем  пока  его.
Скомандовал  высокий  тип,  видимо  старший.
Ему  крепко  связали  руки  и  ноги,  в рот  заткнули  кляп,  оторвав  кусок  засаленной  занавески  с  единственного  окна  сторожки.
- Пошли,  дел  у  нас  ещё  много.
Обрезав  телефонный  провод,  с  наружной  стороны  сторожки,  они  удалились  продолжать  своё  задуманное,  грязное  дело.  Не  прошло  и  половины  часа,  как  к  сторожке  подъехала  автомашина,  как  выяснилось  позже,  новая  девятка,  с  загруженным  в  багажник  инструментом  и  запасными  частями,  которые  припас  хозяйственный  владелец  гаража,  принадлежала  всё  тому  же  владельцу  ограбленного  гаража.  Необходимо  открывать  ворота  и  вся  троица  ввалилась  в  помещение  сторожки.  Они  торопились,  в  любой  момент  могла  подъехать  к  воротам  любая  автомашина  на  ночную  стоянку.  При  свете  электролампочки,  пришедший  в  себя  сторож,  хорошо  разглядел  троицу,  узнав  среди  них  одного  знакомого  парня.  Вытолкнув  кляп  при  помощи  торчащего  в  сене  гвоздя,  Николай  Прокопьевич  произнёс:
- И  ты  Сашка  здесь.  Вот  отцу  расскажу. Вы  ребята  не  отдаёте  отчёт  своим  действиям.
Испугавшись,  Сашка  даже  побледнел.  Он  отвёл  в  сторону  длинного,   старшего  из  их  команды.
- Надо  что-то  делать,  если  расскажет  отцу,  мне  здорово  достанется.  Он  же  у  меня  важный  чиновник,  ты  же  это  знаешь.
На  лбу  длинного  собралась  гармоника  тонких  морщинок.  Он  обдумывал  сложившуюся,  не  приятную  для  них  ситуацию.  Ему  также  не хотелось  «засветиться»  и  не  дай  Бог,  угодить  в  руки  правосудия.
- Ты  вот  что,  накинь ему  на  лицо  плащ.  А  остальное  я  беру  на  себя.  
Схватив  с  вешалки  дождевой,  серый  плащ,  Сашка,  молча,  набросил  его  на  лицо,  всё  ещё  лежащего  со  связанными  руками  и  ногами,  сторожа,  отведя  глаза  в  сторону,  что  бы  не  встретиться  с  последним  взглядом  Николая  Прокопьевича.  Длинный,  сев  «верхом»  на  сторожа с  силой  сжал  горло  лежащего.
Николай  Прокопьевич,  кроме  душевных  мук  испытывал  физические.  Но  он  уже  разговаривал  не  с  людьми,  а  с  Богом,  прося  в  последние  секунды  жизни  у  него  и  у  своих  близких  прощения.  Конвульсивные  судороги  длились  не  долго,  тело  дёрнулось  несколько  раз  и  обмякло.
- Готов,  сматываемся.
Скомандовал  старший  и  троица,  отперев  навесной  замок  на  въездных  воротах,  шустро  скрылась  с  места  происшествия,  дав  полный  газ  «девятке».

Участковый  Видякин.
Старшему  участковому  Усольского  РОВД  Видякину  Виктору  Александровичу  совсем  не  так  давно исполнилось  всего  сорок  лет.  Возраст,  во  время  которого  у  человека  ещё  много  сил,  энергии  и  страсти  что-то  сделать,  сотворить.  Ещё  молодой  организм  не  замечает  усталости. За  достигнутые  успехи  в  работе,  не  так  давно  получено  звание  старшего  офицера - майор  милиции,  а  также  должность  старшего  участкового,  соответствующая  званию.  Была  и  дальнейшая  отличная  перспектива  достойного  продвижения  по  служебной  лестнице  и  соответственно  занятие  руководящих  постов  в  структуре  ОВД.
В  тот  день,  17  сентября  1997  года,  настроение  у  Виктора  Александровича  было  отличным.  На  работе  всё  ладилось,  в  доме  полный  порядок.  Хотя  и  числится  посёлок  Белореченский  с  весьма  не  лёгкой  криминальной  обстановкой,  милиция  достойно  сдерживала  её  разнузданные  и  дерзкие  действия.  Шёл  оголтелый,  без  законных  правил,  захват  и  передел  имевшейся  в  посёлке  собственности.
Проходя  по  площади  мимо  кафе  «Смак»  Виктор  Александрович  не  вольно  подумал:  «И  этот  никак  не  могут  окончательно  поделить.  Сегодня  необходимо  пообщаться  с  хозяином,  иначе  могут  возникнуть  осложнения.  А  нам  это  не  нужно».  Решил  он,  и,  пройдя  мимо  здания,  где  располагалось  кафе,  углубился  с  мыслями  в  другие  проблемы,  которых  у  старшего  участкового  всегда  было  великое  множество.
После  обеда  в  его  работе  неожиданно  образовалось  «окно»,  часа  на  полтора,  не  больше.
- Вот  и  появилось  время  сходить  в  кафе  и  посмотреть  их  учредительные  документы  и  договора, -  решил  Виктор  Александрович  и, пригласив,  к  себе  в  помощники  оперативного  работника  Никитина  Сергея,  направились  с  ним  в  это  заведение  общественного  питания.  Встретили  их  тепло  и  радушно,  так  как  весь  посёлок  прекрасно  знал,  кто  они  такие  и  откуда  пришли.  И,  конечно  же,  уважали  за  их  вежливое  и  справедливое  отношение  к  простым  людям. Официантка  провела  их  в  кабинет  директора,  который  оказался  на  своём  рабочем  месте.
- Здравствуйте! – радушно  поздоровались  они  с  хозяином.  
В  глазах  хозяина  немой  вопрос,  он  внимательно  смотрит  на  вошедших.
- Проходите  к  столу  Виктор  Александрович.  С  чем  пожаловали  к  нам?
- Есть  проблемы  Александр  Петрович,  да  ещё  какие.  Для  начала  вы  покажите  нам  учредительные  документы  и  хозяйственные  договора.
Молча,  достав,  без  лишних  вопросов,  из  сейфа  затребованные  документы,  директор  положил  их  на  стол  перед  милиционерами.
-У  меня  к  вам  вопрос,  Александр  Петрович.
- Да!?  Спрашивайте.
- Вам  кто-нибудь  мешает  работать?
- Бывает  иногда.  Пьяные  компании  устраивают  драки,  какие-то  сходняки   и  разборки.  По  этим  причинам,  вероятно,  жалобы  на  нас  поступают?
- И  это  тоже  имеется.
По  имевшимся  оперативным  сведениям,  которые  совсем  недавно  получены  от  своих  доверенных  лиц  и  от  оперуполномоченного  Никитина  Сергея,  это  кафе  хотят  прибрать  к  своим  рукам  набравшаяся  силы  и  наглости  бандитская  группировка под  руководством  местного  авторитета.  Этими  сведениями  и  поделился  Сергей  со  старшим  участковым   Виктором  Видякиным.  Вот  они  и  приняли  совместное  решение  о  посещении  кафе,  чтобы  лично  убедиться  в  том,  что  бумаги  у  хозяев  кафе  находятся  в  полном  порядке,  в  соответствии  с  законами.
Занявшись  тщательной  проверкой,  милиционеры  не  замечали  быстро  бегущего  времени.
- Может  вам  кофе  принести? – спрашивает  их  директор,  заглянув  в  свой  кабинет, и  видя,  как  упорно  работают  милиционеры,  изучая  договора.
- Кофе  можно.
Они  отвлеклись,  сделав  не  большой  перерыв.  Официантка,  в  белых  переднике  и  чепчике,  занесла  им  по  стакану  горячего  кофе  и  два  бутерброда  с  сыром.
- Спасибо  девушка,  а  то  мы  что-то  заработались,  можно  попить  и  кофе.
Через  открывшуюся  дверь,  они  услышали  шумный,  многолюдный  зал,  гудящий,  словно  улей  пчёл,  когда  его  растревожат.  Доносятся  громкие  выкрики  и  возгласы.
- Разгулялись  молодёжь,  как  бы  чего  не  произошло.
Участковый  прекрасно  знал  оперативную  обстановку  в  посёлке  и  то,  что  здесь  постоянно  организовывают  массовые  драки  между  различными  группировками  и  кланами.
- Наверное,  кое-кто  хочет,  чтобы  мы  прикрыли  кафе  из-за  этих  постоянных  драк  и  следующих  за  ними  жалоб  граждан, - пришёл  окончательно  к  выводу   Никитин  Сергей.
- И  чувствуется  здесь  чья-то  твёрдая  рука
- Вот  наше  с  тобой  дело  в  этом  во  всём  разобраться  и  принять  меры.
Они  приглашают  в  кабинет  директора  заведения.
_ Александр  Петрович.  Документы  ваши  мы  тщательно  посмотрели  и  изучили.  Нам  с  вами  необходимо  поговорить.  Разговор  будет  не  простой  и  долгий.
Из  зала  снова  донеслись  пьяные  выкрики  подгулявшей  молодёжи.
- А  можете  их  удалить  из  зала? -  спрашивает  Сергей  директора.
- Конечно,  у  нас  перерыв  на  обед. Он  ушёл  в  зал  и  в  скором  времени  весь  этот  галдёж  прекратился,  и  в  зале  наступила  тишина.
Из  маленького  и  душного  кабинета  начальника,  они  вышли  в  зал,  и  присели  за  крайний  столик,  намериваясь  продолжить  с  директором  начатый  разговор.  Официантка  вновь  подала  кофе,  и  они  углубились  в  беседу  с  хозяином,  который  исполнял  обязанности  директора  заведения.  Оторвав  усталый  взгляд  от  бумаг,  Виктор  выглянул  в  окно.  Ему  хорошо  видна  прилегающая  площадь  и  дом  культуры.  По  улице  несётся  грузовик  КАМАЗ.
- Чего  это  он  носится  на  такой  скорости?  Ещё  кого  и  сбить  могут, - подумалось  ему, - наверняка  пьяные.
Громко  проскрипев  тормозами,  грузовик  остановился  у  кафе  «Смак»,  как  раз  напротив  входной  двери.
- Увидят  расписание,  уедут  обратно, - подумал  Виктор,  услышав  громкий  стук  в  двери.  Но  его  и  его  коллеги,   надежды  не  оправдались.  Подъехавшие  граждане  продолжали  настойчиво  и  часто  стучаться.  Да  так  громко,  что  казалось,  что  они  вот-вот  выломают  двери  или  они  слетят  с  петель.
- Александр  Петрович, скажите  им,  что  заведение  закрыто  на  обед  и  откроется  через  час, - посоветовал  участковый  хозяину,  сидевшему  рядом  с  ними.
- Жаль,  что  одет  не  в  форменную  одежду, - пожалел Виктор  Александрович  о  том,  что  одет  не  в  милицейский  мундир,  а  в  обычную,  гражданскую  одежду.   Он  знал,  что  за  долгие  годы  службы  его  почти  все  граждане  посёлка  знали  в  лицо,  и  поэтому  он  частенько  обходился  без  кителя  с  погонами  и  фуражки.
Но  на  замечания  хозяина,  ломящиеся  в  двери  молодые  люди,  не  реагировали  ни  каким  образом.  Посла  его  «куда  подальше»,  продолжили  своё  дело  ещё  пуще  прежнего.
- Хотят  купить  водки  или  вина,  желают  выпить, - сообщил  Александр  Петрович,  вернувшись  обратно  и  сев  за  столик.
- Они  так  могут  вынести  двери.
Виктор  Александрович  понял,  что  идти  и  успокаивать  разгорячённых  молодых  людей  необходимо  ему,  представителю  местной  власти.
- Может  кто-то  из  местных,  так  быстро  решу  вопрос, - размышлял  он,  идя  к  громыхающей  двери,  даже  и  не  предполагая  в  самых  ужасных  мыслях,  что  всё  это  печально  закончится.
