Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
 37 гостей 

Счетчик посещений

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня179
mod_vvisit_counterВчера134
mod_vvisit_counterНа этой неделе694
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе996
mod_vvisit_counterВ этом месяце2834
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце4369
mod_vvisit_counterВсе дни339360

Online 6
Ваш IP: 54.81.244.248
,
Дата: Июль 20, 2018

География посещений

Чат для общения

Сообщения чата
Имя

Официальный сайт клуба "ПАТРИОТЫ РОССИИ"
Усольчанам, погибшим при исполнении гражданского и служебного долга посвящается. Часть 1 PDF Печать Email
Оценка пользователей: / 6
ПлохоОтлично 
Обо всём понемножку...
Из  книги  "Усольчанам,  погибшим  при  исполнении  гражданского  и  служебного  долга", 
основанная  на  документальных  рассказах  очевидцев.  
Авторы:  Лохов  В.В.  и  Сманцер  В.Г.
Книга  издана  в  целях  патриотического  воспитания  граждан  России.

Герои  наших  будней

В  мире  много  есть  профессий  разных,  
Все  их  даже  трудно  перечесть,
Но  одна  из  более  опасных
Охранять  права  людей  и  честь.

Те,  кто  посвятил  ей  жизнь,  без  срока
День  и  ночь  на  боевом  посту.
Удержать  подростка  от  порока
И  бандита  видеть  за  версту.

Защитить  от  пьяных  хулиганов,
Сохранить  народное  добро,
Уберечь  от  шулерских  обманов
Или  от  заточки  под  ребро.

Сколько  их,  бойцов  на  мирном  поле
От  руки  злодеев  полегло …
Но  убийцам  не  гулять  на  воле!
Хоронить  героев  тяжело …

Каждого  бойца  запомнят  люди,  
Что  погиб,  честь,  отстояв  сполна.
На  плите  гранита,  как  на  блюде,
Высекут  героев  имена.

Чуйкина  Ольга  Леонидовна

Орден  «Мужества»
Потапов  Василий  Викторович,  личный  номер  А-196853,  родился  8  ноября  1972  года  в  селе  Филиповск  Зиминского  района Иркутской  области,  где  до  6  лет  и  проживал.  В  первый  класс  уже  пошёл  в  городе  Усолье-Сибирское,  в  среднюю  школу  №15,  это  было  в  1979  году.  В  1989  году  он  её  оканчивает,  имея  мечту  стать  военным.  Сразу  же  делает  попытку  поступить  в  высшее  военное  командное  училище  в  городе  Алма-Ата.  Но  на  первый  раз  мечта  не  осуществилась,  не  набрал  проходного  бала.  Вернувшись  в  родной  город,  пошёл  работать  на  ЗГО  (завод  горного  оборудования).  Пришло  время,  идти  служить,  и  он  10.11.90  года  был  призван  в  ряды  Советской  Армии.  Провожали  дружно  и  шумно.  Простился  и  со  своими  учителями:  Аникеева  Елена  Константиновна  была  его  первой  учительницей.  Классные  руководители:  Примаченко  Валентина  Петровна,  Гуленкова  Галина  Александровна.  Самая  большая  дружба  у  него  завязалась  с  учительницей  русского  языка  и  литературы  Карташовой  Татьяной  Ярославной,  у  которой  они  часто  всем  классом  собирались,  даже  у  неё  дома.  И  эта  дружба  сохранилась  на  долгие  годы.  Последний  раз  он  побывал  у  неё  24  января  2009  года,  за  месяц  до  командировки.
Учительница  вспоминает,  что  в  тот  раз  он  был  каким-то  задумчивым,  хотя  всегда  бывал  весёлым  и  доброжелательным  со  своим  юмором.  Когда  он  уходил,  она  его  спросила:
- Далеко  ли  в  этот  раз  едешь?
Он  ей  ответил:
- Туда,  где  пасутся  бараны.
Секрет  такой  дружбы  прост.  Василий  любил  поэзию  и  сам  сочинял  стихи.  И  это  у  него  здорово  получалось!
На  службу  уходил  в  воздушно-десантные  войска,  и  началась  она  в  учебной  части  под  городом  Харьковом  Львовской  области.  Получив  звание  сержанта,  продолжил  действительную  службу  уже  на  Дальнем  Востоке.  За  полгода  до  окончания  службы  в  армии,  был  направлен  в  Приднестровье,  где  служил  под  командованием  генерала  Лебедя  в  должности  заместителя  командира  взвода.
Василий  принимает  решение  продолжить  службу.  С  апреля  1993  года  по  ноябрь  1994  года  он  служит  в  отдельном  пехотном  батальоне  РФ  миротворческих  Сил  ООН  в  Югославии.  За  заслуги  во  время  несения  службы  он  награждается  медалью  «За  службу  миру».
Демобилизовавшись,  Василий  вернулся  в  родное  Усолье  и  поступил  на  службу  в  воинскую  часть  № 3695  Ангарского  оперативного  полка  Внутренних  войск,  инструктором  группы  специального  назначения.
Начинается  первая  Чеченская  компания,  и  Василий  принимает  в  ней  участие  командиром  2-ой  группы  спецназа  по  вызову  в  городе  Грозный.  Было  это  весной-летом  1995  года.  Василий  получает  ранение,  но  быстро  встаёт  в  строй.
Шло  время  службы  Василия  Викторовича.  Он  успел  заочно  окончить  два  высших  учебных  заведения  и  от  сержанта  дослужиться  до  звания  майора,  занимая  пост  начальника  разведки  полка.
18.03.2009  года  на  основании  боевого  распоряжения  Командующего  ОГВ  (объединённой  группой  войск)  по  проведению  контртеррористических  операций  на  территории  Северо-кавказского  региона  Российской  Федерации  № 2964  от  17.03.2009  года  майор  Василий  Потапов  убыл  в  составе  войсковой  части  №  6607  в  район  выполнения  служебно-боевых  задач  в  республику  Дагестан.  Для  Василия  эта  поездка  была  не  первой.  До  этого  он  уже  четыре  раза  бывал  в  Чечне,  выполняя  свой  служебный  долг.  Хотя  и был  он  человеком  военным,  мечтал  по  окончании  службы  построить  свой  дом,  жениться  и  обзавестись  семейством.  Но  судьбе  его  начертана  иная  дорога  и  мечтам  не  суждено  было  сбыться.  К  мечте  военного  Василий  Викторович  шёл  упорно,  не  смотря  на  первую  не  удачную  попытку.  Служа  в  Ангарском  оперативном  полку  в  должности  командира  группы  специального  назначения  разведроты,  продолжил  учёбу,  как  отмечалось  выше,  экстерном  закончил  Владикавказское  высшее  военно-командное  училище  Внутренних  войск.  В  2008  году  получил  высшее  юридическое  образование  в  Восточносибирском  институте  МВД.  Впереди  открывалась  большая  жизненная  дорога,  идти  по  которой  он  упорно  готовился.
Та  операция,  в  которую  включился  Василий  со  своими  бойцами  20  марта  2009  года,  шла  уже  тремя  днями  раньше  до  их  приезда.  Начиналась  очередная  активация  подрывной  террористической  деятельности  НБФ.
В  самой  Махачкале,  вечером  20  марта  правоохранительные  органы  ликвидировали  четырёх  боевиков,  перемещавшихся  на  автомашине  ВАЗ-2106,  которые  открыли  огонь  при  требовании  остановиться.  Машина  оказалась  «начинённой»  множеством  стрелкового  оружия  и  мощным  взрывным  устройством.  Военные  предположили,  что  убитые  боевики  входили  в  диверсионную  группу  Арсена  Алдаева,  подготавливавшего  террористический  акт.
В  Карабудахкенском  районе  республики  Дагестан  орудовала  крупная  банда  Магомедали  Вагабозара.  В  результате  действий  военнослужащих  внутренних  войск,  удалось  блокировать  около  15  участников  не  законных  формирований  в  районе  села  Какашура.  Также  было  установлено,  что  в  их  числе  находился,  разыскиваемый  федеральными  органами,  полевой  командир  Вахабов.  Было  ясно,  что  просто  так,  без  боя,  они  не  сдадутся,  командирами  принимается  правильное  решение.  Подтягивается  батарея  120  мм  миномётов  и  по  предполагаемым  местам  укрытия  боевиков,  открывается  огонь,  который  прекращается  с  наступлением  темноты.  В  эту  субботнюю  ночь,  боевики  не  предпринимали  попыток  вырваться  из  окружения.  Наступило  утро  20  марта,  когда  настала  пора  принятия  мер  к  полной  ликвидации  бандитов.  Вышестоящее  командование  торопило  и  поутру,  для  разведки  мест  дислокации  боевиков,  была  сформирована  разведывательно-поисковая  группа  под  руководством  подполковника  «С»,  в  количестве  15  бойцов,  в  состав  которой  вошёл  и  Василий,  как  опытный  разведчик.  Со  слов  его  очень  близких  людей,  хорошо  его  знавших,  и  известно,  что  у  него  было  звериное  чутьё.  Также  он  уже  знал  и  сказал  об  этом,  что  он  погибнет  во  время  этой  командировки.
Когда  читаешь  стихи,  написанные  им  ранее  или  совсем  недавно,  и  посланные  СМС  сообщением  своей  любимой  женщине  «Е»,  мысль  о  трагическом   исходе  его  жизни,  так  и  читается  между  строчек  его  стихотворений.  Настоящая  любовь  у  него  была  одна-единственная,  на  всю  жизнь.  Но  взаимности  не  было,  поэтому  он  страдал  от  не  разделённого  чувства  всю  свою  прошедшую,  не  долгую  жизнь.  Что-то  было,  но  это  уже  варианты.  Таким  однолюбом  он  и  был.  Хорошо  это  или  плохо,  разберутся  уже  на  небесах.
Село  Какашура,  на  окраине  которого  по  разведданным  и  укрылись  боевики,  находилось  в  низине.  Пологий,  поросший  мелким  кустарником  склон  заканчивался  густым  лесом,  который  летом  становится  «зелёнкой»,  а  сейчас  был  практически  голым.  Вот  к  этому  спасительному  лесу,  вверх  по  склону  выдвинулись  боевики  из  селения.  Миномётный  обстрел  дал  не  большой  эффект,  но  боевики  вовремя  успели  укрыться.  Оставшиеся  в  живых  человек  восемь,  решили  любой  ценой  вырваться  из  окружения  и  уйти  в  спасительные  горы,  в  свои  схроны.  Подошедшие  разведчики  наткнулись  на  плотный  огонь.  Пули  сразили  командира  разведгруппы  подполковника  «С»,  рядового  бойца  и  одна  из  них  ударила  в  грудь  Василия,  опрокинув  на  землю  и  обдав  всё  тело  нестерпимым  жаром.  От  боли,  сознания  не  потерял.  Быстро  поставил  укол  в  ногу,  и  тело  перестало  ощущать  боль.  Мысли  работали  чётко  и  точно.  Весь  прошлый  опыт  работал  на  него,  почуявшего  смертельную  опасность  не  только  для  себя,  но  и  за  находящимися  рядом  с  ним  ребят.  Он  видит,  что  командир  сражён  и  понимает,  что  ответственность  необходимо  брать  на  себя.
- Ложись!
Группа  разведчиков  залегла  там,  где  застал  каждого  смертоносный  огонь.  И  сразу  же  повела  ответную  стрельбу  по  замеченным  боевикам,  которые  под  прикрытием  пулемёта  и  снайпера  начали  отходить  вверх   по  склону,  в  тот  самый  спасительный  лес,  до  которого  было  не  так  и  далеко.  И  если  не  двигаться,  вслед  за  ними,  преследуя  и  ведя  прицельный  огонь,  они  могут  уйти.  Василий  прекрасно  это понимает,  но  поднять голову  не  даёт  пулемёт,  бьющий  по  ним  почти  непрерывным  огнём,  не  жалея  патронов.  Василий  одну  за  другой  гранатой  выстреливает  по  нему  из  подствольного  гранатомёта.  Пулемёт  замолкает,  и  бойцы  броском  устремляются  вперёд.  Но  вот  пуля  сражает  одного  из  них,  другого.
- Снайпер!
Догадался  Василий,  идя  вместе  со  всеми  в  группе.
- Ложись!
Его  новая  команда, и  группа  залегла,  укрываясь  редким  кустарником  от  пуль.
- Огонь  по  снайперу!
Василий  заметил,  откуда  стреляли  одиночными  выстрелами,  и  дал  две-три  короткие очереди  в  нужном  направлении.  Бойцы  дружно открыли огонь  по  месту  предположительного  расположения  стрелка,  укрывшегося  за  большим,  густым  деревом.  Василий,  зарядив  последнюю  гранату  и  тщательно  прицелившись,  выпустил  её  по  направлению  к  дереву.  Взрыв  произошёл рядом  от  цели.  Посчитав,  что  огневая  точка  обработана  достаточно,  да  и  время  поджимало,  дорога  каждая  секунда,  бойцы  вновь  бросились  преследовать  уходящих  бандитов.  Василий,  быстро  перезарядив  магазин  автомата,  вместе  со  всеми  бросается  вперёд,  на  ходу  ведя  огонь  короткими  очередями  по  уходящему  противнику.  Но  бандиты  оставили  очередное  прикрытие  и  в  сторону  наших  бойцов  потянулись  строчки  пуль.  Оставшийся  прикрывать  отход,  старался,  прежде всего,  сразить  ближнего  к  нему  офицера  и  сосредоточил  огонь  в  сторону  Василия.  Его  прицельная,  в  четыре-пять  патронов,  очередь  ударила  в  грудь  Василия,  опрокинув  его  на  землю.  Видя,  что  командир  упал, к  нему  бросился  боец  Тимур  Ибрагимов  и  попытался  оттащить  за  выступ,  но  пуля  достала  и  его,  всего  в  двух  шагах  от  спасительного  укрытия.  Бойцы,  обозлённые  случившимся,  закидали  ручными  гранатами  стрелявших,  уничтожив  снайпера  и  прикрывавшего  отход  бандита  с  пулемётом.  Дорогой  ценой  досталась  победа  нашим  бойцам  в  этом  бою,  но  поставленная  задача  была  выполнена.
Диагноз  наступившей  смерти,  которую  дал  командир  войсковой  части  6007  в  ПВД,  подполковник  А.Ю.  Соболевский:  «Множественные  огнестрельные  ранения  грудной  клетки».
Так  отряд  специального  назначения  «Ермак»,  в  составе  которого  майор  Потапов  Василий  Викторович  выполнял  свой  служебный  долг  на  территории  Северокавказского  региона,  потерял  своего  лучшего  бойца.  Родина  высоко  оценила  его  служебную  деятельность  и подвиг.
За  мужество,  героизм  он  Указом  Президента  Российской  Федерации  награждён  медалью  Суворова,  медалью  ООН  «За  службу  миру»,  медалью  «За  воинскую  доблесть»,  медалями  «За  отличие  в  службе»  третьей  и  второй  степени.
Указом  Президента  РФ  от  13  июня  2009  года  награждён  орденом  «Мужества»,  посмертно,  за  мужество  и  отвагу,  проявленные при  исполнении  воинского  долга  в  Северокавказском  регионе.
Похоронен  Василий  Викторович  Потапов  на  Усольском  городском  кладбище.
Ты  ушёл  не  оглянулся  …
И  весь  мир  унёс  с  собой,
Парень  в  краповом  берете
Воин,  вечно  молодой
Ты  ушёл  не  оглянулся  …
Травы  во  поле  рыдают  …
Между  небом  и  землёю
Наши  судьбы  догорают.