Успокаивать  распоясавшихся  хулиганов  приходилось  прежде  и  не  однажды.  Громыхания  двери  не  прекращались.  Виктор  показывает  рукой  на  временную вывеску,  регламентирующую  работу  кафе.  Но  в  ответ  громкие  маты  и  откровенные  угрозы.
- Жаль, не  взял  пистолет,  всякое  может  случиться.
Пожалел он  о  том,  что  не  оформил  разрешения  на  постоянную  носку  оружия.  Всё  оттягивал  из-за  отсутствия  в  квартире  надёжного  металлического  сейфа.
Повнимательнее  присмотревшись  к  стучащим  парням,  он  опознал  одного  из  них.  Тот  находился  в  розыске  за  разбой,  и  на  него  даже  имелась  ориентировка.
- Опасный  тип.
Понял  он  всю  серьёзность  и  решил  подстраховаться,  постараться  его  задержать.
- Ты  вот  что,  Сергей  Алексеевич.  Давай  по  быстрому  за  подмогой  к  Кругликову  Виктору,  сам  знаешь,  где  он  находится.  Иди  через  служебный  вход,  там  тебя  не  заметят.  
Никитин  понял  всё  и,  не  став  задавать  лишних  вопросов,  направился  за  помощью.
- Ты  тут  осторожней  с  ними.- Только  проговорил  он  и  почти  бегом  скрылся  за  дверью.
- Не  достучавшись,  они  могут  уехать  обратно.  А  как  быть  с  тем,  на  кого  имеется  ориентировка? – Побежали  мысли,   напомнив  ему  о  том,  что  он  милиционер  и  его  долг  задержать  преступника.  Быстро  вернувшись  к  двери,  он  повернул  торчащий  в  скважине  ключ  и,  приоткрыв  дверь,  спросил:  
- Чего  хотите?  Табличку  видите  «закрыто»?
Он  прекрасно  видит,  что  эти  двое  ничуть  не  испугались,  ни  его,  ни  его  басовитого  голоса.  Подогреваемые  винными  парами,  ещё  не  вышедшими  из них,  они  стали  ещё  наглее  и  нахальнее.  По  их  лицам  было  отлично  видно,  что  они  уже  пьяны,  но  им  очень  хочется  продолжить  попойку.
- Нам  водки  пару  бутылок,  больше  ничего  не  нужно. – Проговорил  тот,  что  находился  в  бегах.
- Да  что  ты  с  ним  разговариваешь?
Второй  парень,  что  был  на  много  здоровее  и  выше  первого,  схватил  Виктора  обоими  руками  и,  подтянув к  себе,  хотел  его  отстранить,  чтобы  пройти  во  внутрь. Сработал  инстинкт  самосохранения  и  надежда  на  то,  что  скоро  придёт  помощь.  Приёмом  «самбо»,  схватив  руки  попадающего,  от  которых  уже  трещала  рубашка,  он  резко  завернул  их  в  сторону,  повалив  нападающего  на  бетонный  пол.  Но  Виктор  Александрович  понимал,  что  ему  нужен  не  этот,  а  тот,  другой  тип.  Ещё  мгновение  и  тот  может  броситься  на  помощь  своему  собутыльнику.  Но  Виктор  Александрович  обладал  быстрой  реакцией,  не  хуже  чем  у  любой  кошки.  Оставив  лежащего  на  бетоне  парня,  он  бросился  на  встречу  другому,  готового  кинуться  на  помощь  товарищу.  Разогретый  и  возбуждённый  спиртным,  он  оказал  яростное  сопротивление.  Борьба  продолжалась  не  долго.  Метнувшийся  к  кабине  грузовика,  ранее  уложенный,  который  довольно  быстро  поднялся  и  сориентировался,  выхватил  из-под  сидения  монтировку  и  кинулся  к  схватившимся  у  двери,  чтобы  оказать  помощь  своему  товарищу,  которого  уже  повалил  участковый,  и  хотел,  было  связать  ремнём  руки  парня.  Всё  это  свершилось,  за  какие  то  секунды.  Подбежав  сзади,  со  спины  Виктора  Александровича,  он  быстро  размахнулся  и  нанёс  резкий  удар  по  его  голове.  Тело  обмякло,  руки  выпустили  ремень,  и  он  упал  ничком  на  лежащего  парня.
- Быстро  уходим. - Видя  такое  дело,  почти  закричал  от  страха  вставший  парень.  Но  второй  думал  по-своему.  Злость  не  проходила  и  требовала  дальнейшего  мщения.  Он  пнул  пару  раз лежащего  на  бетонном  полу  участкового  и  проговорил:
- Теперь  всё,  поехали.
- Давай  по  быстрому  заводи,  сматывайся. – Скомандовал  другой  водителю,  сидевшему  в  кабине  и  не  принимавшему  участия в  этой  драке.  
Зарычал  мотор,  и  КАМАЗ  рывком  тронулся  с  места.  Когда  проезжали  мимо  лежащего  Виктора  Александровича,  тот  парень,  что  ударил  монтировкой,  положил  руку  на  баранку.  Участковый  был  ещё  жив  и  пытался  подняться.  Крутанув  руль  в  его  сторону,  он  направил  тяжёлый  грузовик  прямо  на  лежащего.  КАМАЗ  тряхнуло,  и  он  проехал  по  телу  участкового,  вдавив  его  в  бетон.  Не  останавливаясь,  он  в  скором   времени  скрылся  за  поворотом.  
От  удара  монтировкой,  реальный  мир  для  Виктора  Александровича,  опрокинулся  и  обратился  в  разноцветную  радугу  вращающихся  окружностей,  которые  стали  крутиться  всё  быстрее  и  быстрее,  превратившись  в  мир  разноцветных  огней.  Удар  в  спину  окончательно  разрушил  видение  этого  мира.  Лишь  на  мгновение,  покидающая  тело  душа,  распростёртое  на  земле  и  с  большой  неохотой,  против  своей  воли,  стала  подниматься  всё  выше  и  выше,  пока  её  не  поглотили  небесные  врата.
Пришедшие  на  помощь  коллеги  опоздали.  Тело  лежало  бездыханным  и  не  подавало  признаков  жизни. Прибывшая  «скорая  помощь»  констатировала  наступившую  смерть.

На  службу  в  органах  внутренних  дел  (Усольский  РОВД)  Видякин  Виктор  Александрович  пришёл  06.08.1981  г.  Погиб  17.09.1997 г.,  оставив  без  отца  двоих  детей:  сына  Сергея  1980 г. рождения  и  дочь  Марию  1983  г. рождения,  которых  воспитала  вдова  Наталья  Сократовна,  дав  им  обеим  высшее  образование.
Похоронен  Виктор  Александрович  на  городском  кладбище  города  Усолье-Сибирское.  Память  о  нём  и  его  делах  жива  и  по  сей  день.  Сослуживцы – ветераны  МВД,  с  теплотой  вспоминают  о нём  и  его  делах. Он  для  них  был  не  только  коллегой  по  работе,  но  и  настоящим, отзывчивым  другом.  А  такое  людьми  никогда  не  забывается  и  помнится  долгие,  долгие  годы,  сколько  бы  времени  не  утекло  с  того  момента,  когда  его  не  стало.
Преступников  нашли  быстро  по опознавательным  знакам  нанесённых  на  кабину  КАМАЗа.  Он  оказался  из  города  Ангарска.  Суд  воздал  должное  преступникам,  наказав  по  всей  строгости  закона.  Зачинщик  драки  с  убийством  получил  9  лет,  а  второй – 7  лет  лишения  свободы.  Водитель  КАМАЗа  был  освобождён  из-под  стражи  в  зале  суда  за  недоказанностью  его участия  в  убийстве  участкового.

Дежурный  по  ГОВД
До  сего  дня  не  утихают  разговоры  в  среде,  порой  собирающихся,  ветеранов  Усольского  городского  отдела  внутренних  дел  о  неоднозначной  личности,  майоре  милиции  Потапове  Александре  Самуиловиче,  родившегося  11  ноября  1954  года  на  севере  Иркутской  области,  в  селе  Ербагачён.  Прирождённый  охотник-поисковик,  он  и  по  приезду  в  город  Усолье-Сибирское  работал  милиционером  в  ГОВД,  много  лет  в  отделении  уголовного  розыска,  который  является  остриём  орудия  борьбы  с  уголовным  и  другими,  не  чистыми  на  руку  элементами,  которые  в  самой  уродливой  форме  проявляются  в  нашей  повседневной  жизни.  Основной  обязанностью  оперативного  работника  УР,  найти  и,  самое  главное,  задержать  преступника.  А  это  порой  сопряжено  с  определёнными  трудностями.  Конечно,  вызвать  группу  задержания  или  ОМОН    и  задействовать  её  для  захвата  необходимо,  но  порой  обстоятельства  складываются  так,  что  приходится  рисковать  в  одиночку.  Но  для  того,  чтобы  выйти  на  преступника,  требуется  очень  много  предварительных,  неимоверных  затрат,  усилий  и  времени.  Для  этих  целей,  уже  ни  для  кого  не  секрет,  используется  армия  секретных  сотрудников,  информаторов,  которые  на  языке  обывателя  звучат  «стукач».  Но,  что  поделаешь,  жизнь  заставляет  идти  на  такое.  Работнику  силовых  структур  просто   необходимо  иметь  свои  «глаза  и  уши»  в  нашем  многоликом  обществе,  иначе эффективность  работы  будет  нулевой.  Вот  и  плетут  свои  сети  работники  военной  контрразведки,  ФСБ,  МВД  и  иные  другие  «секретные»  службы.  Был  свой  «приход»  и  у  бывшего  старшего  оперуполномоченного,  не  один  месяц  отработавшего  в  новой  должности  дежурного  по  ГОВД,  Александра  Самуиловича.  Своего  рода  расставленные  капканы  для  ловли  «зверя».
В  этот  весенний  день,  24  марта  1993  года  Александр  Самуилович,  на  утреннем  рапорте  у  начальника,  получил  сведения  о  том,  что  в  районе,  который  ранее   курировал  он,  предположительно,  находится  находящийся  в  розыске   бандит  и  убийца  Кресцов  Фёдор,  совсем  недавно  совершивший  уголовное  преступление.  Требовалось  немедленно  его  задержать,  иначе  тот  может  совершить  целую  серию  убийств.  Он  очень  озлоблен  и  поклялся  отомстить  родственнику,  завладевшему  его  жильём.  
Совсем  недавно  развалился  СССР.  По  стране,  да  и  городу  Усолье-Сибирское  гуляет  беспредел,  и  количество  преступников  резко  возросло.  Многие,  потеряв  жизненные  ориентиры,  жили  одним  днём,  не  заботясь  о  завтрашнем  дне,  становясь  полулюдьми,  полузверями.  И  в  такой  не  простой  социальной  обстановке  приходилось  жить  и  работать  ребятам  из  уголовного  розыска, для  которых  день  и  ночь  сливались  в  единый  рабочий  день.
Из  головы  Александра  Самуиловича  не  выходила  информация  начальника.  Если  не  упредить  преступника,  то  может  произойти  не  поправимое,  которое  ляжет  чёрным  пятном  не  только  на  уголовный  розыск  и  дежурную  часть,  но  и  на  всю  Усольскую  милицию.  Мозг  лихорадило  работой,  прокидывая  сотни,  возможных,  вариантов  его  обезвреживания.
- Согласно  ориентировки,  он  всегда  носит  при  себе  оружие.  Физически  силён  и  коварен,  но  брать-то  его  нужно!
Размышлял  Александр,  подъезжая  на  автобусе  к  привокзальному  району  города.
- Зайду,  посоветуюсь  к  «Косматому»
Решил  он,  вспомнив  о  своём  информаторе  Николае,  вечно  с  распущенными  космами  чёрных  волос,  точно  определяющих  его  «кликуху».