Улица  имени  Тюнева.
Тюнев  Пётр  Георгиевич.  Личный  номер:  Л 3 104219.
Родился  в  посёлке  Тайтурка,  Усольского  района,  улица  Горная,  в  1957  году,  28  октября.  Половина  детства  прошло  в  самом  посёлке,  другая  половина  на  реке  Белой.  Там  же,  в  посёлке  пошёл  учиться  в  Тайтурскую  среднюю  школу,  это  было  в  1965  году.  В  1975  году  он  её  окончил  и  поступил  учиться  в  ИВАТУ – Иркутское  военно – авиационное  техническое  училище.  Всё  своё  детство  он  мечтал  о  самолётах,  об  авиации,  порой  провожая  долгим,  мечтательным  взглядом,  пролетающий  в  небе  самолёт.  Как  подрос,  кроме  рыбалки  на  реке  Белой,  пристрастился  и  к  охоте,  отдавая  дань  этим  занятиям,  в  редко  появляющееся  свободное  время.  В  1978  году  закончил  училище  и  получил  звание  лейтенанта,  а  так  же  и  направление    в  Дальнюю  авиацию  ВВС  в  гарнизоне  «Завитинск».  Из  служебных  характеристик  видно,  что  Пётр  Георгиевич  был  образцовым  офицером,  примером  для  подчинённых,  отличником  боевой  и  политической  подготовки.  Был  высококлассным, технически  грамотным  специалистом.  У  него  хобби  и  призвание  были  единым  целым.  От  командования  за  этот  период  службы  имел  множество  поощрений  ценными  подарками,  неоднократно  отмечен  почётными  грамотами.  За  добросовестную,  безукоризненную  службу  удостоен  почётной  медали  «За  безупречную  службу»
25  декабря  1979  года  на  аэродроме  Баграм,  в  50  километрах  от  столицы  Афганистана  Кабула,  высадились  части  105  гвардейской  воздушно-десантной  дивизии,  взяв  под  контроль  основные  объекты.  27  декабря  штурмом  был  взят  дворец  узурпатора  Амина,  в  котором  участвовали  спецподразделения  Альфа,  Гром,  при  поддержке  десантников.  Но  всё  это  не  спасло  положение.  В  стране  уже  полыхала  гражданская  война.  Новое  правительство  Кармаля  теряло  поддержку  населения.  Ряды  оппозиции  душманов  росли  и  укреплялись.  Ввод  советских  войск  стал  для  них  «катализатором»  для  действий.  Численность  советских  войск  росла.  В  феврале  1980  года  она  составила  58  тысяч, а  к  1984  году,  около  150  тысяч,  превратившись  в  сороковую  армию.
В  1982  году  закончилась  мирная  жизнь  Петра  Георгиевича.  Приказом  главнокомандующего  Дальней  авиацией,  он  был  включён  в  группу  быстрого  реагирования,  а  затем  и  откомандирован  в  Афганистан,  простившись  с  женой  и  двумя  сыновьями.  Ему  присваивается  очередное  звание  старшего  лейтенанта  и  поручается  техническое  обслуживание  вертолётов.  В  этом  качестве,  вплоть  до  1984  года,  он  добросовестно  исполняет  свой  долг  воина-интернационалиста,  испытывая  все  тяготы  и  лишения,  выпавшие  на  их  не  лёгкую  долю.
13  января  1984  года  группа  быстрого  реагирования  в  составе  двух  вертолётов  МИ-8, была  направлена  для  оказания  помощи  огнём  и  вывоза  оставшихся  в  живых  от  спец.  группы,  занимавшейся  поиском  «стингеров»,  нового  вида  американского  оружия  против  советских  самолётов  и  вертолётов,  и  попавшей  в  ловушку.
Афганистан  в  основном  страна  горная.  В  зимнее  время  почти  мало,  что  меняется  в  пейзаже,  разве  что  снежные  вершины  гор  становятся  крупнее,  да  чаще  дует  прохладный  ветер.
На  одном  берегу  МИ-8  находится  Пётр  Георгиевич.  На  этот   момент  в  качестве  стрелка  у  пулемёта  для  оказания  эффективной  огневой  поддержки,  когда  станет  необходимо  это  сделать  с  воздуха  или  уже  на  земле.  Вертолёты  точно,  по  наводке  с  земли  с  радиостанции,  которая  сохранилась  в  группе,  вышла  в  указанный  квадрат.  
- Вышли  в  нужное  место.  Смотри  внимательнее.
Сквозь  шум  винтов,  громко  прокричал  лётчик.
- Понял.
И  Пётр,  вставив  ленту  в  пулемёт,  принялся  наблюдать  через  бинокль  за  местностью.  Через  мощную  оптику  он  видел  всё,  словно  на  своей  ладони.  Группой  спецназа  руководил  опытный  военный  тактик.  Предвидя  последствия,  он  стянул  своих  ребят  к  не  большой  площадке  среди  скал,  на  которой  возможно  приземление  спасительных  вертолётов.  Но  душманы  на  них  наседали,  они  знали,  что  в  руках  у  шурави  образец  секретного  оружия  и  его  необходимо  изъять  любыми  средствами.
Петру  хорошо  видны  лежащие  за  камнями  и  выступами  скал  наши  бойцы.  В  сторону  душманов  полетели  красные  ракеты,  дающие  отличный  ориентир  для  атаки.  Вот  вертолёты  заходят  на  боевой  курс,  и  настала  пора  действовать  Петру.  Ему  хорошо  видны  с  высоты  и  душманы,  плотным  кольцом  обложившие  наших  бойцов.  Конечно,  они  заметили  пару  вертолётов  и  к  ним  потянулись  ослепляющие   строчки  пуль,  выпущенные  из  автоматов.  Пётр  наводит  ствол  пулемёта  в  самое  скопление  душманов  и  открывает  огонь.  Понеслись  огненные  трассы  и  от  второго  вертолёта.  Наши  бойцы,  видя  и  ощущая  помощь,  открыли  интенсивный  огонь,  расстреливая  оставшиеся  последние  патроны.  Рассеивая  мощным,  смертельным  огнём  духов,  вертолёты  садятся  на  площадку,  чтобы  забрать  бойцов.  Пётр  видит  бегущих  к  вертолётам  спецназовцев,  на  ходу  отстреливающихся  от  наседающих  духов.
- Давай  быстрее!
Громко  кричит  он,  стараясь  перекричать  рёв  мотора  с  завыванием  винтов.  И  вот  ребята  уже  карабкаются  в  кабину,  забрасывая  впереди  себя  автоматы  и  вещевые  мешки.  Вот  и  всё  влезли  последние.  Но  приближающиеся  духи  уже  ведут  огонь  по  вертолётам.  Пётр  почти  не  отпускает  из  рук  горячий  от  непрерывного  огня  пулемёт,  срезая  одного  за  другим  душманов,  которые  в  азарте  боя  не  успевали  укрываться  и  неслись  к  вертолётам.  Но  и  среди  них  есть  меткие  стрелки.  Очередь,  пущенная  из  «калашникова»,  одним  из  духов,  ударила  в  лицо  Петра  двумя  смертоносными  пулями.  Сжатые  руки  не  выпускали  пулемета,  и  он  расстрелял  непрерывной  очередью  все  оставшиеся  в  ленте  патроны.  Вертолёты  взмыли  вверх,  унося  спасённых  ребят  и  тело  Петра  к  своим.
Родина  высоко  оценила  подвиг  Тюнева  Петра  Георгиевича.
Указом  Президиума  Верховного  Совета СССР  он,  посмертно,  от  13  июня  1984  года,  награждён  орденом  Красной  Звезды  за  № 3719825.
Тело  Петра  Георгиевича,  «грузом  200»  доставлено  в  его  родной  посёлок  Тайтурку,  где  на  сельском  кладбище  оно  предано  земле.  И  хотя  его  родители  и  жена  давно  умерли,  на  его  могиле  всегда  живые  цветы  от  благодарных  односельчан  и  навещающих  его  могилу  сослуживцев.
В  память  о  своём  замечательном  земляке,  односельчане  дали  название  одной  из  улиц  посёлка  «улица  Тюнева».