Ему  повезло,  Николай  находился  дома.  На  звонок  вышла  его  сожительница  Анна,  с  синяком  под  глазом  и  уже  немного  навеселе.  Увидев  Александра,  сморщилась,  словно  от  зубной  боли  на  последней  стадии.  Процедив  сквозь  сжатые  зубы:  «Проходи»,  и   исчезла  в  дверном  проёме  комнаты.  
Информатор  спокойно  опочивал  на  диване  в  зале  у  включенного  телевизора.  Услышав  звонок  и  поняв,  что  к  ним  пришли  гости,  он,  собравшись  с  силами, сел  на  диване, оглядывая  входящего  осоловевшими  глазами.  Наконец  он  понял,  кто  стоит  перед  ним.  
- Здравствуйте,  Александр  Самуилович.  Присаживайтесь.
Он  потянулся  рукой  к,  стоящей  на  табурете  около  дивана,  бутылке  с  не  допитой  водкой.
- Может  по  сто  граммов  за  встречу?
Александру  не  хотелось,  чтобы  Николай  «закозлил»  и  замкнулся.  Долго  размышлять  на  тему  выпить  или  нет,  времени  совсем  не  было.  Решать  необходимо  практически  мгновенно.
- Можно,  граммов  по  пятьдесят.  
Согласился  Александр на  предложение  «косматого».
Разлив  водку  в  стаканы,  чокнулись.
- Дай  Бог  не  последнюю.
Произнёс  хозяин  квартиры.
- Чтоб  сбылось  то,  о  чём  мечтаем.
Поддержал  его  Александр.
После  выпитого  и  закуски  солёным  огурцом,  прямо  из  трёхлитровой  банки,  разговор  стал  более  оживлённым.
- Ты  же  просто  так  не  приходишь?
- Конечно,  дело  есть.
- Говори,  чем  смогу,  тем  помогу.
Опохмелка  разлилась  по  его  телу,  сделав  более  разговорчивым.
- Ты  не  знаешь,  где  Федька  Кресцов  ошивается?
-  «Крест»,  знаю,  частенько  вижу  у  дома  № 5  по  проспекту  Химиков.
- А  точнее  сказать  можешь?
- Конечно,  у  Нинки  с  первого  этажа  первого  подъезда.
Александр  напряг  память,  и  кое-что  вспомнил,  город  он  знал  прекрасно.
- Он  что  там  живёт?
- Точно  не  знаю,  но  видел  я  его  там  точно,  даже  выпивали  с  ним  на  прошлой  неделе.  И  Нинка  его  с  нами  была.
Александр  понял,  что  вышел  на  след  преступника  и  долго  засиживаться  у  «косматого»  не  стал.
- Спасибо  Николай,  за  ценную  информацию.
- С  тебя  бутылка.
- Хорошо,  в  следующий  раз  будет.
- Вот  и  ладненько.
Они  расстались  и  Александр,  выйдя  на  свежий  воздух,  облегчённо  вздохнул.  Всё  складывалось  положительно  в  его  сторону.  Управившись  с  другими  делами,  которых  было  хоть  пруд  пруди,  уже  ближе  к  вечеру,  Александр  Самуилович  направился  к  дому  номер  пять.  
- Зайти  просто  так,  без  повода  и  бутылки  вина  опасно,  Нинка  может  догадаться.  Да  и  она  наверняка  вспомнит,  что  они  уже  где-то  встречались.  
Александр  чётко  вспомнил,  что  они  встречались  в  городском  отделе  милиции,  та  проходила  свидетелем  по  одному  делу.
- Придётся  взять  бутылку  вина  и  посидеть  у  неё  в  качестве  «гостя».  
И  он  решил  идти  через  магазин,  к  месту  будущей  встречи  с  преступником.  
На  звонок,  двери  открыла  молодая,  нарядно  одетая  и  очень  красивая  молодая  женщина  с  ярко  накрашенными  губами.  Брови  взметнулись  вверх  и  она  широко  открытыми,  карими  глазами  уставилась  на  вошедшего.
- Вы  к  кому!?
Наконец  проговорила  она,  так  как  пауза  неудобно  затягивалась.
- Я  к  вам.
- Проходите.
- Хорошо,  что  она  меня  не  узнала.
Подумал  Александр,  входя  в  коридор  квартиры.
Нинка  видит  свёрток  в  его  руке  и  догадывается,  что  находится  в  нём.  Александру  приходится  до  конца  играть  роль  ловеласа.  Хорошо,  что  хозяйка  немного  легкомысленная  и  привычна  к  таким  частым  визитам  и  встречам.  Другая  могла  и  не  впустить  за  порог.  Но  пока  всё  складывалось  в  его  пользу.
- А  я вас  хорошо  знаю.  Как  не  знать  такую  красивую  женщину.
Начал  он  игру  с  Ниной.  Пройдя  на  кухню,  он   поставил  бутылку  сухого  вина  на  стол.
- Вас  зовут  Ниной?
- Правильно.  А  как  вас?
- Меня  Александром.  Можно  на  «ты».
- А  откуда  ты  знаешь  моё  имя?
Александр  немного  растерялся,  но  быстро  нашёлся.
- Вот  за  столом  и  расскажу  тебе  об  этом.
Нина  принялась  копошиться  на  своей  маленькой  кухоньке,  ставя  на  стол  не  замысловатую  закуску.  Что-что,  а  что  необходимо  иметь  в  холодильнике  для  вина,  она  знала.  Через  пять  минут  всё  у  неё  было  готово,  и  она  пригласила  Александра,  сидящего  в  зале  у  включенного  телевизора,  к  столу.
- У  меня  всё  готово,  Александр,  проходи.
У  неё  всё,  что  нужно,  стояло  на  столе.  Здесь  и  колбаска  и  солёные  огурчики.  В  центре  стола  бутылка  вина  и  три  бокала.
- А  почему  три  бокала?
- Да  потому,  что  вот-вот  должен  подойти  мой  знакомый,  мы  с  ним  договорились.
Александр  всё  понял,  но  промолчал. 
- Давай  за  знакомство  выпьем!
Он  разлил  вино  по  бокалам.
- Давай!
Они  выпили,  молча,  глядя  друг  на  друга.
- Мне  кажется,  я  тебя  где-то  видела.
Наконец  проговорила  Нинка.
- И  я  думаю,  что  это  было  не  так  давно.
Её  взгляд  рассеялся,  словно  уйдя  в  прошлое.  На  белом,  чистом  лбу  образовалась  тоненькая  морщинка.
- Вспомнила.  Я  тебя  видела  в  горотделе,  когда  вызывали  меня.  Ты  что там  работаешь?
Александр  понял,  что  скрывать  то,  что  он  милиционер,  дальше  не  стоит.
- Если  она  не  знает  ничего  о  делах  Фёдора,  то  ничего  страшного  в  этом  нет.
- Да,  работаю  в  милиции.
Он  внимательно  смотрит  в  лицо  собеседницы,  улавливая  оттенки  реакции.
- Вот  теперь  и  знакомый  мент  будет  у  меня.
Она  улыбнулась,  очаровательно  глядя  на  Александра.  И  он  понял,  что  он  ей  нравится,  и  всё  ждал  от  неё  главного  вопроса.  Она,  словно  читая  мысли,  спросила:
- А  почему  ты  у  меня  в  гостях?  Я  тебя  не  приглашала.
Александру  отвечать  необходимо  так,  чтобы  всё  это  походило  на  правду,  да  и  время  нужно  оттягивать.
- Ты  мне  очень  понравилась.  Потому  я  у  тебя  в  гостях.
Нинка  обдумывала  сложившуюся  ситуацию,  она  ей  явно  не  нравилась.  Скоро  придёт  Фёдор  и  может  выйти  не  красивая  ситуация.  Тот  способен  кинуться  драться,  не  смотря  на  то,  что  перед  ними  милиционер.  Хотя  и  в  штатской  одежде.  Да  и  ей  самой  может  достаться  от  него.
Не  понять,  на  что  рассчитывала  Нинка.  Или  на  то,  что  Фёдор  забежит  на  огонёк  к  другой  марухе,  или  на  то,  что  в  случае  чего,  «отмажется»  перед  ним  тем,  что  к  ней  по  делу  пришёл  милиционер.  Но,  тем  не  менее,  игра  в  кошки-мышки  продолжалась.  Ждать  третьего  долго  не  пришлось,  как  и  рассчитывал  Александр.  Раздался  длинный  звонок,  затем  ещё  два  коротких.
- Это  ко  мне!
Встрепенулась  Нина  и  встала  из-за  стола.
Александр  спокоен  и  уверен  в  себе.  Штатный  пистолет  «ПМ»  при  нём,  в  крайнем  случае,  можно  применить  и  его.  Рука  Александра,  по  давней  привычке,  непроизвольно  потянулась  к  кобуре,  проверяя  его  наличие.
В  глазах  хозяйки  беспокойство  и  растерянность.
- Открой,  но  не  говори  ему,  что  я  милиционер.
- Хорошо,  буду  молчать.
И  она  направилась  в  прихожую  отпирать  дверь.  Конечно  же,  это  был  Фёдор.  Александр  не  ошибся  в  своих  расчётах.  Он  узнал  его  по  фотографии,  раньше  не  приходилось  пересекаться.  Не  большого  роста,  худого  телосложения,  он  был  совсем  не  похож  на  матёрого  преступника.  Но  внешность  обманчива.  В  метнувшемся  взгляде  светлых  глаз,  Александр  уловил  неприязнь  к  себе,  опыт  на  этот  счёт  уже  имелся.  Александр  встал  из-за  стола  и  протянул  гостю  руку.
- Александр.
- Фёдор.
Представился  гость  и  пожал  протянутую  руку.  Александр  почувствовал  холодную,  влажную  ладонь  в  своей  ладони  и  она  многое  сказала  о  характере  хозяина.  Обстановку  разрядила  Нинка.
- Присаживайтесь  ребята,  посидим,  поговорим.
Фёдор  ставит  на  стол  бутылку  водки,  которую  держал  в  другой  руке.  Все  дружно  сели  за  стол.  Нина  разлила  вино  по  бокалам.  
- Давайте  выпьем  за  знакомство.  Это  Фёдор
Она  указала  на  него  рукой.
- А  это  Александр.
Неожиданно  она  рассмеялась  мелким  смешком.
- Ну, а  меня  вы  оба  знаете.
Выпив  и  закусив,  Фёдор  сидел  с  мрачным  видом.  Вино  не  развеяло  его  неприветливый  взгляд,  не  развязало  язык.
- Пойду  принесу  стопки  для  водки.
Наконец  проговорил  он  и  направился  в  сторону  кухни,  найдя  вроде  бы  нужный  повод.
- Там  в  шкафу  они  на  самой  верхней  полке.
Крикнула  ему   вдогонку  Нинка.
- Найду.
Донеслось  уже  из-за  кухонной  двери.  Ни  Александр,  ни  хозяйка  квартиры,  не  могли  даже  в  своих  самых  страшных  мыслях  предположить,  что  их  «третий»  может  совершить  такое.  Александр  прекрасно  осознавал,  что  он  здесь  в  качестве  любовника,  третий  лишний.  Но  выпускать  из  рук  матёрого  убийцу  нельзя,  и  он  решил  действовать,  как  только  Фёдор  вернётся  из  кухни.  Но  он  просчитался,  Фёдор  сразу  почувствовал  не  ладное,  словно  загнанный  за  красные  тряпки  волк.  А  что  Александр  «охотник»,  он  уже  не  сомневался.  Ему  уже  было  всё  равно.  Это  тоже  своеобразный  наркотик,  который  вкусил  Федька.  Если  человеку  плохо,  ему  хочется,  чтобы  было  ещё  хуже,  падая  всё  дальше  и  дальше  в  эту  чёрную  дыру,  откуда  нет  возврата.
Взяв  в  левую  руку  три  стопки  и  прикрыв  шкаф,  он  увидел,  лежащий  на  столе,  среди  тарелок,  кухонный  нож,  которым  нарезала  куски  Нинка.  Его  рука  автоматически,  решение  созрело  мгновенно,  схватила  его  и  крепко  сжала  в  ладони.  Прятать  его  не  стал,  понимая,  что  всё  произойдёт  быстро,  и  никто  ничего  не  поймёт.  
Александр,  увлечённый  разговорами  с  Ниной,  ничего  этого  не  видел.  Да  и  не  мог  он  этого  видеть,  не  толкнул  его  в  бок  ангел-хранитель,  не  шепнул  на  ухо,  о  грозящей  его  жизни  опасности.
Нинка  видит  отрешённый  взгляд  Фёдора  и понимает,  что  тот  задумал  что-то  плохое,  но  ничего  уже  предотвратить  не  могла.
Коротким,  но  сильным  ударом  ножа,  он  бьёт  Александра  в  спину.  Зазвенело  разбитое  стекло  стопок,  брошенных  Федькой  на  пол.  У  Александра  хватило  сил  встать  со  стула  и  повернуться  в  сторону  нападавшего.  Его  рука  не  произвольно  потянулась  к  «оперативке»  с  пистолетом,  но  Фёдор  быстро  догадался,  что  значит  такое  движение.  Он  наносит  второй,  смертельный  удар  со  стороны  груди.  Мир  для  Александра  мгновенно  исчез,  словно  его  в  нём  и  не  было  никогда.  Схватившись  руками  за  грудь,  он  медленно  свалился  на  пол,  опрокинув  стоящий  рядом  с  ним  стул.
Преступление,  связанное  с  убийством  милиционера  Усольского  ГОВД,  Потапова  Александра  Самуиловича  было  раскрыто  очень  быстро,  на  следующий  день.  Антонов  Юрий  Анатольевич,  в  то  время  ещё  работник  отдела  вневедомственной  охраны,  утром  рано  направлялся  на  работу,  приближаясь  к  рынку.  Чуткое  ухо  милиционера  уловило  сухой  щелчок  курка,  предположительно  произведённого  не  заряженным  пистолетом.  Это  щёлкнул,  играя,  идущий  впереди  его  мужчина.  Поняв,  что  в  патроннике  отсутствует  патрон,  а  на  его  досылку  необходимо  затратить  время,  он  решил  задержать  этого  подозрительного  мужчину,  приняв  все  меры  предосторожности.
Задержанный  понял,  что  обречён.  Он  был  доставлен  в  дежурную  часть  ГОВД,  и  по  номерам  на  пистолете  было  установлено,  что  он  принадлежит  майору  милиции  Потапову  Александру  Самуиловичу.

Старшина  милиции.
Родился Филиппов Александр Петрович, в зимнее время 12.01.1955 года в Усольском районе,  поселок  Тайтурка. Там же окончил среднюю школу, но до Армии успел поработать  в  совхозе  «Мальтинский»  на  подсобных  работах  в  качестве  разнорабочего. Тяжел такой труд в деревне. Приходилось работать сеяльщиком, плотником, заготовителем леса. Но особенно тяжело было зимой, когда приходилось дробить солому на корм скоту, прямо в поле. Прожорливый барабан дробилки не отпускал ни на минуту от себя, и приходилось вилами методически выдирать смерзшуюся в комки солому  из  куч.  Ближе  к  вечеру,  когда  уже  заканчивалась  работа,  и  было  выдано  «нагора»  две  специально  оборудованные  конструкции  из  копнителей  старых  комбайнов,  у  него  фуфайка  была  мокрой  от  выступавшего  солёного  пота.  Физически  был  сильным  и  выносливым,  крепкого  телосложения,  носил  45  размер  обуви,  редко  встретишь  человека  с  такими  ботинками.  Будучи  призванным,  в  Армию,  первоначальную  подготовку  проходил  в  Забайкалье  на  станции  Песчаная.  По  окончании  «учебки»,  служил  в  Монголии,  в  танковой  части.
Трудное  детство,  когда  ему  было  шесть  лет,  умер  отец, и  мать  привела  в  дом  отчима,  Агапова  Иннокентия  Демьяновича,  позволило  стойко  переносить  невзгоды  и  трудности  службы,  которые  уже  казались  ему  не  такими  тяжёлыми.  Одним  словом,  он  не   был  «маменькиным  сынком»,  привык  сам  за  себя  решать  сам.  Вот  и  вернувшись  из  Армии  в  родную  деревню,  влюбился  в  Веру,  сочную,  прекрасную,  для  него,  женщину.  Но  вот  беда,  уже  разведена  и  имеет  большой  «хвост» - двоих  маленьких  детей.  Не  побоялся  взять  её  с  детьми,  и  вскоре  у  них  родился  свой,  совместный.  Назвали  его  Дмитрием,  в  честь  Дмитрия  Донского,  которого  любил  и  уважал  Александр  Петрович.
- Куда  пойти  работать?
Этот  вопрос  стоял  перед  ним  не  долго.  Помог  в  этом,  живший  также  в  Тайтурке  милиционер,  сержант  Кудрявцев  Сергей.
- Иди  в  отдел  вневедомственной  охраны.
Посоветовал  он  своему  односельчанину.
- А  почему  именно  туда?
- Работа  сменная,  будет  свободное  время,  что-то  сделать  и  в  своём  доме.  Да  и  люди  там  хорошие,  я  многих  знаю.
Так  Александр  Петрович  оказался  в отделе  вневедомственной  охраны  при  Усольском  ГОВД.  На  службу  принимал  лично  начальник  ОВО,  подполковник  милиции,  участник  Великой  Отечественной  войны  Митюков  Григорий  Павлович.  Встретились  они  с  ним  в  отделе  кадров  городского  отдела  милиции.  Он  пристально,  изучающим  взглядом,  смотрит  на  Александра.  Его  пронзительный  взгляд,  словно  буравчик,  заглянул  в  душу  новичка  и  на  несколько  мгновений  остановился,  получая  решение  где-то  из  глубины  памяти.
- Хороший  ты  парень,  но  в  тебе  что-то  есть  такое,  что  я  не  могу  объяснить.
Он  замолчал  и  обратился  к  начальнику  отдела  кадров  капитану  Колесникову  Владимиру.
- Беру  его  к  себе.  Оформляй.
Словно  чувствовал  подполковник,  что  в  судьбе  парня  записано  что-то  такое,  что  он  мог  только  предчувствовать.
Для  Александра  начались  трудовые  будни  в  «ночной  милиции»,  которая  входила  в  состав  объединённого  дивизиона  городского  отдела  внутренних  дел.
Своим  чередом  шло  время,  шла  и  служба.  Минуло  семь  лет  работы  в  ОВД.  Александр  Петрович  уже  в  звании  сержанта,  командир  экипажа.  Прекрасно  изучил  охраняемые  объекты  в  городе,  завёл  надёжных  друзей  из  числа  сослуживцев,  таких  же  молодых  и  энергичных  ребят.  Подрастал  младший  сынишка  Дмитрий.  Всё  было  прекрасно  в  его  жизни,  уже  не  одно  поощрение  за  отличную  работу  и  её  показатели,  записано  в  учётной  карточке  ГОВД.  Особенно  память  хранила  случай,  произошедший  с  их  экипажем  в  прошлом,  1981  году.  Стояла  ранняя  осень.  Её  рыжее  золото  лишь  едва  коснулось  деревьев  в  городе,  превратив  его  в  неописуемое  чудо  природы.  В  тот  сентябрьский  день,  после  инструктажа  в  отделе  охраны  и  общего  развода,  в  городском  отделе  милиции,  экипаж  в  составе:  Гришана  Игоря,  Филиппова  Александра  и  водителя  Гаврилюка  Алексея,  заступил  на  дежурство,  получив  в  оружейке  табельное  оружие.  Штатный  УАЗ – 469  у  водителя  Гаврилюка  Алексея,  всегда  в  отличном  техническом  состоянии  и  готов  к  выезду.  Заправившись  бензином   и  проверив  радиосвязь  с  пультом  централизованного  наблюдения   за  охраняемыми  объектами,  они  выехали  в  порученный  им  сектор  охраны  № 3.  Оперативная  обстановка  в  городе  пока  спокойная.  По  распоряжению  из  УВД,  частоты  радиосвязи  ГОВД  и  ОВО  совпадали  и  слышны  были  все  переговоры  дежурного  с  патрулирующими  в  городе  экипажами  и  нарядами  милиции.  В  целях  экономии  бензина,  которого  выдавали  не  так  много,  10  литров  на  смену,  чаще  всего  экипаж  был  на  «отстое»  в  центре  своего  сектора.  Вот  и  сегодня,  уже  как  обычно,  стояли  у  Дома  пионеров,  внимательно  слушая  распоряжения  дежурного  офицера  с  пульта,  капитана  милиции  Мелентьева  Михаила.  Уже  в  третьем  часу  ночи  поступил  сигнал  «тревога»  с  пульта.  Дежурный  сообщил:
- Сработала  сигнализация  магазина  «Сибирь»,  первый  этаж.  Экипажу  сектора  три  срочно  принять  меры.
- Этот  магазин  совсем  рядом  с  нами.  Зачем  подъезжать  на  машине?
Высказал  своё  мнение  Гришан  Игорь,  как  старший  наряда.
- Тебе  решать   командир.  Думаю,  что  мы  успеем  без  машины.
Согласился  с  ним  Александр.
- Пошли!
Скомандовал  Игорь.
Они  бегом  направились  в  сторону  магазина,  который  был  на  расстоянии  не  более  сотни  метров  от  них.  Заперев  автомобиль,  Гаврилюк  Алексей  двинулся  вслед  за  ними.  Конечно,  он  включил  противоугонное  устройство,  мало  ли  что  бывает.   Обложили  объект,  согласно  инструкции,  перекрыв  пути  отступления.  Александр  видит,  что  решётка  у  одного  окна  вывернута,  а  стекло  разбито.
- Проникновение.
Понял  он  и  достал  табельный  пистолет  «ПМ».  Согласно  инструкции,  они  не  имели  права  входить  в  этот  объект, только  совместно  с  представителем  «хозоргана».  Собрались,  уж  было  докладывать  дежурному  о  случившемся,  как  увидели,  что  из  окна  появляется  фигура не  известного.  Сначала  на  землю  упал  большой  баул,  а  затем  и он  сам  стал  протискиваться  в  окно.  Не  теряя  времени, выйдя  из  укрытия,  они  быстро  скрутили  вора  и  вместе  с  похищенными  вещами  доставили  того  в  дежурную  часть  ГОВД.  И  таких  случаев  в  работе  Александра не  мало.  Приходилось  бороться  и  с  уличной  преступностью,  задерживая  в тёмных  переулках  и  на  чердаках  грабителей.  Не  одно  уже  поощрение  в  послужной  карточке  Александра,  за  семь  лет  службы.  Получил  и  милицейское  звание  старшина.
В  тот  поздний  вечер  22  сентября  1982  года  Александр  немного  припозднился  с  поездкой  домой  в  Тайтурку.  Из  мест  лишения  свободы  совершила  побег  группа  заключенных,  и  вся  милиция  была  поднята  по  «тревоге».  Задействовали,  на  перекрытие  путей  их  перемещений,  и  Александра.  Проходя  мимо  дома  № 6  по  Ленинскому  проспекту,  он  заметил  группу  молодых  людей,  цинично  выражавшихся  и  хохочущих  без  всяких  видимых  причин.  И  сделал  им  устное  замечание  о  поведении  вблизи  жилого  дома,  где  невольными  слушателями  их  не  цензурной  брани   становились  жильцы  дома  и  походящие  пешеходы.