Афганский  след.
Мальцев  Виктор  Геннадьевич  родился  16  мая  1960  года  в  посёлке  Шамотный,  близ  села  Новомальтинск,  Усольского  района,  Иркутской  области.  Отец  его  Мальцев  Геннадий  Руфович  и  мать  Екатерина,  Семёновна  были  простыми  рабочими – строителями.  Когда  Вите  исполнилось  полтора  годика,  семья  переехала  в  Улан-Удэ,  и  вернулись  обратно  в  1972  году,  когда  ему  шёл  тринадцатый  год.  Мать  умерла  рано,  не  встретив  своего  сорокалетия.  Воспитанием  мальчика,  в  основном,  занималась  его  тётя,  Мальцева  Валентина  Руфовна.  После  окончания  восьми  классов,  поступил  учиться  в  Иркутский  гидро-метео  техникум.  После  его  окончания,  направлен  работать  в  Новосибирскую  область,  Куйбышевского  района  по  своей  специальности,  где  работал  на  Куйбышевской  метеостанции.
Пришло  время,  идти  в  армию.  Не  успел  Виктор  жениться  и  завести  семью,  так  уж  вышло.  8  ноября  1979  года  его  призывают  на  службу  через  Куйбышевский  райвоенкомат  Новосибирской  области.  Ноябрь,  декабрь  прошёл  в  учебном  центре,  в  районе  Ферганской  долины.  Идёт  интенсивная  боевая  подготовка  и,  конечно  же,  адаптация  к  будущему  жаркому  климату,  совсем  не  привычного  сибиряку.  С  25  декабря  1979  года  рядовой  ВДВ  105  дивизии  уже  в  Афганистане.  Разразившаяся  гражданская  война  между  племенами  душманов  привела  к  тому,  что  многие  объекты  народного  хозяйства  стали  разрушенными,  и  их  необходимо  было  охранять  и  помогать  восстанавливать.  Письма  на  Родину  к  родным  и  близким  приходили  туманные,  с  намёками  о  том,  где  находятся,  чем  занимаются.  Цензура  была  строгая.  Своей  тёте  Валентине,  Виктор  писал  о  том,  что  в  том  регионе,  где  он  служит,  идёт  1398  год, что  они  просто  охраняют  электростанцию  и  ничего  опасного,  в  его  службе  нет.  Вместе  с  приветом,  к  родным  для  него  людям,  шло  и  обещание  того,  что  он  вернётся  домой  целым  и  невредимым.  Но,  фактически  на  самом  деле,  всё  обстояло  по  иному.  Советские  солдаты  были  ввергнуты  в  водоворот  войны,  которая  проглотила  к  1989  году  почти  пятнадцать  тысяч  советских  бойцов.
Электростанция,  которую  охраняла  рота,  в  составе  которой  был  Виктор,  находилась  у  реки  Гильменд,  неподалёку  от  Кабула,  столицы  Афганистана.  Для  более  эффективной  охраны  и  наблюдения,  использовалась  господствующая  высота,  где  постоянно  находился усиленный  наряд  бойцов.  Жили  в  палатках,  казармы  пока  не  было.  Виктора,  в  своём  отделении,  назначили  пулемётчиком.  Он  отлично  изучил  РПК  и  на  полигоне  прекрасно  его  пристрелял  по  мишеням.  Не  напрасно  охранялась  электростанция.  В  июле  1980  года  отряд  душманов  принял  попытку  её  захвата.  Но  с  самого  начала  их  операции, они  решили  захватить  эту  главенствующую  высоту,  а  уже  затем  ударить  по  зданию,  используя  поддержку  с  этой  высоты.  Завязался  бой,  душманы  были  обнаружены  и  обстреляны  бойцами  наряда.  На  помощь  был  брошен  взвод  бойцов,  в  составе  которого  был  Виктор.  Зная  его  умение  обращаться  с  пулемётом,  командир  взвода  приказал:
- Мальцев,  тебе  необходимо  зайти  в  тыл  душманам  и  оттуда  ударить  по  ним.
- Слушаюсь,  товарищ  лейтенант.  
Виктор  прекрасно  знал  местность,  неоднократно  проводились  тактические  учения.  Быстро  подхватив  свой  пулемёт  и  коробки  с  боеприпасом  (600  патронов),  он  выдвинулся  в  указанном  ему  направлении.  Лоб  вспотел  от  напряжения,  забираться  необходимо  по  крутому  склону.  Да  и  успевать  осматриваться  необходимо,  душманы  могли  оставить  секрет  или  направить  своих  разведчиков.  Вот  и  удобное  место,  почти  на  вершине  другой,  чуть  ниже  господствующей  высоты,  укрывшись  за  крупными  камнями,  осмотрелся.  Душманы,  притаившиеся  за  валунами  и  выступами  скал,  были  как  на  ладони,  метрах  в  трёхстах,  не  более.  Командиры  научили  его  почти  точно  определять  расстояние  до  цели.  Условного  сигнала  на   открытие  огня  не  было  и  он,  быстро  приготовив  пулемёт  к  стрельбе,  открыл  огонь  по  душманам.  Ему  хорошо  видно,  как  вздыбливающие  строчки  пуль  пересекают  спины  противника,  оставляя  их  навечно  лежать  на  своей,  родной  им  земле.  Ударил  и  взвод  с  фронта.  Слышна,  почти  непрерывная  стрельба.  Не  выдержав  стремительной  атаки  и  стрельбы  с  тыла,  душманы  кинулись  убегать  в  сторону.  Мало  кто  из  них  ушёл  живым  с  этой  высоты.  Большинство  из  них  полегло  от  меткого  огня  пулемётчика  Виктора,  расстрелявшего  по  ним  почти  весь  штатный  боезапас.  Боевая  задача,  стоявшая  перед  ним,  была  выполнена  на  отлично.
Указом  Президиума  Верховного  Совета  СССР  от  15  августа  1980  года,  Виктор  Геннадьевич  награждён  почётной  для  воина  медалью  «За  отвагу»
В  горячке  боя  за  ту,  памятную  для  него  высоту  Виктор  был  ранен.  Но  он  даже  этого  не  заметил.  Одна  из  ответных  пуль  со  стороны  поразила  ногу,  скользом  не  задев  кости  и  других  жизненно  важных  органов.  Рана  быстро  затянулась  без  всяких  последствий.  Молодой,  здоровый  организм  быстро  справился  с  проблемой,  и  жизнь  пошла  по  прежнему  руслу.  
Наступил  1981  год.  В  России  зима,  нарядные  ёлки.  Как  могли,  отметили  его,  вспоминая  школьные  годы,  когда  ещё  Снегурка  и  Дед  Мороз  были  для  них  сказочными  персонажами.  Все  они  ещё  были  просто  мальчишками,  переодетыми  в  солдатскую  форму  и  мечтавшими  о  скором  «дембеле».
Наступило  24  января  1981  года,  один  из  чёрных  дней  для  наших  воинов-интернационалистов,  располагавшимися  в  Афганистане,  которых  в  последующие  годы  будет  очень  много.  Не  мало  ещё  матерей  наплачется  на  необъятных  просторах  России.  Досталось  за  это  время  хлебнуть  афганского  лиха  Виктору.  Пришлось  побывать не  в  одной  операции,  где  он  проявил  себя  смелым  и  находчивым  бойцом,  мастерски  владея  вверенным  в  его  руки  оружием.  
Моджахеды  активизировались  всё  сильнее  и  сильнее,  нанося  удары  по  объектам  и  советским  группировкам,  их  охраняющим.  Вот  и  сегодня  соседи  попросили  помощи  отбиться,  от  наседавших  душманов,  пытающихся  отбить  мост  через  реку  Гильменд.  Сигнал  поступил  в  два  часа  дня  и  уже  в  начале  третьего  БМП  с  двумя  отделениями  бойцов,  в  составе  которых  был  и  Виктор,  отправились  на  помощь.  Но  и  душманы  были  не  простаки,  со  временем  приобретали  боевой  опыт.  Отъехав  от  своего  места  дислокации  километра  три,  машина  подорвалась,  на  заложенном,  на  их  пути  фугасе.  БМП  подбросило  вверх,  раздался  громкий  взрыв  под  днищем.  Грохот  и  звон  прекратились.  Оглушённые,  контуженые  ребята  начинают  выбираться  наружу  с  оружием в  руках.  Стало  пахнуть  гарью,  загорелся  двигатель.  Хотя  и  досталось  Виктору  от  взрыва,  он  успел  схватить  свой  штатный  пулемёт,  а  в  другую  руку  коробку  с  запасной  лентой  и  выскочить  наружу  под  свист  пуль  обстреливающих  их  моджахедов.  Его  быстрый  взгляд  оценил  обстановку.  Вывести  бойцов  из-под  огня  можно  только  отступая,  прикрываясь  бронёй  подбитого  БМП,  и  кто-то  должен  был  остаться,  прикрывая  отход.  Решение  пришло  мгновенно,  хотя  оно  было  итогом  всей  его  прошлой  жизни.
- Отходите.  Я  их  задержу.
Крикнул  он  бойцам  и,  упав  за  ближайший  валун,  открыл  огонь  по  мелькающим  огонькам  у  стволом  автоматов  противника.  Новый  взрыв  потряс  БМП.  
- Это  выстрел  из  советского  РПГ-7
Догадался  Виктор,  отмечая  краем  сознания  происходящее.
- Не  дай  Бог,  по  мне  начнут  из  него  стрелять
Посвист  пуль  над  головой  Виктора  всё  чаще  и  чаще.  Противник  сосредотачивает  огонь  по  пулемётчику,  сеющему  среди  них  смерть.  БМП  горит,  чадя  чёрным,  едким  дымом,  помогая  за  ним  укрыться  отходящим  бойцам.  
О  чём  думал  Виктор  в  эти  минуты,  стоит  только  догадываться.  Наверное,  в  такие  мгновения  совсем  иное,  не  привычное  для  обычного  мышление  позволяет  увидеть  очень  и  очень  многое,  не  доступное  нам,  простым  грешным.  Может,  он  думал  о  несостоявшейся  любви,  может  о  рано  ушедшей  из  жизни  матери,  о  младшей  сестрёнке,  о  реке  Белой.
…  граната,  выпущенная  душманом  из  гранатомёта,  накрыла  Виктора,  заставив  замолчать  его  непрерывно  бьющийся  в  руках  пулемёт.  Шансов  выжить  не  оставалось.  Близко  разорвавшаяся  граната  ударила  всей  своей  мощью  в  тело,  отбросив  его  в  сторону.  Пулемёт  выпал  из  его  рук,  и  он  уткнулся  лицом  в  каменистую  землю.
Тело  Виктора  «грузом  200»  было  доставлено  на  Родину  сопровождающими  из  той  части,  где  служил  погибший.  
2  февраля  1981  года  он  был  похоронен  на  Новомальтинском  кладбище  со  всеми  воинскими  почестями.
На  обелиске  воинам,  погибшим  во  время  Великой  Отечественной  войны,  который  стоит  на  просторном  высоком  берегу  реки  Белой,  есть  и  его  фамилия.
Не  забыли,  помнят  подвиг  своего  земляка,  воина-интернационалиста,  отдавшего  свою  жизнь  для  того,  чтобы  сохранить  жизни  других,  живущих  за  него.   Не  забывает  его  и  отец,  Мальцев  Геннадий  Руфович,  живущий  ныне  в  городе  Улан-Удэ,  и  которому  уже  72  года.  Он  часто  бывает  у  родственников  в  городе  Усолье-сибирское,  не  забывая  посетить  могилу  родного  для  него  сына.