Особо  выделялся  один,  как  выяснилось  позже,  ранее  судимый  Маркевич  А.Е.,  заводила  и  авторитет  местной  шпаны.  Пытаясь  ещё  больше  самоутвердиться  в  их  глазах,  из  хулиганских  побуждений,  он  крикнул:  
- Бей  мента
И  кинулся  на  него.  Но  вместо  «битья»,  дважды  ударил  ножом  в  правый  бок  милиционера  и  уже  упавшего  несколько  раз  пнул  ногами.  Александр  ни  как  не  ожидал,  что  на  него,  ещё  засветло,  могут  так  жестоко  напасть,  и  не  успел  принять  защитных  мер.  Два  резких  колющих  удара  в  правый  бок  пронзили  всё  его  тело,  сковали  разум  и  волю  к  сопротивлению.  Перед  глазами  всё  смешалось,  люди,  пятиэтажки,  превратившись  в  один  мелькающий  клубок.  В  этом  водовороте  он  видит  лицо  своего  убийцы,  но  вот  и  оно  вытянулось  и  исказилось  с  оскалом  перекошенного  рта,  кричащего  что-то  не  членообразное.  В  этот  миг  свет  в  его  глазах  померк,  и  он  потерял  сознание.  Видя  такое  дело,  шпана  разбежалась,  остались  лишь  двое,  которые  вызвали  «скорую  помощь».
Молодой,  сильный  организм  долго  и  упорно  сопротивлялся  смерти.  Но  поединок  был  не  равным, слишком  тяжелы  нанесённые  раны,  задевшие  жизненно  важные  органы.  Вечером  того  же  дня  Александр  скончался  в  больнице.
На  основании  служебной  проверки  от  02.10.82  года,  смерь,  наступила  в  связи  с  исполнением  им  служебных  обязанностей.
Преступнику,  за  совершённое  злодеяние,  судом  назначено  двадцать  лет  в  исправительных  учреждениях.  
Тело  Александра  Петровича  покоится  на  кладбище  посёлка  Тайтурка,  там,  где  родился  и  прожил  свою  не  большую  жизнь.

Лётчик  Невидимов.
Близился  к  окончанию  2010  год.  Экипаж  лётчиков  самолёта  АН-22  возвращался  домой  в  Тверь,  что  бы  встретить  наступающий  Новый  год  со  своими  семьями.  Стоял  ненастный,  промозглый  вечер  28  декабря.  Самолёт  вылетел  с  Воронежского  аэродрома  «Балтимор».  Он  привёз  туда  из  Твери  учебную  модель  современного  истребителя  МИГ-31,  для  обучения  курсантов  местного военно-инженерного  университета.  Самолёт  в  обратный  путь  вылетел  без  груза.  На  борту  было  12  человек.  Два  экипажа,  основной  и  запасной.  Так  положено  по  инструкции.  Все  они  тверские  военные  лётчики  с  аэропорта  «Мигалово».  Командиры  экипажей  Андрей  Белов  и  Сергей  Солдатов – лётчики  опытные,  имеют  различные  награды  и  много  часов  полёта.  Одним  словом  это  высокопрофессиональные  ассы, знатоки  своего  дела.  В  воздухе  самолёт  пробыл  не  более  часа,  вылетев  в  20  час.  53  мин.  В  21  час  23  мин.  Связь  с  экипажем  прервалась.  Это  случилось  в  районе  деревни  Соловьёвка,  Черского  района.  Военно – транспортный  борт  рухнул  на  землю  в  100  км  южнее  Тулы.  Жители  деревеньки  Гусево  Орловской  области,  до  этого,  услышали  жуткий  рёв  и  над  крышами  домов,  очень  низко  от  земли,  пролетел  самолёт.  Исчез  в  темноте  и  почти  сразу  раздался  сильный  взрыв.  В  некоторых  домах  от  сотрясения  повылетали  стёкла.  На  месте  падения  200  тонной  громадины  образовалась  огромная  воронка  диаметром  в  50  метров  и  глубиной  четыре.  Обломки  самолёта  были  обнаружены  неподалёку  от  посёлка  Красный  Октябрь,  на  границе  Воронежской  и  Тульской  областей,  ближе  к  посёлку  Троицкий.  Все  12  членов  экипажа  погибли.  Среди  них  был  и  наш  земляк,  Сергей  Сергеевич  Невидимов – бортовой  инженер.
Родился  Сергей  13 января  1984  года  в  городе  Усолье – Сибирское.  До  второго  класса  учился  в  школе  Шауляй.  Затем  снова  переезд  в  Усолье – Сибирское.  До  шестого  класса  учился  в  школе  № 15  и  заканчивал  учёбу  с  7  по  11  класс  в  гимназии  № 9.  Что  же  определило,  что  Сергей  стал военным  лётчиком  с  техническим  направлением.  Прежде  всего,  то,  что  у  него  родители  военнослужащие  и  долгих  поисков  своего  места  в  жизни  у  него  не  было.  Окончив  школу  в  2001  году,  он  поступает  в  ИВВАИ – инженерный  Воронежский  высший  авиационный  институт,  который  успешно  заканчивает  в  2006  году.  На  службу  был  направлен  в  город  Тверь,  авиабазу  «Мигалово».  С  ним  и  его  жена  Людмила  из  посёлка  Михайловка  (станция  Половина).   Встретившись  в  Твери,  счастливая  семейная пара  начинает  новую  жизнь,  полную  надежд  на  будущее,  воспитывая  уже  подросшую  дочь  Валерию.
Тяжёлый  и  сложный  путь  прошёл  Сергей,  прежде  чем   стать  настоящим  военным  инженером.  На  первых  порах  службы  был  назначен  простым  техником,  обслуживающим  самолёты  на  земле,  а  порой  занимаясь  разборкой  пришедших  в  негодность  самолётов.  Через  некоторое  время  смышлёного  парня  уже  назначили  инструктором,  и  он  обучал  этому  делу  других.  Но  ему  всегда  хотелось  настоящей,  достойной  службы – иметь  свой  самолёт,  его  обслуживать  и  летать вместе  с  ним.  И  его  мечта  сбылась.  Через  полтора  года  он  был  замечен  командованием  и  ему  вручают  «свой»  самолёт,  который  необходимо  привести  в  рабочее  состояние  своими  руками,  так  как  он  семь  лет  не  находился  в  эксплуатации.  В  феврале,  в   городе  Иваново,  ремонт  АН – 22  был  закончен  и  введён  в  строй,  как  боевая  единица  ВВС.  Сергей   был  самым  счастливым  человеком.  Закончились  более  чем  четыре  месяца  изнурительных,  можно  сказать  каторжных  работ,  чтобы  вдохнуть  новую  жизнь  в  самолёт.
Модель  самолёта  АН – 22  выпускалась  в  течение  пятидесяти  лет.  За  этот  период  их  было  выпущено  порядка  семидесяти  штук.  Из   них  за  это  время  было  потеряно  одиннадцать.  Большая  часть  катастроф  происходила  из-за  отказа  техники.
В  последнем  случае  в  качестве  основных  версий  всё  же  можно  считать  не  благоприятную  метеорологическую  обстановку,  в  какой-то  степени  человеческий  фактор  и,  конечно  же,  в  основном,  сбой  в  работе  авиационной  техники.  Официально  установлено,  что  основной  причиной  трагедии  стал  отказ  рулевого  управления.  Самолёт,  набрав  высоту  семь  тысяч  метров,  в  течении  девяти  минут  летел  в  штатном  режиме,  перейдя  с  ручного  управления  на  автомат.  Происходит  сбой  в  работе  АСУП,  автоматизированной  системе  управления  полётом.  Рули  управления  ушли  на  критический  режим,  а  точнее  уход  рулей  произошел  на  пятнадцать  градусов.  Чтобы  вывести  самолёт  из  опасного  крена, основному  (или  запасному)  экипажу  отводилось  три-четыре  секунды,  которые  они  по  человеческому  устроению  не  смогли  уловить  и  выправить  самолёт.  И  даже  если  бы  успели,  то  была  необходимость давить  на  педаль  усилиями  в  сто  килограмм  и  тянуть  руль  штурвала  усилиями  нескольких  человек.  Исходя  из  этих  моментов,  можно  понять,  что  сделать  практически  это  не  возможно.  Всем  нам  живущим,  не  понять  и  не  испытать  того  состояния  людей,  находящихся  в  то  время  в  несущемся  со  страшным  рёвом самолёте  к  земле,  осознавая,  что  смерть  неизбежна.  Борт  за  номером  RA-09343  неумолимо  несётся   в  низ,  шансов  выжить,  ни  у  кого  нет.
Глава  Тульского  региона,  где  произошла  трагедия,  Вячеслав  Дудка  сказал:
- В  тот  вечер  все,  кто  был  поднят  по  тревоге,  стремились  как  можно  быстрее  добраться  до  места  падения  самолёта,  чтобы  узнать  о  судьбе  экипажа.  В  душе  каждый  надеялся  на  то,  что  жизнь  людей вне  опасности.  К  сожалению,  этого  не  произошло.  Сегодня  мы  скорбим  вместе  с  семьями  погибших  лётчиков,  с  их  друзьями,  сослуживцами.  Мы  понимаем,  на   сколько горька  утрата  близких,  любимых  людей,  сыновей,  мужей, отцов,  друзей,  товарищей».
Обломки  военно-транспортного  самолёта  «Антей»  были  обнаружены с  воздуха  в  02.36  МСК  в  среду  в  семи  километрах  от  посёлка  Троицкое.  Находящиеся  на  борту  12  лётчик4ов  погибли,  тела  их  всех  найдены.  Все  собранные  обломки  были  доставлены  в  Тверь  для  расследования  и  установления  причин,  приведших  к  крушению.
Более  месяца  проводились  экспертизы,  следственные  действия.  После  этого  тела  лётчиков были  преданы  земле.  В  колонном  зале  драмтеатра простились  с  погибшими.  Был  выставлен  почётный  караул  у  лакированных  гробов  из  тёмного  дерева.  Священник  отслужил  панихиду,  запах  ладана …
Тела  восьми  лётчиков  похоронены  в  Твери  на   Дмитриево - Черкасском  кладбище,  остальные  увезены  родственникам,  для  предания  их  земле  на  Родине.  Увезла  тело  и  Людмила,  жена  Сергея,  в  родной  Иркутск,  а  затем  и  в  город  Усолье-Сибирское,  где  он  с  почестями  был  предан  родной  земле.
22  января,   Черский  район,  на  место  катастрофы  приехало  шестьдесят  родственников  лётчиков,  чтобы  почтить  память  сыновей,  отцов  и  мужей,  погибших  при  крушении.  Траурный  митинг  прошёл  прямо  на  месте  аварии.  Здесь  же  была  организована  и  проведена  панихида.  После  этого  были  организованы  поминки  на  высоком  уровне  и  с  высокопоставленными  лицами.
- Ребята  все  толковые,  глаза  горели  огнём.  Все  молодые,  талантливые.  Такую  молодёжь  в  наше  время  не  часто  встретишь
Говорит  Игорь  Долотов,  командир  авиационного  отряда,  в  котором  служили  погибшие  лётчики.
Через  месяц  после  авиакатастрофы,  на  месте  крушения  самолёта,  был  насыпан  холм  из  земли  и  установлен  большой  поклонный  крест.  Так  же  неподалёку  был  установлен  памятник  из  остатков  пенька,  срубленного  самолётом  дерева,  на  который  укреплёны  обломки  обшивки  самолёта  и  мемориальная  доска.  Место  трагедии  расчищено  от  деревьев  и  находится  на  открытой  поляне.
28 июня  2011 года,  по  истечению  половины  года  со  дня  трагедии  родственники,  близкие  люди  вновь  собрались  вместе,  чтобы  согласно  традиции  почтить  память  о  погибших.  Место  падения  АН – 22  было  освящено  и  отслужена  панихида  священнослужителями.
Поминальная  трапеза  проводилась  в  средней,  общеобразовательной  школе  села  Троицкое.  В  распоряжение  школы  был  передан  ноутбук  для  поддержания  связи  с  родственниками  погибших  и  ручная  сенокосилка,  чтобы  место  поклонения  не  заросло  дикой  травой  и  кустарником.
Всё  это  рассказала  мама  Сергея,  Людмила  Матвеевна,  которая  вместе  с  мужем  присутствовала  на  этих  мероприятиях.  И  ещё  она  надеется  на  то,  что  губернатор,  рано  или  поздно,  выполнит  своё  обещание – установить  памятник  на  месте  трагедии.
Вне  жизни  на  аэродроме  Сергей  много  времени  проводил  со  своей  семьёй.  В  Твери  он  встретил  свою  землячку,  ставшей  его  любимой  женщиной  и  женой,  которая  сумела  создать  в  доме  уютный  внутренний  мир,  что  так  важно  для  военного.  Он  был  счастлив  со  своими  близкими,  очень  любил  дочь  Валерию,  отдавая  ей  каждую  свободную  минутку.  
На  траурном  митинге  командующий  военно-транспортной  авиации  Виктор  Качалкин  сказал:  «Это  были  профессионалы,  высоко  подготовленные,  которые  любили  своё  дело,  лётную  работу.  Они  честно  и  порядочно  защищали  Отечество.  Их  имена  навсегда  будут  занесены  в  Книгу  Памяти  экипажей  военно-транспортной  авиации.  Мы  будем  летать,  и  всегда  будем  помнить  о  вас.  Вечная  вам  память».
Ветеран  МВД  Рубин  Дмитрий  Александрович,  во  время  прощания  с  Невидимовым  Сергеем  Сергеевичем,  уже  здесь  в  городе  Усолье-Сибирское  сказал:
- Сегодня  мы,  жители  города  вместе  с  родными  и  близкими  скорбим  по  поводу  безвременного  ухода  из  жизни  военного  лётчика-инженера  Невидимова  Сергея.  Мать  с  отцом  потеряли  сына,  жена  Людмила  мужа.  Вооружённые  Силы  лишились  достойного  офицера,  отличного  специалиста.  А  Родина  потеряла  достойного  для  неё  человека.  Вечная  ему  память  от  жителей  нашего  города,  где  он  родился  и  жил.

Вам  уготована  немая  глухота,
Но  почему  так  сразу,  навсегда
Никто  не  мог  сказать  последнего
«Не  ждите»
Вы  думали  беду  предотвратите,
Земля  и  небо,  вечный  вам  покой
Мы  помнить  будем  вас  …
Вы  наша  боль.

Десантник.
У  майора  милиции  Конюхова  Валерия  Никоноровича,  заместителя  начальника  отдела  вневедомственной  охраны  при  Усольском  ГОВД  и  его  супруги  Надежды  Васильевны,  сегодня  19  августа  1985  года,  большой  праздник.  В  их  счастливой  семье  родился  второй  сын,  которого  они  назвали  Юрой.  Первенец  Женя  был  уже  большим  мальчишкой,  больше  десяти  лет  и  такое  событие,  после  длительного  перерыва  в  пополнении  семьи,  тоже  встретил    с  великим  восторгом:
- Наконец-то  у  меня  есть  брат!
- Ты  же  этого  давно  хотел  Женя,  вот  тебе  и  братик.
С  радостью  отвечала  ему  счастливая  мама,  когда  они  с  отцом  пришли  в  роддом  справиться  об  её  здоровье  и  порадовать  гостинцами.
- На  кого  похож?
Спрашивает  Женя  маму.
- На  меня  похож   наш  Юра.
Идёт  время,  подрастает  и  Юра.  Окончив  школу  № 12,  он  поступает,  как  и  многие  его сверстники,  в  Усольский  химико-технологический  техникум  (УХТТ)  и  заканчивает  его  с  успехом.  В  армию  идти  ещё  рано,  и  он  устраивается  на  работу  в  «макфудс»,  в  качестве  охранника.  Но  в  этом  направлении  он  проработал  не  долго,  так  как  он  обладал  иными  качествами.  По  своей  природе,  от  рождения,  Юра  относился,  по  классификации  психологов,  к  мужчине-женщине  с  тонкой  и  утончённой, свойственной  женщине,  натуре.  Это  и  отложилось  на  его  занятиях  в  жизни,  быту.  Конечно,  он  как  мужчина,  любил  рыбалку,  часто  выезжая  с  отцом  и  старшим  братом  Женей  на  реку  Ангару.  Помогал  отцу  вместе  с  Женей  чинить  лодочные  моторы.  Но  больше  всего  ему  нравилось  приготовление  разнообразных  блюд  на  кухне.  И  эти  его  способности  в  полной  мере  раскрылись  при  работе  в  «макфуде»,  где  его  перевели  из  охранников  в  повара,  чему  он  был  очень  рад.  Здесь  полностью    раскрылся  его  талант  повара-кулинара  и  встретил  свою  любовь  Настю.  
И  снова  счётчик  времени  отмеряет  месяцы,  годы.  Настала  пора  идти  в  армию. По  окончании  прохождения  медицинской  комиссии,  попросился  направить  его  в  воздушно – десантные  войска  (ВДВ).  Отменное  здоровье  позволяло  направить  его  в  одно  из  элитных  частей  вооружённых  сил  нашей  страны.  На  прощание  устроили  проводины  в  квартире  родителей.  Юра  был  счастлив  и  лично  сам  помогал  накрывать  на  стол.  Любил  он  это  занятие,  и  у  него  здорово  получалось.  Да  и  подруга  обещала  подойти  на  этот  вечер.  Прекрасная  сервировка  стола  радовала  глаз,  всё  к  месту,  ничего  лишнего.  Стали  собираться  гости,  и  в  квартире  стало  шумно  и  весело,  словно  были  не  на  проводинах,  а  на  свадьбе.
А  вот  и  Настя,  подруга  Юры.
- Здравствуйте!
Сказала  она  всей  честной  компании,  которая  находилась  в  комнате.  Но  её  мало  кто  заметил,  все  были  заняты  разговорами  между  собой.  На  диване  сидело  трое  ребят,  и  один  из  них  бренчал  на  гитаре,  то-то  не  громко  напевая.   Увидев  Настю,  Юра  расцвёл  и  быстро  подошёл  к  ней.
- Привет  Настенька,  а  я  тебя  заждался.
- Ну,  я  же  не  опоздала!
- Не  опоздала.  Как  раз  вовремя.
- Можно  я  помогу  накрывать  стол?
Юра  смотрит  на  свою  подругу.  В  её  чёрных,  красивых  глазах  усмешка. Он  сам  прекрасно,  с  помощью  мамы,  справляется  с  этим.
- Давай  берись  помогать,  а то  замотались.  
Ему  нравится,  как  Настя  двигается  на  кухне,  не  хуже  его,  управляясь  с  кастрюльками  и  сковородой. Чего  греха  таить,  бывал  он  у  неё  в  гостях  ранее,  видел  её  в  делах.  Под  стать  Юрию,  Настя  такая  же  шустрая   и  расторопная,  всё  у  неё  спорится.  Через  десять  минут,  всё  для  приёма  гостей  за  стол,  было готово.  Стуча  отодвигаемыми  стульями  и  переговариваясь  меж  собой,  все  сели  на  выбранные  места.  Юра  быстро  занял  место  рядом  с  Настей,  неподалёку  от  своих  родителей.  Проводины  начались,  кто-то  должен  взять  первое  слово.  Конечно  же,  кто-то  из  родителей.  Встаёт  Валерий  Никонорович  с  налитым  бокалом  вина.  Его  могучая  фигура,  с  короткой  стрижкой  седеющих  волос  говорила  о  том,  что  он  и  его  семейство  основательно  стоят  в  этой  жизни.  Он  внимательно  смотрит  на  своего  среднего  сына  Юру,  понимая,  что  им  предстоит  длительная  разлука.  Пауза  немного  затянулась.
- Дорогие  наши  гости,  родственники.  Спасибо  вам  за  то,  что  пришли  проводить  нашего  сына,  Юрия.  Такова  наша  мужская  доля.  Так  давайте  выпьем  за  то,  что  бы  ему  хорошо  служилось  и  благополучно  вернуться  домой.  Хотя  и  длинна  речь  Валерия  Никоноровича,  все  слушают  с  большим   вниманием.  Дружно  чокнулись,  кто  с  кем  смог,  чьи  бокалы  дотянулись  до  других  бокалов.  Наступила  не  большая  пауза,  только  слышны  стуки  вилок  о  тарелки,  да  смачное  прожёвывание  закусок.    
Юра  был  счастлив.  Выпив  бокал  вина,  немного  захмелел.  И  все  гости  вдруг  стали  для  него  милыми  и  родными.
- Юра,  не  пей  больше.
Видя,  что  он  захмелел,  Настя  толкнула  его  в  бок  и  добавила:
- Закусывай,  давай.
И  наложила  ему  в  тарелку  всего,  что  было  возможно.
Через  час  вся  компания  уже  шумела  и  галдела,  каждый  находил  себе  собеседника,  изливая  наболевшее  друг  другу.
- Юра,  пойдем,  погуляем.  Они  уже  тут  без  нас  могут  обойтись,  пока.  Мне  кажется,  что  они  нас  даже  и  не  хватятся.
- Молодцы  родители,  такого сына  вырастили!
Слышались  ещё  голоса  подгулявших  провожающих.
И  Юра  с  Настей  вышли  из  квартиры.
- Пойдём  в  нашу  школу.
Предложила  подруга  Юрию.
- Пошли,  погуляем.
Они  спустились  по  лестнице  с  третьего  этажа  и  вскоре  очутились  в  огороженном  дворе  школы  № 12.  
Так  Юра  простился  со  своей  школой,  с  домом  родителей,  любимой  подругой.  Для  него  открывалась  новая  страница  жизни,  полная  интереса  и  неожиданностей.
В  памяти  часто  всплывало  бездонное  небо  над  городом  Усолье,  усыпанное  массивом  ярких  звёзд  и  тёплые  губы  Насти,  согревающие  на  холодном,  осеннем  ветру.  Но  это  ни  как  не  мешало  службе,  а  скорее  наоборот,  скрашивало  суровые  солдатские  будни,  которая  особо  тяжела,  когда  находился  в  «учебке».  Уже  надев  солдатскую  форму  и  пролив  немало  пота  в  изнурительных  марш-бросках  с  полной  боевой  выкладкой,  Юра  часто  вспоминал  слова  старшего  брата  Жени:
- Главное,  это  окончить  «учебку»,  а  дальше  всё  пойдёт  легко.
Он  не  забывал  этого,  да  и  наставлений  старших  офицеров, словами  Суворова  Александра  Васильевича:  «Тяжело  в  учениях – легко  в  бою».
Служить  Юра  попал  в  родное  Забайкалье.  Первоначальную  учебную  подготовку  проходил  в  части,  расположенной  под  Улан – Удэ.  Требования  жёсткие  и  очень  серьёзны,  не  терпящие  лентяев  и  бездельников.  Все  восемь  учебно–тренировочных  тем  наземной  предполётной  подготовки  сдал  на  «хорошо»  и  «отлично»,  не  напрасно  потратив  57  часов  изучения  парашютно-десантного  дела.  После  успешной  сдачи  зачётов,  приступили  к  практике,  к  прыжкам  с  высоты.  По  окончанию  первичной  подготовки  в  учебном  центре,  Юрия  переводят  под  Читу,  в  воздушно-десантную  часть  на  дальнейшее  прохождение  службы.
Идёт  второй  год  службы,  которая  очень  ему  по  душе  и  он  принимает  решение – продлить  службу  на  контрактной  основе  и  обращается  на  этот  счёт  в  вышестоящую  инстанцию.  Там  удовлетворяют  ходатайство,  и  он  заключает  контракт  на  дальнейшую  службу  в  войсках  ВДВ,  сроком  на  три  года.
Служил  Юра  в  гарнизоне  «Сосновый  бор»,  в  воинской  части  № 32364,  неподалёку   от  аэродрома  «Восточный»,  с  которого  стартовали  самолёты  и  вертолёты,  из  которых  совершали  прыжки  десантники,  учась  и  совершенствуя  своё  мастерство.