Последний  рейс.
Заправив  горючим  полные  баки,  большой,  серебристого  цвета,  красавец  самолёт  АН-12  бк  из  в/ч 97978,  приступил  готовиться  к  взлёту.  Самолёты  летали  практически  только  по  ночам  из  Кабула  в  Ташкент,  боясь  обстрела  из  крупнокалиберных  пулемётов  со  стороны  душманов, или  хуже  того  получить  смертельный  заряд,  выпущенный  из  «стингера»,  от  которого  спастись  было  не  возможно.  Вот  и  на  этот  раз,  привезя  в  Афганистан  груз  с  боеприпасами  и  оружием,  увозили  домой  отслуживших  срочную  службу  ребят.  На  борту  разместилось  18  человек,  направлявшихся  ночным  рейсом  в  Союз.  В  состав  экипажа  борттехником  входил  усольчанин,  старший  лейтенант  Плечко  Александр  Михайлович,  родившийся  25  октября  1954  года.  
Сгущались  сумерки,  начинало  темнеть.  Из-за  высоких  гор  Солнце  не  видно,  уходит  рано  за  острые  вершины.  Лишь  долго  остаются  светлыми  облака,  медленно  уходящие  на  восток.  По  меркам  сибирским,  глубокая  осень.  Стоял  октябрь  1987  года.
- Через  три  дня  именины.
Вспомнил  Александр,  занимая  штатное,  отведённое  место  в  самолёте.
- Тридцать  три  года,  возраст  Христа.
И  он  улыбнулся,  вспомнив  своего  отца.  
Завели  и  подогрели  моторы.  Все  четыре  работают  чётко,  без  перебоев.  Ни  одна  аварийная  лампочка  не  высветилась.  Машина  подруливает  к  взлётно-посадочной  полосе  (ВПП)  по  предварительной  команде.  Но  на  эту  же  полосу  встал  и  вертолёт  МИ-24,  ориентировочно  в  её  середине.  Ближе  к  21  часу,  распорядитель  полётов  дал  команду  «Взлёт».  Позывные  самолёта  и  вертолёта  были  созвучны,  и  их  командиры  восприняли  их  как  команду  для  своей  машины.  Оба  экипажа,  в  темноте,  начинают  осуществлять,  каждый  свой,  манёвр.  За  серединой  полосы,  на  высоте  не  более  10  метров,  АН-12  догоняет  вертолёт,  который  своим  хвостовым  оперением  отрубает  самолёту  крыло.  Самолёт  упал  сразу,  с  полными  баками  топлива.  Неподалеку  упал  и  вертолёт,  но  он  не  загорелся.  
Кругом  огонь  и  треск.  От  температуры  взрывается  боезапас:  гранаты,  патроны  и  тепловые  ловушки.  Множество  подъехавших  пожарных  машин,  как  советских,  так  и  афганских,  тушили  это  громадное  пламя.  В  живых  остался  один  стрелок из  хвостового  оперения  самолёта,  успевший  выпрыгнуть. Остальные  все  погибли,  все  шесть  человек  экипажа.  
В  городе  Шауляй,  Литовской  ССР,  установлен  памятник  погибшим  в  Афганистане  лётчикам,  где  на  мраморе  выбито  имя  и  нашего  земляка:  «ALEKSANDR  PLECKO  1954-1987».
Жена  Ирина  приняла  решение,  похоронить  Александра  Михайловича  на  Радищевском  кладбище  города  Иркутска,  где  ему  установлен  достойный  надгробный  памятник.
Вечная  память  солдату,  погибшему  в  Афганистане.
Посмертно,  герой-интернационалист   награждён  орденом  «Красной  Звезды».
Иркутская  областная  организация,  объединяющая  всех  участников  боевых  действий,  не  забывает  погибших  и  их  родственников.  И  в  церквях  и  на  могилах,  часто  горят  зажженные  свечи  за  их  упокой,  чтобы  души  ушедших  в  другой  мир,  благодаря  нашим  молитвам,  навечно  упокоились  на  небесах


Сержант  Груздев.
Груздев  Сергей  Павлович  родился  11  апреля  1977  года  в  городе  Усолье-Сибирское  в  районе  «Жилгородка».  Но  вскоре  семья  переезжает  в  Привокзальный  район,  и  Сергей  идёт  в  первый  класс  школы  № 13,  где  проучился  до  четвёртого  класса  и  в  это  время  крепко,  по  настоящему,  увлёкся  хоккеем  и  футболом,  будучи  чаще  всего  вратарём.  Это  у  него  здорово  получалось!  Да  и  было,  где  заниматься,  был  корт.  С  коньками  41-го  размера  пришёл  в  секцию  Геннадия  Николаевича  Барабаша,  который  принял  Серёжу  и  записал  в  команду.  Сергей  переводится  в  школу  № 16,  куда  собирал  их,  своих  питомцев  тренер.  С  этого  момента  Серёжа  всерьёз  заболел    спортом,  порой  в  ущерб  учёбе.
Отец,  Павел  Гаврилович  работал  шофёром.  Пытаясь  как-то   заработать  для  семьи,  часто  ездил  по  колхозам,  во  время  уборочных  компаний  на  селе.  Мать,  Любовь  Ивановна,  учитель  с  25-ти  летним  стажем  работы  в  школе  № 8.  В  настоящее  время  работает  в  детском  доме  творчества  и  возглавляет  детский  клуб  «Тимур».  В  семье  было,  кроме  Сергея,  ещё  две  младших  сестрёнки,  Таня  и  Наташа,  которых  он  очень  любил  и  никогда  о  них  не  забывал,  где  бы  он  не  находился.
Каким  мальчишкой  рос  Серёжа?  Вспоминает  его  классный  руководитель   Малинина  Елена  Юрьевна:  
- Среди  своих  друзей  Серёжа  выделялся  своей  не  обычной  добротой,  ни  кто  не  слышал  от  него  грубого  слова.  Даже  получил  титул  «Мистер  Доброта»  на  большом  школьном  конкурсе.  Я  прекрасно  запомнила,  когда  он  ещё  был  вихрастым,  маленьким  задирой,  как  и  все,  но  был  яркой  и  очень  интересной  маленькой  личностью,  увлечённой  с  головой  спортом.  Сергей  всем  нам  запомнился  очень  добрым  и  отзывчивым  парнем,  любившим  играть  и  в  школьных  спектаклях.  Мог  даже  изобразить  почтальона  Печкина.  У  него  было  огромное  обаяние,  его  любили  девчонки,  учителя,  друзья.  Мы  всегда  будем  помнить  о нём.
Тяжело  горе  матери,  годы  не  стирают  из  её  памяти  ни  один  штрих  и  по  прошествии  многих  лет,  для  неё   всё  происходит,  как  будто  это  случилось  вчера.  Порой,  останавливая  свой  рассказ  и  вытирая  слёзы,  мама  Любовь  Ивановна,  вспоминает:
- Наш  Серёжа  в  семье  был  самой  надёжной  опорой.  Любил  своих  маленьких  сестричек,  особенно  маленькую  Наташу.  Всегда  и  во  всём  соглашался  со  мной,  никогда  не  слышали  от  него:  «нет».  Приезжая  с  соревнований,  Серёжа  на  свои  маленькие  деньги  всегда  привозил  всем  нам  подарки,  пускай  даже  символические.  После  окончания  школы  находил,  хоть  и  временную,  но  работу  и  всячески  помогал  семье.  На  службу  угодил  в  город  Новосибирск,  в  войска  особого  назначения.  Присылал  часто  письма  со  службы,  фотографии.  Он  вырос  в  красивого,  рослого  парня,  возмужавшего  с  годами.  Со  службы  вернулся  в  звании  сержанта.
Вернувшись  из  армии  в  родной  город,  Сергей  долго  не  отдыхал  и  не  вел,  праздную  жизнь.  Не  имея  специального  образования,  ему  пришлось  совсем  не  просто.  Да  и  время  было  не  простое,  рабочие  руки  уже  были  не  нужны.  В  цене  были  другие  люди.
Прослышав  от  друзей,  что  идёт  набор  на  службу  по  контракту,  долго  не  раздумывал  и  принял  решение.  Подгоняла  суровая  действительность,  когда  необходимо  реально  помочь  семье,  да  и  самому  становиться  на  ноги.  Другого  пути  сделать  этого,  в  то  время  у  него  не  было.  Собрав,  как  можно  быстрее  нужные  документы,  он  третьего  ноября  1999  года  уехал  в  Чечню.  Родственники  получили  от  него  два  письма.  Первое,  на  скорую  руку,  чтобы  родные  не  беспокоились,  написанное  на  не  большом  листке  из  блокнота:  
«Привет  из  эшелона!
В  первых  строках  своего  письма  хочу  сообщить,  что  у  меня  всё  в  полном  порядке.  Мама,  ты,  пожалуйста,  извини  меня  за  то,  что  я  не  сказал  тебе  это  лично.  Я  думал,  что  так  будет  лучше  тебе  и  мне.  Адреса  обратного  пока  не  знаю,  как  приедем  на  место,  сразу  напишу  адрес,  куда  писать.  Всем  передай  привет.
Целую  и  обнимаю,  твой  сын  Сергей».
Из  письма  видно,  что  Сергей  просил  свою  мать  простить  его  за  такое  быстрое  принятие  решения,  и  что  уехал,  не  простившись  с  родными  и  близкими  для  него  людьми.
Прибыв  в  Чечню,  как  только  появилась  возможность  сообщить  о  себе  родным,  он  пишет  подробное  письмо.  Вот  такие  строки  в  этом  заботливом  послании:
«Здравствуйте,  мои  любимые,  мама,  отец,  сестрёнки  Татьяна  и  Наталья,  а  также  племянник  Никита!
В  своём  письме,  хочу  сообщить  вам,  что  у  меня  всё  в  порядке.  Приехал  в  Чечню  27  ноября  сего  года.  Стояли  в  Старо-Юртовском   районе  в  селе  Толстой-Юрт.  Это  от  Грозного  в  двадцати  километрах.  Через  хребёт  Грозный  не   видать.  А  так  слышно,  как  его  бомбят.  Проходим  службу  в  комендантской  роте  Грозненского  района.  В  нашем  назначении  в  основном  сёла,  прилегающие  к  этому  району.  Ездили  на  выезды  по  сёлам,  смотрим  в  каком  состоянии  школы,  да  груз  гуманитарный  сопровождаем.  А   так  у  нас  здесь,  пока,  слава  Богу,  тихо,  но  изредка  на  горе  сигнальные  ракеты  в  небо  летят.
Мама,  хочу  извиниться,  что  сразу  не  поздравил  вас  с  Новым  годом  и  поэтому  спешу  это  сделать.  Ты,  наверное,  ещё  сердишься  на  меня  за  этот  поступок.  Ещё  раз  прошу  прощения  за  это.  Напиши,  пожалуйста,  получила  ли  ты  денежный  перевод  в  ноябре.  Это  наш  оклад  выдали,  и  я  отправил  вам,  ведь  Наташка  без  куртки,  и  валенок  нет.  Я,  конечно,  и  себе  оставил  маленько.  При  первой  же  возможности  вышлю  ещё.  Ну,  наверное,  хватит  о  деньгах,  не  в  них  счастье.  Счастье-это,  когда  тебя  ждут  и  любят.  Ну,  о  любви  разговор  отдельный.  Совсем  забыл  написать  вам,  как  мы  устроились.  Живём  в  домиках,  а  не  в  палатках,  спим  на  кроватях  в  спальниках.  Есть  даже  душ,  но  он  по  выходным.  А  в  целом  живём  хорошо,  не  жалуемся  пока.  Кормят,  конечно,  не  по  царски,  но  всё-таки  хватает.  С  куревом  сильно  напряжёнки  нет,  на  рынке  им  торгует  местное  население,  но  цены  выше,  чем  у  нас,  здесь,  можно  сказать,  это  наша  осень.  Днём  иногда  плюсовая  температура,  а  ночью  заморозки.  Утром  иногда  туманы  стоят.  Одним  словом,  осень,  снега  нет,  одна  грязь.  Потом  фото  пришлю,  сами  увидите.  С  пацанами  живём  нормально.  Ну,  вот,  наверное,  и  все  новости  в  моём  письме.  Только  одна  большая  просьба:  когда  будешь  писать  сюда,  обратный  адрес,  то  есть  домашний,  не  пиши.  Ну,  а  так  пиши  обо  всём,  что  происходит  дома.  Поздравь  с  Новым  годом  всех,  кого  увидишь.  Учителям  привет  и  мои  поздравления  с  Новым  годом.  
Всё,  крепко  целую  тебя  и  всех  остальных.
Ещё  раз  с  Новым  годом.  12.12.99  г.».
Немного  успокоившись,  мама  Сергея,  Любовь  Ивановна,  рассказывает  о  своём  странном  сне,  который  она  видела  пятого  января  Нового  2000  года.
- Новый  год я  провела,  с  не  понятной  для  меня,  смутной,  беспокоящей  душу,  тревогой.  А  тут  ещё  такой  сон.  Буд-то  Серёжа  купил  мне  однокомнатную  квартиру  в  доме  № 38.  Он  подъезжает  на  машине,  в  длинном  чёрном  пальто.  Начинает  выносить  из  кабины  много,  много  разных  коробок  с  подарками.  «Мама,  это  не  криминал» - говорит  он  мне  и  протягивает  деньги  ….  А  вечером  к  нам  пришли  из  военкомата  с  такой  страшной  вестью.  И  снова   слёзы  матери  покатились  по  щеке  из  грустных  глаз,  ушедших  в  то  далёкое  прошлое,  которое  для  неё  всегда  близко.
Не  напрасно  по  ночам  с  хребта  влетали  сигнальные  ракеты,  порождая  беспокойство  в  душах  молодых  ребят,  находящихся  в  селе  Толстой-Юрт.  Пошёл  второй  месяц  службы  Сергея  в  Чечне.  Вот  и  сегодня,  под  самый  Новый  год,  30  декабря,  поступила  информация  о  том,  что  в  их  селении,  на  самой  окраине,  были  замечены  подозрительные  мужчины,  которых  необходимо  проверить  на  причастность  их  к  бандформированиям.  
- Отделение,  становись!
Скомандовал  командир  отделения  сержант,  Колька  из  Якутии,  республики  Саха.
- Нам  поручено  проверить  охрану  села  с  Западной  стороны,  просочились  бандиты.  
И  вот  отделение,  в  полном  составе,  под  командой  Кольки,  выдвинулось  на  БМП-2  в  указанную  сторону.  Свернув  в  самый  крайний  район  села,  остановились.  Бойцы  высыпали  наружу.  Разделив  отделение  на  две  части,  они  приступили  к  прочёсыванию.  Сергей  в  одной  группе  с  Колькой  и  с  ними  ещё  два  бойца  контрактника.  В  первых  трёх  домах  было  «чисто».  Подходили  к  следующему,  самому  крайнему,  за  которым,  почти  сразу,  начинался  лес.  Из  окон  дома  затрещали  автоматные  очереди. Вокруг  Сергея,  словно  рой  шмелей,  засвистели  пули.
- Эти  не  мои,  раз  слышны.
Пронеслась  банальная,  всем  известная,  мысль  в  его  мозгу.  Он  видит  как  Колька,  широко  взмахнув  руками  и  выронив  из  рук  автомат,  валится  на  землю.  Сергей  достаёт  гранату  Ф-1  и,  размахнувшись,  прицельно  бросает  в  окно  дома.  Упав  на землю,  услышал  взрыв  и  свист  осколков.  Быстро,  подхватив  автомат,  он  бросается  к  дому.  Осколки  гранаты  достали  не  всех  бандитов.  На  пороге  дома,  перед  самым  Сергеем,  который  хотел  заскочить  в  дом,  выросла  громадная,  бородатая  фигура  с  автоматом  в  руках.   В тоже  мгновение  из  его  ствола  вырывается  огонь.  Одна  из  пуль  этого  огненного  веера,  ударяет  в  грудь  Сергею  и  в  этот  миг  для  него  исчезает  мир  материальный,  такой  привычный,  нарисовав  ему  в  последний  миг  всё,  на  что  только  способен.
- На  этот  Новый  год,  ты  будешь  Дедом  Морозом!
Слышит,  где-то  в  стороне,  знакомый  голос  учительницы  Елены  Юрьевны.  Но  она  почему-то  ему  не  видна.  
- Можно  побыть  и  Дедом.
Соглашается  он.  Но  вот  он,  почему-то  оказался  среди  пустого,  заснеженного  поля.  В  руках  у  него  посох,  а  за  спиной  большой  мешок  с  подарками.  Дорога  предстоит  дальняя,  до  дома  так  ещё  далеко.  Откуда-то  рядом  с  ним  оказывается  Колька.  Он,  почему-то  одет  в  странное,  чёрное  пальто  до  самых  пяток.
- Ты  чего  это  вырядился  в  чёрное?!
С  удивлением  спрашивает  его  Сергей.
- Ты  же  был  в  армейской  форме!
Колька  внимательно  смотрит  на  Сергея  и  отвечает:
- А  ты  чего  вырядился  в  Деда  Мороза?!
Идут  молча  дальше  по  снежной  равнине.  Настало  время  расходиться  по  своим  городам.
- Давай  махнёмся  на  память  костюмами.
Предлагает  Колька  и  снимает  своё  пальто.
- Давай.
Соглашается  Сергей.
- Память  о  друге  дороже  всего.
И  они  идут  дальше,  каждый  своей  дорогой,  к  родному  дому  ….
Пуля  насквозь  прошила  сердце  бойца.  
В,  присланном  матери,  извещении  написано:  «…  огнестрельное,  пулевое,  сквозное,  с  повреждением  сердца»
Как  тяжело  ей  было  читать  эти  строки,  один  лишь  только  Бог это  знает.  
6  января  2000  года  «груз  200»  с  телом  Сергея  был  доставлен  родителям,  а  затем  придан  земле.  Проститься  с  Сергеем  пришли  бывшие  одноклассники,  близкие,  родные  и  просто  знакомые,  не  смотря  на  стоящий  трескучий,  сибирский  мороз.  Троекратно  отстреляли  залп  на  прощание  и  земля,  постучав  мёрзлыми  комьями,  нам  живым,  словно  в  назидании,  забрала  его  к  себе  обратно