После  года  службы  в  ВДВ  он  окончательно  принимает  решение  остаться  на  военной  службе.  При  минимальной  норме  совершать  не  менее  девяти  прыжков  в  год,  он  уже  совершил  больше.  В  его  служебной  карточке,  где  он  числился  как  стрелок  и  помощник  гранатомётчика,  вписано  шесть  поощрений  за  отличную  службу.  Не  формально,  а  за  подписями  командира  роты  и  взвода.  Так  что  младший  сержант  Юрий  Конюхов  был  не  плохим  солдатом.  Свой  первый  прыжок  с  парашютом  Юра  совершил  26.09.05 года,  и  с  тех  пор  «заразился»  романтикой  неба,  которая  у  человека  остаётся  на  всю  жизнь,  не  вылечиваясь  ни  чем  другим.
27 февраля  2006  года  был  обычным  рабочим  днём  для  служащих,  порывы  ветра  не  превышали  1,5 – 2,0 м/с  и  день  был  весьма  благоприятным  для  совершения  прыжков.  Вертолёт  МИ-8 МТ  с  бортовым  номером  105,  стоял  на  аэродроме  «Восточный»,  ожидая  команду  для  взлёта.  На  вертолёте  проведена  доработка  в  г. Чите,  обеспечивающая  десантирование  через  грузовые  створки.  Согласно  установленных  норм,  всё  проведено  правильно.  Доработка  и  установка  кронштейнов  для  навески  тросов  выполнена  в  соответствии  с  требованиями  бюллетеней.  Не  соответствий  не  обнаружено.  Согласно  чертежей  установлены  болты,  гайки,  шайбы,  шплинты  для  крепления  тросов  к  кронштейнам.  Надо  сказать,  что  местоположению  болтов,  с  точки  зрения  безопасности  десантирования  не  придавалось  особого  значения  в  связи  с  отдалённостью  от  среза  грузового  люка  чуть  больше  метра.  Не  предполагалось  применение,  каких  либо  способов  защиты  болтовых  соединений  исключающих  зацепление  парашютных  систем  за  болты,  которые  для  надёжности  зашплинтованы.
Около  11 часов  45  минут  вертолёт  МИ-8  берёт  пятую  команду,  борт  № 5,  в  составе  которой  был  и  Юра.  Подготовку  к  прыжкам  проверил  старший  лейтенант  Гришин,  замечаний  не  обнаружил,  он  же  был  и  выпускающим.
- Не  робейте  ребята,  всё  будет  нормально.
Подбадривал  он  идущих  к  вертолёту  с  парашютами  десантников.  Юра  был  в  очереди  пятым,  считая  от  рампы  створок  люка.  Вертолёт  взмывает  вверх,  только  слышен  пронзительный  свист  винтов  над  головой.  За  плечами  надёжный,  проверенный  не  однажды,  парашют  Д – 6  серии  4,  который  Юра  укладывал  лично,  расписавшись  об  этом  в  журнале (стр.15  инв. №455).  На  всякий  случай  одет  и  запасной  парашют  «3-5»,  на  случай  не  штатных  ситуаций.  
Сегодня  выполняется  упражнение  с  высоты  800  метров.  Это  не  малая  высота,  так  минимальной  является  300  метров  для  десантирования  личного  состава  во  время  учебно-тренировочных  прыжков.  Скорость  вертолёта  150  км/час.  Ни  толчков,  ни  вибраций,  всё  в  норме.  Выпускающий  зацепляет  карабины  выпускающих  парашютов. После  команды  «приготовиться»,  он  ещё  раз  проверяет,  все  ли  карабины  зацеплены  к  тросу  ПРП.  По  сигналу  «пошёл»,  он,  осматривая  каждого  десантника,  начал  их  выпуск  с  интервалом  времени  в  три  секунды.  Из  официальных  показаний  выпускающего,  старшего  лейтенанта  Гришина  Н.С.:  «Конюхов  прыгал  пятым.  Его  я  тоже  осмотрел,  крикнул: «пошёл»  и  хлопнул  его  по  плечу.  Он  оттолкнулся  правой  ногой  от  обреза  грузового  люка  вертолёта  и  отделился.  Ничего  не  нормального  я  не  заметил,  так  как  начал  осматривать  следующего  парашютиста.  После  него  я  выпустил  ещё  шесть  десантников  и  выпрыгнул  сам.  Перед  тем  как  отделиться  от  вертолёта,  я  заметил  стабилизирующий  (вытяжной)  парашют,  который  висел  вместе  с  камерами  основных  парашютов.  Дальше  я  выпрыгнул  из вертолёта.  Отсчитав  время  стабилизации,  я  осмотрелся.  В  полете,  я  посчитал  парашютистов  и  увидел,  что  одного  не  хватало  …».  От  этих  показаний  так  и  наносит  какой-то  неопределённостью,  отсутствует  конкретика,  так  как  десантирование  требует особой  тщательности  выполнения  всех  элементов  теории,  которые  контролирует, поставленный  на  это,  опытный  офицер,  знающий  до  тонкостей  своё  дело.  На  фотографии  чётко  просматривается  оторвавшийся  купол  парашюта,  который  свисает  от  верха  и  почти  до  пола  кабины,  где  располагался  экипаж.  И,  тем   более  что  после  Юры,  прыжки  совершили  ещё  шесть  человек?!
В  характеристике,  данной  Юрию  командиром  части,  отмечается,  что  он  был  способным  и  медлительным.  Здесь  снова  возникают  мысли: «Не  искусственное  ли  это  создание  трудности  в  процессе  подготовки  десантника,  а  возможно  и  просто  «шутка»,  с  некоторыми  отклонениями  в  голове,  товарища?».  Встречаются  в  нашей  жизни  такие  люди.  То  есть,  возможен  вариант  создания  таким  жестоким  образом,  внештатной  ситуации.  Конечно,  ни  кто  не  предполагал  о  его  трагическом  исходе.  
Выпрыгнув  из  вертолёта,  Юра  понял,  что  у  него  отсутствует  купол  вытяжного  парашюта,  так  как  его  с  силой  тряхнуло  в  момент  обрыва.  Основной  парашют,  перехлёстнутый  двумя  оборвавшимися  стропами,  не  раскрывается.  Он  камнем  летит  в  низ,  лихорадочно  соображая  как  ему  поступить,  теряя  на  этом  драгоценные  секунды.  Разум,  забыв  в  эти  мгновения  то,  чему  так  долго  учили,  подсказывает  предательскую  мысль:  «нож,  нож».  Юра  выхватывает  клинок  и  пытается  обрезать  стропы,  которые  будут  мешать  раскрытию  запасного  парашюта.  Потеряны  ещё  драгоценные  секунды.  Согласно  инструкции,  после  6-8  секунд,  он  был  обязан  выдернуть  кольцо  для  раскрытия  запасного  парашюта.  Но  оно  у  него  так  и  осталось  на  месте.  Психологический  шок,  полученный  от  такой  ситуации,  изменил  у  него  скорость  восприятия  времени.  Оно  для  него  замедлилось  и  постепенно  оборачивалось в  вечность,  где  оно  вообще  отсутствует.  Шли  последние  секунды  борьбы  за  жизнь.  Поняв  тщётность  попытки  освободиться  от  строп,  он  бросает  нон  и  тянется  рукой  к  спасительному  кольцу  запасного  парашюта.  Но  время  безвозвратно упущено.  Земля  уже  совсем  близко,  а  тело  набирает  всё  дольше  и  больше  скорости.  За  оставшиеся  в  его  распоряжении  две-три  секунды,  перед  ним  пробежала  вся  его,  в общем, то  не  длинная  жизнь.  Словно  мощный  компрессор,  вместивший  её  в  эти  последние  мгновения.  Молодой  и  здоровый  организм  не  хотел умирать  вопреки  реалиям  жизни,  для  него  всё  это  было  противоестественно.  Уже  у  самой  земли  он  закрывает  глаза,  чтобы  принять  неминуемую  гибель.  Удар,  словно  в  раз  вонзившийся  десяток  молний,  мгновенно,  по  законам  природы,  отключил  его  сознание,  и  тело  уже  не  ощущало,  что  с  ним  произошло  дальше.  Во  время  удара  о  землю  Юрий  получил  травмы,  не  совместимые  с  жизнью:  «… тупая   сочетанная  травма  головы,  туловища,  конечностей,  с  повреждением  внутренних  органов.  Открытый  перелом костей  черепа,  костей  туловища  и  конечностей,  от  которых  он  скончался  на  месте …».
Вот  что  пишет  Лавриев  Александр,  сослуживец  Юрия:  «Я  прохожу  службу  по  контракту  в  в/ч  32364  с  декабря  2005  года  в  звании  рядового,  в  должности  водителя.  Младшего  сержанта  Конюхова  я  знал  с  декабря  2005  года.  Его  могу  охарактеризовать  как  спокойного,  весёлого  и  общительного  человека.  К  службе  в  Армии  он  относился  положительно.  Свои  должностные  обязанности  выполнял  добросовестно,  без  нареканий.  Конфликтов  в  подразделении  у  него  ни  с  офицерами,  ни  с  сослуживцами  не  было.  Не  уставных  методов   воздействия  к  нему  ни  кто  не  применял  и  он  их  ни  к  кому  не  применял. …  Время  было  примерно  12.20.   Место  падения  Конюхова    примерно  в  100  метрах  к  западу  от  места  сбора.  Придя  туда,  я  увидел,  что  там  находится  примерно  8  офицеров  и  борт  № 5,  а  возле  них  тело,  не   подающее  признаков  жизни.  Нам  приказали   построиться  в  порядке,  в  каком  мы  летели,  чтобы  выяснить,  кто  упал.  Им  оказался  младший  сержант  Конюхов…».
Изначально,  рапортом  помощника  военного  прокурора  гарнизона  «Сосновый  бор»  майора  юстиции  А.И. Иванова  в  действиях  должностных  лиц  в/ч 32364,  осуществляющих  руководство  прыжками,  усматривались  признаки  преступления,  предусмотренного  ч.2   ст.293  УК  РФ.  Однако  в  ходе  следствия  уголовное  дело  № 11/35/009-06 Д  по  факту  гибели  младшего  сержанта  Конюхова  Юрия  Валерьевича  было  прекращено  за  отсутствием состава  преступления.
Гроб  с  телом  был  доставлен  в  город  Усолье-Сибирское,  и  после  окончания  прощальной  церемонии  похоронен  на  Усольском  городском  кладбище.
Родители,  Валерий  Никонорович  и  Надежда  Васильевна,  тяжело  перенесли  нежданно  свалившееся  на  их  семейство  горе.  Умом  понимают,  что  Юрия  уже  больше  с  ними  нет,  и  не  будет  никогда,  а  сердце  не  хотит  этому  верить.  Матери  всё   кажется,  что  вот-вот  откроются  двери   и  в  дом  войдёт  он,  их  любимый  сын  Юра.

Осталось  не  раскрытым.
Наступило  18   марта  1996  года,  вторая  смена  после  отпуска  для  охранника  Исаева  Олега Николаевича.
На  работу  в  отделе  вневедомственной  охраны  он  устроился  в  феврале  1995  года.  Охранял  склады  и  теплицы  «горзеленхоза».  В  мае  того  же  года  переведён  в  частное  предприятие «Анга» -  ЧП  «Галанов»,  изготавливающее  мороженое.  Проработав  год,  ушёл  в  отпуск  и  в  марте  вновь  приступил  к  работе.  В  ночь  с  18  на  19  марта  1996  года  жена  предпринимателя  Галанова  услышала  выстрел  и  вызвала  милицию,  которая  установила,  что  Олег  Николаевич  убит  выстрелом  из  пистолета  «ТТ»,  которым  он  был  вооружён  для  несения  службы. Что  способствовало  убийству,  никто  не  знает.  Установление  причастных  лиц,  несмотря  на  усилия  милиции,  не  дало  положительных  результатов.  Преступление  не  раскрыто  до  сегодняшнего  дня.
Тело  бывшего  десантника  покоится  на  городском  кладбище  города  Усолье-Сибирское.  На  его  могиле  всегда  живые  цветы.  Значит,  помнят  Олега,  не  забывают.  На  памятнике  выгравированы  две  даты:
Родился  08.10.1994 г.
Погиб:    19.03.1996 г.
А  между  ними  стоит  чёрточка,  вместившая  в  себя  жизнь  длинною  в  двадцать  два  года.  Вечная  ему  память  от  благодарных  потомков.