Они  были  первыми.
Несмотря  на  то,  что  родители  Бурова  Романа  жили  в  Иркутске,  переехав  из  села  в  более  цивилизованное  место,  село  Тельма  было  для  него  почти  родным,  и  любил  он  его  больше,  чем  многолюдный  и  шумный  Иркутск.  Его  родители  выходцы  из  этого  села,  выучились  в  городе.  Мать,  Ольга  Григорьевна,  трудилась  экономистом,  а  отец,  Валерий  Борисович,  водителем  большегрузных  грузовиков.  Наследственные  гены,  тянули  Романа  на  Родину  его  предков.  Да  и  родители  порой  не  ладили  между  собой,  и  ему  было  больно  и  обидно  слушать  их  частую  ругань.  Уж  очень  ревнив  был  отец.  И  не  напрасно,  мать  была  видной,  красивой  женщиной.  Но,  что  происходит  в  семье,  понятно  лишь  Богу,  кого-то  винить  не  возможно.  Вот  и  пропадал  маленький  Ромка  подальше  от  родительских  глаз  у  двух  бабушек,  проживавших  в  Тельме,  и  которые  его  очень  любили.  Все  каникулы  находился  у  них, пользуясь  относительной  свободой.
Родился  Роман  весной  29  апреля  1976  года  в  Тельме.   И  только  через  год,  вместе  с  родителями  переехал  в  Иркутск.  В  Тельме  проживали  его  две  бабушки.  Одна,  Бурова  Галина  Савельевна,  по  линии  отца.  Другая,  Остапенко  Галина  Прокопьевна,  по  линии  матери.  Роман  одинаково  любил  и  ту  и  другую  бабушек.  Отвечали  взаимностью  и  они,  порой  балуя  любимого  внука  своими  вкусными  пирогами.  Вот,  что  рассказывает  его  бабушка  Галина  Савельевна:  «…  каждый  год  Рома  проводил  каникулы  у  нас,  бабушек.  Любил  обеих,  проводя  всё  лето,  то  у  одной,  то  у  другой.  Огороды  у  нас  большие, держали  много  курей.  Вот  Рома  больше  всего  любил  маленьких  цыпушек,  видно  душа  у  него  была  такая  тонкая,  чувствовала  души  других,  даже  этих  цыпок  …».
В  1993  году  он  окончил  среднюю  школу,  но  поступать  учиться  туда,  куда  мечтал,  у  него  с  первого  раза  не  получилось.  Хотел  стать  механиком  сельского  хозяйства.  Но  с  мечтой  не  расставался.  Чтобы  праздно  не  болтаться  по  городу,  вступил  в  Иркутское  казачье  войско,  постигая  азы  военнослужащих.  
Шло  время,  мужал  и  Роман.  Пришло  время,  идти  служить  в  ряды  Советской  Армии.  В  мае  1994  года,  Роман  призывается  и  направляется,  как  и  большинство сибиряков,  в  Забайкалье,  под  город  Читу,  в  школу  сержантов.  За  шесть  месяцев  интенсивной  «учебки»,  прекрасно  освоил  военную  специальность  наводчика-оператора  танка.  
Ни  что  ещё  не  предвещало  грозу  в  той  форме, которая  скоро  случится  в  Чечне.
«…  служба  идёт  отлично,  стал  наводчиком  и  нас  скоро  отправят  на  получение  новых  танков  …».  Писал   Роман  в  своём  письме  любимой  бабушке  Галине  Савельевне  в  посёлок  Тельму.
В  декабре  Роман  с  экипажем  получают  танк  Т - 72  Б 1,  грузят  его  на  платформу  и  в  составе  танкового  батальона  отправляются  в  западном  направлении.
В  Грозном,  к  тому  времени  уже  были  сформированы  не  законные  военные  формирования  в  количестве  10  тысяч  человек,  прекрасно  вооружённых  и  хорошо  ориентирующихся  на  местности.  В  своём  составе  у  них  было  более  60  единиц  бронетехники,  80  артиллерийских  систем,  что  позволило  им  создать  мощный  броневой  щит  против  федеральной  бронетехники.  Надо  отметить,  что  в  дальнейшем  вся  тяжесть  обеспечения  непосредственной  огневой  поддержки  штурмовых  подразделений  и  борьбе  с  бронетехникой  НВФ  в  Грозном  и  других  районах  в  1994-1995  годах,  легла  на  танки,  самоходные  артиллерийские  установки  и  миномёты,  что  позволило  на  много  снизить потери  в  живой  силе.  И  вот наступила  новогодняя  ночь  с  1994  на  1995  год.  Федеральные  силы  несколькими  механизированными  колоннами  вошли  в  Грозный,  ни  как,  не  предвидя  грядущих  событий.  В  составе  в/ч  61931,  в  324  мотострелковом  полку  находился  и  Буров  Роман,  двигаясь  в  танке  с  южной  стороны  города.  И  здесь  федеральные  войска  столкнулись  с  хорошо  подготовленной  противотанковой  обороной  войск  Дудаева.  Не  удачно  запланированная  компания,  отсутствие  навыков  и  опыта  использования  бронетанковой  техники  в  городе  среди  узких  улиц  и  проулков,  явилась  причиной  большой  части  потерь  в  первые  дни  штурма.  Грозного.  Основной  тактикой  применения  танков  стало  сопровождение  мотострелковых  подразделений.  Батальоны танков  Т - 72 А  и  Т 72 Б 1  в  составе  моторизованной  колонны,  в  которой  был  и  танк  Роман,  ударил  с  ходу  и  пытался  пробиться  к  ведущим  бой  в  полном  окружении  у  железнодорожного  вокзала  подразделениям 131  отдельной  мотострелковой  бригады  (ОМС  бр.)  и  отошедшим  к  ним  подразделениям  81  мотострелкового  полка  (МСП),  которые  заняли  круговую  оборону  и  отчаянно  отбивались  от  наседавших  врагов.  Шли  по  улице  имени  Ноя  Боучидзе,  растянувшись  большой  колонной.  В  батальоне  26  единиц  танков,  за  которыми  шла  пехота,  укрываясь  её  бронёй.  Танк  Романа  двигался  почти  в  самом  хвосте  колонны.  Механик-водитель  танка,  Алексей  Воробьёв,  годок  Романа,  стал  часто  ругаться  и  чертыхаться  из-за  частых  остановок  и  не  ясности  обстановки  впереди.  Оттуда  доносился  грохот  разрывов,  гулкие  выстрелы  орудий.  Движение  колонны  замедлилось  и,  наконец,  совсем  остановилось.  Мотопехота  ушла  вперёд,  туда,  где  шёл  бой.  Танкисты  выбрались  наружу  и  осмотрелись.  Пустынная  улица  забита  танками,  другой  бронетехникой  шедшей  в  колонне.  Пользуясь  моментом,  развели  костёр  из  подручных  деревянных  изделий  и  разогрели на  нём  консервы,  кашу  с  мясом.  Проголодавшись  за  долгую  дорогу,  с  аппетитом  уплетали,  почти  в  темноте,  поздний  ужин.  Время,  по  причине  не  ясности  происходящего,  тянулось  медленно.  И  только  с  рассветом  многое  прояснилось.  Необходимо  срочно  оказывать  огневую  поддержку  своему  324  МСП,  который  уже  увяз  в  боях.  Поступила  команда  комбата  двигаться  дальше.
- Вперёд!
Скомандовал  Александр  Березин,  командир  танка  и  они  медленно  двинулись  вдоль  улицы.  Через  панорамный  прицел  Роман  видит  всё,  что  происходит  снаружи.  Стали  видны  места  совсем  недавних,  свежих  боёв.  В  домах  разбиты  стёкла,  пробоины  от  снарядов.  Стоит  на  обочине  БМП – 1,  прошитая  снарядами  гранатомётов  и  чёрная  от  копоти.
- Второму  взводу  первой  роты  свернуть  в  проулок.
Поступила  команда  ротного  и  два  танка  сразу  сворачивают.  Один  из  этих  танков  танк  Романа.  Механик-водитель  заглушил  мотор.  Все  ожидали  дальнейших  действий,  находясь  в  полной  неопределённости.  Вскоре  появился  и  сам  командир  роты,  прибывший  на  БТР.
- Вы  будете  действовать  в  паре,  поддерживая  друг  друга.  Помогаете  огнём  первому  батальону  нашего  полка.
Танкисты  прекрасно  уяснили  свою  задачу,  долго  объяснять  не  нужно.  Наступивший  морозный,  солнечный,  самый  первый  день  1995  года  открыл  новую  страницу  жизни  не  только  страны,  но  и  живущих  в  ней  людей.  Нужно  было  стрелять  и  убивать  «своих».  Это  плохо  воспринималось  сознанием,  особенно  молодых  людей,  пускай военных.  Но  приказ  есть  приказ  и  его  нужно  выполнять.  
Танки  шли  вперёд  вдоль  улицы  на  соприкосновение  с  противником.  Роман  видит  строчки  трассирующих  пуль.  Выстрелов  пока  не  слышно  из-за  гула  мотора  машины.  Но  вот  стали  слышны  щелчки  о  броню,  и  Роман  догадался,  что  стреляют  по  танку.
- Лишь  бы  не  попали  в  панорамный  прицел.
Подумал  он,  внимательно  наблюдая  за  обстановкой  и  дожидаясь  команды  командира  танка.  Было  ясно,  что  впереди  идёт  бой.  Березин,  командир  их  крепости  на  гусеницах,  сориентировался  правильно.  Он  не  повёл  танк  дальше  в  глубь  улицы,  чтобы  не  подставить  под  обстрел  борта  и  корму  танка,  самые  уязвимые  места.  Хотя  и  на  их  бортах  были  навешаны  фальшборта  и  установлена  КДЗ  (капитальная  динамическая  защита).  Правда,  без   зарядов  в  ящиках,  о  чём  они  пожалеют  в  дальнейшем.   В  самом  начале  трудно  разобраться,  где  укрылись  свои,  а  где  боевики.  Командиры  уточняют  и  согласовывают  цели  с  мотопехотными  офицерами,  которые  уже  были  в  курсе  происходящих  событий.
- Вперёд.
Скомандовал  Березин,  и  танк  медленно  двинулся. Второй  остался  на  месте  для  прикрытия  его  огнём.  Следом  за  ними  двинулась  и  пехота,  прикрываясь  бронёй  и  оглядываясь  по  сторонам,  держа  наготове  автоматы.  Штурм  зданий  улицы  продолжается.  Объехали  стороной  подбитый  и  сгоревший  танк  Т - 80 Б,  ещё  чадящий  чёрным  дымом,  искорёженный  прямым  попаданием  нескольких  гранат.  Словно  горохом  об  пол,  ударил  по  танку  крупнокалиберный  пулемёт  из  окна  третьего  этажа,  просвистели  несколько  гранат,  выпущенных  из  гранатомёта  РПГ-7.  Но  пока  Бог  их  миновал.
- Бей  по  пулемёту.
Услыхал  Роман  в  шлемофоне  команду  командира.  Прицел  приблизительно  выведен   в  сторону  огневой  точки  командиром.  Роман  тщательно  целится,  дослав  снаряд  в  казённик.  Выстрел  и  в  этом  окне,  откуда  пульсировал  огнями  ствол  пулемёта,  появился  большой  проём  и  оттуда  вырвался  огонь  с  клубами  дыма.
- По  балкону.  Осколочно-фугасным.
Поступила  новая  команда,  и  Роман  быстро  подводит  перекрёсток  прицела  к  балкону,  откуда  видно  множество  огоньков  от  автоматов,  стреляющих  в  нашу  сторону.  Перезаряд  быстрый,  автоматический.  Сигнал  на  индикаторе,  и  Роман  снова  нажимает  на  педаль  спуска.  От  балкона  ничего  не  остаётся  от  мощного  разрыва.  Почуяв  смертельную  опасность,  исходящую  от  этого  наглого,  выдвинувшегося  вперёд  танка,  боевики  начали  стрелять  по  нему из  гранатомётов,  а  кто  и  из  крупнокалиберных  пулемётов,  целясь  в  оптические  приборы.  Танк  сзади  также  открыл  огонь  из  орудия    по  огневым  точкам  и  стреляя  из  пулемёта  по  окнам.  В  борт  ударило  так,  что  танк  тряхнуло,  и  почувствовался  запах  гари.
- Отходи.
Команда  командира.  И  механик-водитель  дал  полный  газ,  отходя  назад  в  безопасное  место.  Уйдя  из-под  огня,  танкисты  принялись осматривать  полученные  повреждения,  пополнять  расстрелянный  боекомплект.  Между  делом  Роман  вспоминал  о  строчках  письма,  отправленного  подруге Наталье,  когда  ещё  ничего  не  случилось:  «Здравствуй  Наталья!  Пишет  тебе  боец,  точнее  уже  танкист.  У  меня  всё  нормально,  я  отправил  тебе  из  поезда  письмо,  но  оно,  наверное,  придёт  позже  этого,  потому,  что  я  его  отправил  в  одном  конверте  с  пацаном,  не  было  у  меня  конверта.  Родителям  не  говори,  что  я  в  Чечне  под  Грозным.  Живём  в  чистом  поле,  первые  два  дня  с  танка  слазили  только  в  туалет,  а  так  если  и  спали,  всё  в  танках.  Говорят,  в  лагере  мы  будем  недели  две,  потом  пойдём  на  Грозный.  Но  это  только  слухи.  Здесь,  по  сравнению с  нашим  климатом,  юг,  земля  даже  не  замерзает.  Маме  скажи,  что  получила  от  меня,  что  получила  от  меня  письмо,  что  всё  нормально.  Жив,  здоров.  Здесь  деревья  угарно  растут,  не  знаю,  как  называются,  нарисую  в  конце  письма.  Ночью здесь  холодно, но  ничего,  терпимо.  В  конце  концов, мужики  ведь  мы!  Я  чувствую,  что  отпуска  у  меня  не  будет.  И  сколько  мы  под  Грозным  будем,  тоже  не  известно.  Ну,  ладно  вроде  бы  всё.   Крепко  обнимаю,  целую.  Роман.  28.12.94»
Вооружение  и  технические  блоки  с  узлами  остались  целыми,  и  после  дозаправки  горючим  и  боекомплектом,  танк  снова  направился  в  бой,  на  помощь  штурмующим  улицы  города  бойцам,  поддерживая  их  огнём  пушки  и  пулемёта.  
К  концу  месяца  января,  батальон  был  выведен  из  черты  города,  потеряв  в  уличных  боях  четыре  машины,  ставших  безвозвратными  потерями  нашей  армии.
Был  спланирован  и  начал  осуществляться  третий  этап  штурма  Грозного.  На помощь  осаждённым  и  окружённым  бандам  рвались  на  подмогу  свежие  не  законные  бандформирования  из  других  регионов  республики.  Нашему  командованию  стало  необходимостью  принимать  срочные  и  эффективные  меры  противодействия.  Вот  по  этой  причине,  29  января  1995  года,  потрёпанный  в  боях 324  МСП  и  батальон  Т – 72 Б 1  были  направлены  к  подходам  города  с  южного  направления.  Они  блокировали  подступы  в  районе  племенного  хозяйства  у  села  Чечен-Аул.  Заняв  боевые  позиции, полк,  с  батальоном  танков,  получили  маленькую  передышку,  которая  использовалась  для  укрепления  боевых  порядков,  приспосабливая  для  этого  и  пустые  строения  села  с  хозяйством.  Бойцы  успевали  написать  письма  на  Родину,  пользуясь,  как  великим  благом,  кратковременного  затишья,  длившегося  совсем  не  долго.  Первого  февраля  была  замечена  колонна  автомашин,  двигавшаяся  по  трассе  в  сторону  Чечен-Аула.
- Не  легко  приходится  их  собратьям  в  Грозном.  Значит,  будут  рваться  туда  всеми  силами.
Подумалось  Роману  при  виде  такого  скопища  живой  силы  и  техники,  идущего  валом  на  выручку.  Так  оно  и  случилось  на  самом  деле.  Орудия  и  миномёты  федеральных  войск  ударили  дружно  с  дальней  дистанции.  Били  и  танки  осколочно-фугасными  снарядами,  пока  используемые  как  стационарные  огневые  точки.  Но  это  не  помешало  не  законным  бандформированиям  оправиться  от  шока,  перестроиться  и  ударить  по  стоящему  на  их  пути  заслону.  Хотя  и  потерял  танковый  батальон  часть  машин,  в  его  составе  оставалось  24  танка  Т – 72 А,  Т – 72 Б 1.  Это  была  довольно  внушительная  сила,  распределённая  по  фронту  наступления  НВФ.  Танк,  в  котором  находился  Роман,  оказался  на  краю  села,  укрывшись  за  заброшенной  постройкой.
- По  колонне  фугасно-осколочными.  Дистанция  150  метров.
Поступила  команда,  и  Роман  ввёл  данные  в  счётно-решающую  систему  стрельбы.
- Готово!
- Огонь!
Танк  повёл  не  прерывную  стрельбу  по  колонне.  Заработали  и  другие  танки.  В  сторону  колонны  понеслись  и  трассы  крупнокалиберных  пулемётов  ВТР  и  БМП.  Не  отставали  и  ЗСУ-23-4,  стреляя  по  наземным  целям,  ввиду  отсутствия  самолётов  и  вертолётов.  Первого  и  второго  февраля  бой  нёс  дистанционный  характер  перестрелок  с  дальних  дистанций,  мало  нанося  урона  той  и  другой  стороне.   Третьего  февраля  нажим  НВФ  усилился,  всеми  силами  им  необходимо  прорваться  в  город  и  они  не  жалели  для  этого  ни  людей  ни  техники. В  схватку  включились  пулемёты  и  ручные  гранаты.  Завязался  контактный,  жестокий  бой.  Вражеские  наблюдатели  быстро  засекали  места  расположения  танков  по  вспышкам  орудий  и  сосредотачивали  огонь  в  их  местонахождение.  В  этот  день  сгорели  два  танка  из    батальона,  в  котором  был  Роман.
Наступило  четвёртое  февраля,  трагическая  дата.  В  колонне  НВФ  было  несколько  тысяч  человек,  и  они  к  этому  времени  серьёзно  включились  в  оборону  федеральных  войск  выставленного  заслона.  Поступил  приказ  танку,  в  котором  находился   Роман. «…  Ударить  боевикам  в  тыл  и  пройтись  по  их  боевым  порядкам …».  И  экипаж  приступил  к  выполнению  поставленной  задачи,  покинув  своё  укрытие.  В  сложившейся  ситуации  иного  выхода  не  было.  Гусеницами  и  пулемётным  огнём  они  рассеивали  бандитов  притаившихся,  где в  строениях,  где  уже  в  отрытых  окопах.  Роман,  бронебойно-подкалиберным  снарядом  поджёг  дудаевский  танк  белой  окраски,  прозванный  «белой  вороной».  Ему  было  очень  больно  стрелять  по  нему,  цвет  иной,  а  так  это  тот  же  родной  Т – 72 А.  Почуяв  смертельную  опасность,  боевики  открыли  интенсивный  огонь  из  ручных  гранатомётов,  которых  на  вооружении  у  них  было  не  сметное  количество.  Танк  получил  четыре  пробоины,  но  был  боеспособен  и  нёс  смерть  бандитам,  выполняя  свою  задачу.  Пятый  выстрел  с  близкого  расстояния,  не  более  сотни  метров,  был  для  танка  и  экипажа  роковым.  Кумулятивный  снаряд  прожёг  броню  и  ударил  по  остаткам  боезапаса  танка.  Не  успел  командир  танка  сразить  из  пулемёта  стрелка-гранатомётчика,  а  может,  и  просто  не  заметил.
Боеприпасы  сдетонировали  и  страшный,  огромной  силы  взрыв  потряс  машину,  и  в  тоже  мгновение  она  загорелась.  Шансов  спастись  экипажу  не  оставалось.  Экипаж  погиб  в  полном  составе.  В  официальной  похоронке  сказано,  что  причина  смерти-взрывная  травма  и  полное  разрушение  тела  в  результате  термического  обугливания.  
Дорогой  ценой  досталась  для  наших  ребят  эта  победа,  внёсшая  достойный  вклад  в  общий  разгром  не  законных  военных  формирований  не  только  в  Грозном,  но  и  во  всей  Чечне.
Указом  Президента  Российской  Федерации от  20.07.95 года
Буров  Роман  Валерьевич  за  свой  подвиг  был  награждён  орденом  «Мужества»  за     № 4191.
Груз  «200»  был  доставлен  в  Иркутск  и  18  февраля  1995  года  состоялись  его  похороны  со  всеми  воинскими  почестями, как  героя.  Траурный  почётный  солдатский  караул,  военный  духовой  оркестр,  в  сопровождении  милицейских  машин.  Гроб  обёрнут  Российским  флагом  и  его  несут  станичные  казаки,  соратники  Романа  ещё  до  службы  в  Армии.  Процессия  двигалась  по  Ново-Ленино  к  школе,  в  которой  ещё  недавно  учился  Роман.  У  её  крыльца  для  него  прозвенел  последний  звонок.  Учителя  хорошо  помнят  его  и  с  большим  трудом  верят  в  происходящее.
Чеченская  война  эхом  отдалась  в  Сибири.
Хоронили  Романа  в  его  родном  селе  Тельме,  там,  где  живут  почти  все  его  друзья,  родственники.  У  могилы  отзвучали  выстрелы  последнего  салюта,  и  земля  с  болью  приняла  в  своё  лоно  останки  своего  родного  сына,  погибшего  в  самом  цветущем  возрасте.  И  даже  она  не  может  оправдать  его  смерть.


Последняя  встреча.
Наступившая  весна  1995  года,  хотя  и  расцветала  в  Чечне,  заставляла  молодых,  совсем  юных  солдат  из  далёкой  Сибири по  воле  Бога  и  судьбы,  кинутых  в  самое  горнило  боевых  действий,  радоваться  расцветающей  после  долгой  зимней  спячки  природы.  И  пока  ещё  по  не  понятной  причине  трепетать  юные  сердца,  ещё  порой,  не  опаленных  первой  любовью.  Одетые  в  грубые,  солдатские  шинели,  они  всё  равно  оставались  теми  романтиками,  так  как  многие  из  них  были совсем  недавно  за  школьной  партой.  Но  взамен  поцелуев  своих  не  состоявшихся  подруг,  они  часто  получали  пули  и  осколки  от  таких  же,  большей  частью  молодых  людей,  взявших  в  руки  оружие,  чтобы  отвоевать  призрачную  птицу  счастья,  называющейся  «свободой».
Ещё  в  феврале  324-й   мотострелковый  полк  (МСП),  в  составе  которого  находился  стрелком  усольчанин,  рядовой  Юрий  Фомин,  принял  свой  первый  бой  под  селением  Чечен-Аул,  что  находится  южнее  столицы  «Ичкерии»  города  Грозного.  Полку  поставлена  боевая  задача,  как  можно  быстрее  перекрыть  и  блокировать  подход  чеченских  боевиков  в  столицу,   чтобы  не  усложнять  общую  и  без  того  не  простую  обстановку.  Торопились  как  можно  быстрее  и  понадёжнее  укрепиться.  Колонны  боевиков,  по  сведениям  разведки,  были  совсем  близко.  Огневые  точки  оборудовали  там,  где  представилась  возможность,  рыли  окопы,  использовали  здания  племенного  хозяйства,  крайние  дома  селения.
С  рёвом  и  лязгом  подошла  колонна  наших  танков.  Развернувшись  в  боевой  порядок,  боевые  машины  стали  впереди  ломаной  линии  обороны  пехоты,  образовав  броневой  щит.  Приготовиться  успели  основательно,  но  и  боевики  не  собирались  просто  так  уходить,  завидев  советские  войска.
Батальон,  в  составе  которого  был  Юра,  занял  позицию  с  правой  стороны  обороны,  на  случай  обхода боевиками  основных  сил.  Приготовившись  к  отражению  атаки,  осмотрев  и  почистив  свой  автомат,  Юра  глядел  на  окружающий  его  ландшафт,  похожий  на  позднюю  осень  в  его  далёкой  Сибири.  Но  долго  природой  любоваться  не  пришлось.  Заухали  пушки.   В  сторону  приближающегося   противника  понеслись  огненные  трассы  от  реактивных  снарядов.  Вскоре  и  в  расположении  батальона  стали  рваться  снаряды  и  мины  ответного  огня.  Огонь  с  ходу  не  прицельный,  попадания  редкие  и  он  нанёс  мало  вреда.  Появились  и  боевики,  завязавшие  бой  с  танками,  которым  пришлось  первыми  принять  удар.  Нелегко  им  достался  этот  бой.  На  руках  у  боевиков  первоклассное  оружие  борьбы  против  танков  и  БМП,  гранатомёты  системы  РПГ-7.  Кумулятивный  снаряд  легко  прожигает  броню,  выводя  из  строя  бронетехнику.  Юра  видит,  как  загорелись  огнём,  с  чёрной  копотью,  наши  два  Т-72  и  ему  стало  больно  при  виде  такого  печального  зрелища.   
Просочившиеся  боевики  приближались  к  мотопехоте,  хорошо  понимая,  что  миновать   её  они  не  смогут  и  им  необходимо  её  просто  уничтожить  любой  ценой,  не  считаясь  ни  с  какими  потерями.  Мотопехота,  при  поддержке  крупнокалиберных  пулемётов  БМП,  становится  губительной  для  боевиков.  Юра  стреляет  короткими  очередями,  как  учили,  с  расстояния  метров  на  триста.  Первая  атака  отбита.  Боевики,  получив  серьёзный  отпор  и  разведав  сильные  и  слабые  места  обороны  МСП,  снова  готовились  к  штурму.  
Юра  видит,  как  к  их  траншее  бегут  двое  ребят  в  форменном  обмундировании.
- Свои,  не  стрелять.
Приказал  командир  взвода,  разглядев  бегущих  людей  в  бинокль.  Хотя  и  раздалось  несколько  очередей  со  стороны  боевиков,  те  успели  благополучно  достичь  наших  окопов  и  спрыгнуть  в  них.  
Юра,  да  и  другие  бойцы,  с  любопытством  смотрят  на  спасшихся  бойцов.  Они  были  в  форме  танкистов,  в  одном  из  них  он  узнаёт  своего  земляка,  с  которым  был  знаком  ещё  с  детского  садика.
- Андрей,  ты!?
И  они  бросились  друг  к  другу,  так  как  давно  не  виделись.  А  последний  раз  они  виделись  в  Забайкалье,  в  районе  Гусиноозёрска,  когда  формировались  подразделения  для  отправки  в  Чечню.  
- Я,  Юра,  я!
- Что  случилось  с  вами?
- Подбили  нас  из  РПГ,  вот  мы  с  командиром  только  и  спаслись.
Юдин  Андрей  был  наводчиком-оператором  на  танке,  Юра  это  хорошо  знал.
- Что  теперь  делать  будем?
- Пока  повоюем  без  коня.  А  там  командиры  решат,  как  быть?
Тут  снова  боевики  пошли  на  пролом  обороны,  долго  разговаривать  нет  времени.
- Занимайте  позицию  в  траншее.
Распорядился  ком.  взвода.  Танкисты  примкнули  к  мотопехоте,  расположившись  рядом  с Юрой.  Прошла  неделя  непрерывных  боёв.  Мощного  удара  по  Грозному  не  получилось,  план  был  сорван  благодаря  мужеству  и  стойкости  советского  солдата.  Мелкими  группами,  обтекая  оборону,  они  всё  же  рвались  к  Грозному,  несмотря  на  серьёзные  потери.
Наступила  ранняя  весна  1995  года.  За  это  время  324-й  полк  побывал  ещё  в  нескольких  «горячих»  точках  республики.  В  прошлых,  жестоких  боях  под  Чечен-Аулом,  было  потеряно  восемь  танков  Т-72,  Т-80  и  много  другой  бронетехники,  поддерживающей  пехоту.  Основными  пунктами  дислокации  полка  стал  город  Аргун.  Но  война,  с  её  жестокими  законами,  продолжалась.  Снова  не  законные  военные  формирования  рвались  на  подмогу  к  своим  в  Грозный.  
Батальон,  в  котором  служил  Юра  и  временно  прибившийся  к  ним  Андрей,  получил  приказ  быстро  занять  под  Чечен-Аулом оборонительную позицию,  на  которой  уже  приходилось  воевать.  Пехота  выдвинулась  скрытно  ночью.  Как  только  она  заняла  оборону  и  доложила  об  этом  командованию,  выдвинулась,  и  бронетехника  с  приказом  оказать  огневую  поддержку.  Андрей  Юдин  находился  в  головной  машине  БМП-1,  в  качестве  наводчика-оператора.  Машина  Юры  находилась  в  середине  батальонной  колонны.  Резкие  перепады  температуры  привели  к  тому,  что  периодически  появлялся  густой  туман.  Вот  и  на  этот  раз  получилось  так,  что  колонне  приходилось  двигаться  в  плотном  тумане.  Вокруг  ничего  не  видать,  и  колонна  пошла  по  другой  дороге,  сбившись  с  намеченного  пути.  Неожиданно  со  стороны  её  головной  части  раздались  несколько  взрывов  и  послышались  автоматные  очереди.  Отделение  в  полном  составе,  соблюдая  осторожность,  выскочила  наружу  и  залегла  по  обе  стороны  дороги  в  кювете.  Боевики  также  не  ожидали,  что  на  них  выйдет  колонна  бронетехники,  иначе  последствия  могли  быть  иными.  Пулемёты  БМП  открыли  огонь  по  светлячкам, появляющимся  в  тумане  от  стрельбы  из  автоматов  противника.  От  напора  брони  и  огня  мотопехоты,  боевики  были  рассеяны  и  скрылись,  воспользовавшись  знанием  местности  и  густым  туманом.  Вместе  с  бойцами  своего  отделения,  Юра  направился  в  сторону  головы  своей  колонны,  в  которую  пришёлся  первый  удар  опомнившихся  от  страха  боевиков.  Его  взору  представилась  печальная  картина,  уже  хорошо  различимая  в  сером  утреннем  рассвете.  Силой  взрыва,  башня  головного  БМП  была  сорвана  и  лежала  в  стороне  с  искорёженным  пулемётом.  Кроме  этого,  с  боку,  были  видны  две  пробоины  от  зарядов,  прошивших  машину  насквозь.  Андрей  погиб  сразу,  внутри  БМП,  сдетонировали  боеприпасы.  Вместе  с  ним  погибло  ещё  трое  ребят,  так  и  не  успевших  покинуть  горящую  машину,  слишком  не  ожидан  был  удар  боевиков.  
Прошли  уже  более  пятнадцати  лет,   после  того  трагического  случая,  но  забыть  об  этом,  как  и  о  других  смертельных  ситуациях,  Юрий  не  может.   И  рассказывая  эту  историю,  он  снова  видит  Юдина  Андрея,  как  тогда,  и  глаза  ветерана,  устремлённые  куда-то  вдаль,  становятся  влажными.