А  убит  в  Усолье..
Приказ  № 212  по  эвакогоспиталю  № 3913  от  22.09.1942 года:  «Прибывших  в  эвакогоспиталь  № 3913  санпоездом  № 317,   зачислить  на  довольствие  по  норме  10 – ой,  в  количестве  17  человек.  
Основание:  продаттестат  № 43/40 – 166…  
… Лузгин  Тимофей  Дмитриевич …
Начальник  эвакогоспиталя   № 3913   майор  Васильев»
В  городе  Усолье-Сибирское  был  развёрнут  эвакогоспиталь,  который,  используя  технологии  курорта  «Усолье»,  довольно  эффективно  лечил  и  восстанавливал  опорно-двигательный  аппарат  у  тяжелораненых  на  советско-германском  фронте.
В  августе  1942  года  в  боях  под  Сталинградом,  был  ранен  Лузгин  Тимофей  Дмитриевич  1920  года  рождения.  Пули  вражеского  автоматчика  прошили  ногу  и  задели  голову,  выведя  пехотинца  из  строя,  но  поставленную  боевую  задачу  боец  выполнил.  Под  огнём  немецкой  авиации  он  был  перевезён  катером  на  левый  берег  Волги,  где  ему  была  оказана  серьёзная  медицинская  помощь.  Но  требовалось  дальнейшее  длительное  лечение  и  реабилитация.
Перед  отправкой  в  тыл,  красноармейцу  Лузгину  была  вручена  заслуженная  награда-медаль  «За  отвагу».
Для  Тимофея  Дмитриевича  госпиталь  в  городе  Усолье-Сибирское  подходил  по  всем  показателям  и  его  выгрузили  на  железнодорожном  вокзале.  
Наступило  длительное,  но  с  постепенным  улучшением  здоровья,  лечение.  Опытные  врачи  поставили  его  на  ноги,  и он  начал  ходить  самостоятельно,  без  костылей.  На  это  ушёл  почти  целый  год  упорного  и  кропотливого  труда  не  только  врачей  госпиталя,  но  и  лично  самого  солдата.  Да  и  сводки  совинформбюро  радовали  и  помогали  излечиваться.  Разбиты   фашисты  в  Сталинграде,  а  в  1943  году  и  на  Курской  дуге.  У  людей  в  глазах  засветилась  надежда  на  скорую  победу  и  налаживание  жизни  в  лучшую  сторону.  А  тут  ещё  на  беду  или  на  радость  приглянулась  миловидная  девушка  Таисия,  санитарка.  Дождавшись  её  смены.  Тимофей  не  сводил  с  неё  влюблённых  глаз,  когда  она  находилась  в  его  палате.  Молодой  боец  был  опытен  не  только  на  фронте,  но  и  в  тылу.  Под  его  натиском  Таисия  сдалась.  Да  и  как  противостоять  молодому,  статному  сержанту,  с  голубыми  горящими  глазами  и  выделяющейся  на  груди  медалью  «За  отвагу». И  для  неё  это  была  самая  первая,  самая  настоящая  любовь.  Молодые  люди  не  противились  нахлынувшему  на  них  чувству  и  не  скрывали  этого  от  других.
Приближался  Новый  1944  год.  Хотя  и  трудно  жилось  нашим  людям,  праздники,  как  могли,  отмечали.
Проживала  Таисия  неподалёку  от  госпиталя,  в  посёлке  Каркасный  в  большом  двухэтажном  доме,  жила  она  с  матерью  в  небольшой,  но  уютной  квартире.  Вот  и  решила  пригласить  к  себе  домой  своего  любимого  Тимофея,  чтобы  вместе  с  ним  проводить  старый  и  встретить  Новый  год.  Дело  шло  к  свадьбе  и  их  отношения  были  тёплыми  и  доверительными.  Конечно,  Тимофей  нарушал  установленный  руководством  госпиталя  распорядок,  но  как  говорят:  «кто  любил,  тот  меня  поймёт».  В  нарушение  всех  правил,  ближе  к  вечеру  31  декабря,  Тимофей  отправился  к  Таисии,  которая  уговорила  свою  мать  на  это  время  сходить  к  одинокой  подруге  по  соседству.  Он,  выпросивший  у  завхоза  немного  медицинского  спирта  и  тщательно  побрившись,  быстро  шагал  к  своей  подруге.  В  его  юной  душе  всё  пело  и  ликовало,  от  внезапно  сошедшего  с  небес  счастья  и  подаренного  им  одного  на  двоих.  
Вот  и  дом  по  правой  стороне  на  пригорке.  Всё  есть  так,  как  описывала  в  своих  рассказах  Тая.  Встретила  его  у  порога,  лишь  только  Тимофей  постучал  в  двери.  На  красивом,  смуглом  лице  сияющие  глаза.
- Проходи,  Тимоша.
В  небольшой квартирке  чистота  и  уют,  созданный  руками  двух  женщин.  В  углу  комнаты  небольшая  ёлка,  от  которой  шёл  дурманящий  запах  знойного  леса.  Но  самой  главной  достопримечательностью  был  патефон,  в  деревянном,  обшитым  чёрным  дерматином  ящике.  Увидев  взгляд  Тимофея,  остановившегося  на  этом  «чуде»,  она  пояснила:
- Взяла  у  соседки.
- Вот  здорово,  можно  и  потанцевать.
- Конечно.  Мы  сегодня  с  тобой  вдвоём  будем.  И  пластинки  у  нас  имеются.  И  она  лукаво  улыбнулась  своему  избраннику.
Сгущались  сумерки,  и  Таисия  зажгла  две,  ранее  приготовленные,  большие  свечи.  В  комнате  стало  загадочно  от  мерцающих  огоньков,  и  бликов  отражающих  не  мудрёной  посудой,  стоящей  на  столе  с  закусками.
- Давай  выпьем  за  старый  Новый  год.  Если  бы  не  ранение,  я  бы  не  встретил  тебя.
Предложил  Тимофей,  глядя  на  зардевшуюся  от  таких  слов  Таисию.    Они  выпили  по  маленькой  рюмочке,  морщась  от  непривычки.  Таисия  открыла  крышку  патефона  и  покрутила  ручку.  Песни  Руслановой  знала  и  любила  вся  страна.
- Давай  потанцуем.
И  Тимофей,  обняв  Таисию  за  талию,  погрузился  с  ней  в  омут  танца,  где  сливаются  воедино  и  тело,  и  желание,  и  взгляд  любимых  глаз …
Настенные  часы  с  кукушкой  показывали  приближение  Нового  года,  стрелки  вот-вот  сойдутся  в  одну  линию,  словно  два  родных  брата,  обнявшихся  после  долгой  разлуки.
Сев  за  стол,  снова  наполнили  рюмки.
- За  Новый  год!
- За  нас  с  тобой,  милый.
Наступило  утро  Нового  1944  года.  Счастливые,  от  этой  встречи  Тимофей  и Таисия  сидели  за  столом,  и  пили  чай  с  коржами,  которые  напекла  мама  Таисии.  В  двери  громко  постучались.
- Кто  же  это?!  Я ни  кого  не  звала  и  не  жду!  
Удивилась  Таисия.
- Пойду,  узнаю.
Она откинула  дверной  крючок  и  двери  распахнулись.  Вместе  с  дымящимися  клубами  в  двери  ввалился  небольшого  роста  парень.  Он  был  в  валенках  и  полушубке.  Скуластое  лицо,  с  острым  носом  покраснело  от  мороза.  Его  бегающий,  быстрый  взгляд  сразу  же  оценил  обстановку.
- Ты  чего  это  Николай  пришёл  ко  мне?  Я  тебя  не  приглашала.  Да  и  между  нами  всё  давно  кончено.
Тот  смотрит  на  Таисию  своими  колючими, бесцветными  глазами,  не  обращая  внимания на  слова  хозяйки.  За  тем  его  взгляд  упал  на  стол,  где  стояла  закуска  и  выпивка.  Не  разуваясь  и  не  раздеваясь,  он  прошёл  к  столу,  прихватив  с  собой  свободную  табуретку,  стоявшую  у  печи.  Сбросив  шапку  ушанку  с  лохматой,  заросшей  головы присел  и  никого  не  спрашивая,  налил  полный  стакан  разведенного  спирта.
- Ты  лучше  сдайся  милиции  и  попросись  на  фронт.
Продолжала  говорить  Таисия  не  прошеному  гостю.  
- Всё  одно  вас  поймают  и  посадят  в  тюрьму.
- Ну,  это  мы  ещё  посмотрим.
И  он  крупными  глотками  выпил  спирт.
- А  это  кто?
Зло  спросил  пришелец,  кивком  головы,  указывая  на  Тимофея.
- Твой  новый  хахаль?
И  он  смачно  захрустел  солёным  огурцом.
- Это  мой  друг.  Мы  с  ним  собираемся  пожениться.
- Да  кому  ты  нужна,  голь  перекатная!  Какой  он  у  тебя  по  счёту?
- Не  твоё  это  дело.  Выпил  и  уходи.
Тимофея  слова  гостя  крепко  задели  за  живое.
- Уходи  Николай.  Мы  здесь  уж  как-нибудь  без  тебя  разберёмся.
Пытался  Тимофей  мирно  уладить  разгорающийся  конфликт.  Но  того  давила  злоба  и  зависть,  которые  зажгли  ненависть  к  более  удачливому  сопернику,  которому  повезло  больше  чем  ему.  И  он  решил  всё  сделать  по-своему,  тем  более  что  в  кармане  лежал  заряженный  пистолет  «ТТ».  
Крепко  сколоченная  банда  дезертиров,  обосновавшаяся  на  хуторе  в  самом  дальнем  углу  Соснового  острова,  имела  свой  жестокий  устав,  чувствуя  свою  безнаказанность.  Ни  Таисия,  ни  Тимофей  не  ожидали  того,  что  мог  совершить,  сидящий  за  столом,  Николай.  Сунув  руку  в  карман  своего  полушубка,  он  выхватил  воронёный  пистолет  и,  почти  не  целясь,  навскидку  дважды  стреляет  в  Тимофея,  сидящего  напротив  него  за  столом.  Всё  произошло  быстро  и  неожиданно,  каких-либо  мер  к  своей  защите  он  не  успел  предпринять.  Со  звоном  упали  на  пол  стреляные  гильзы.  Но  Тимофей  уже  этого  ничего  не  слышал.  Лицо  Таисии  перевернулось  и  стало  исчезать  во  мгле.  Вскоре  потухли  в  сознании  и  огни  свечей,  не  весть,  откуда  появившиеся  перед  его  внутренним  взором.  Выстрелы  опрокинули  его  со  стула,  и  он  упал  на  пол,  засланный  самоткаными  ковриками.
Испугавшись  содеянного,  бандит  быстро  сунул  пистолет  в  карман,  и,  похватав  со  стола  всё,  что  попало  под  руку,  метнулся  к  двери  на  выход.
Таисия,  словно  заколдованная,  с  расширенными,  от  ужаса,  глазами,  смотрела  на  происходящее.  Она  кинулась,  к  лежащему  на  полу  Тимофею.  Но  он  был  уже  мёртв.  Одна  из  пуль  угодила  в  грудь,  другая  в  голову,  и  они  не  оставили  даже  малейших  шансов  на  выживание.  Тимофей  умер  на  месте.  Его  остановившиеся  глаза  в  последний  миг смотрели  на  Таисию.  Ей  стало  больно,  и  она  их  прикрыла  рукой.  
Похоронен  Лузгин  Тимофей  Дмитриевич  в  центре  старого  городского  кладбища  города  Усолье-Сибирское,  в  районе  улицы  Крылова.  Его  имя  выбито  на  мемориальной  доске-памятнике  умершим  от  ран  в  госпитале  курорта  «Усолье»,  установленном  на  его  территории.
 

© 2011-2017  Сайт клуба "ПАТРИОТЫ РОССИИ" создан для освещения патриотических мероприятий