Сторож   Сычёв.
28  октября   в  1980  году  в  Усольском  химико-технологическом  техникуме  произошло  жестокое  и  циничное  убийство,  которое  потрясло  всех  жителей  города.  Был  убит  сторож  Сычев  Евгений  Сергеевич  25.09.1935  года  рождения,  уже  не  молодой  человек.  Из  заключения  судебно-медицинского  эксперта,  находящегося  в  Усольском  Загсе,  следует  следующее:  «Тяжёлый  ушиб  головного  мозга,  закрытая  тупая  черепно-мозговая  травма».
Оперативникам,  работавшим,  по  горячим  следам  и  отрабатывавшим  в  дальнейшем  любые  версии,  касающиеся  этого  случая,  долго  не  удавалось  выйти  на  след  преступников,  которые  как  говорят  в  народе  «распоясались»  и  до  1985  года  совершили  ряд  тяжких  преступлений.  После  их  ареста  выяснились  обстоятельства,  при  которых  было  совершено  убийство  охранника.
Банда  состояла  из  четырёх  человек:  Азизова,  Байдиева,  Петракова  и  возглавлявшего  её  Фёдора  Коврикова.  Двое, из  того  числа,  были  студентами  УХТТ  и  прекрасно  осведомлены  о  том,  что  в  этот  день  привезена  стипендия  и  ещё  не  выдана  студентам.  Подвернулся  подходящий  случай,  чтобы  завладеть  солидной  суммой  денег.  Они  даже  не  представляли,  какой  хотят  лишить  радости  бедных  студентов.  Если  бы  те   знали  об  этом,  то  они  бы,  уже  точно,  не  поздоровались.
Заступив  на  службу,  Евгений  Сергеевич  проверил  окна  и  двери,  заперев  их  на  замки.  Включил  охранно-пожарную  сигнализацию.  Всё  было  в  норме,  всё  функционировало.  Отзвонился  и  доложил  в  отдел  охраны,  на  центральный  пост,  о  готовности  о  готовности  объекта  к  дальнейшей   охране.  Всё  шло  своим  чередом,  как  обычно.  Горели  в  мирном  режиме  лампочки  на  приборах    и  концентраторе  сигнализации.  Тихо  говорил  приёмник,  принесённый  из  дома,  что  бы  было  не  скучно  на  дежурстве,  слушая  новости.  Прошло  не  больше  часа  времени  дежурства,  как  на  втором  этаже  раздался  стук.  Чуткое  ухо  Евгения  Сергеевича  сразу  уловило  его,  и  он  подумал,  что  звук  внутри  помещения,  создался  именно  человеком.  Он  поднял  трубку  телефона.  Гудков  на  этот  раз  не  было.  Всё  ясно,  стук  и  отсутствие  связи  дело  одних  рук.  Евгений  Сергеевич  быстро  проанализировал  обстановку,  учитывая  наличие  в  кассе  денег,  направляется  на  второй  этаж.
Четвёрка  молодцов,  оставшись  и  спрятавшись  на  чердаке,  через  пожарный  люк  спустилась  в  коридор,  дождавшись,  когда  в  техникуме  уже  ни  кто  не  будет.  Для   большей  уверенности  перерезали  телефонный  кабель,  проходящий  по  стропилам  чердака.  Зря  времени  не  теряли,   сталкиваясь  вместе  с голубями в  тёмных  углах.  Это  сейчас  делают  металлические  двери  в  кассах  предприятий  и  учреждений.  В  те  времена,  в  лучшем  случае,  двери  оббивали  листовым  железом,  довольной  тонкой  толщины,  больше  нужной  для  успокоения  и  отписки,  чем  для  надёжности.  Без  особого  труда,  справившись  с  дверью,  они  проникли  в  помещение  кассы  и  принялись  за  сейф,  в  котором  хранились  деньги.  Подбором  ключей  к  замку,  у  них  не  получилось  открыть  замок.  Со  злости  Фёдор  стукнул  кулаком  по  сейфу.
- Чёрт  побери.  Плохой   из  тебя  Сашка  медвежатник.  Попробуй  ещё,  может,  получится.  Сейф  тяжёлый,  унести  не  сможем.  Да  и  прибит  он  к  стене  или  даже  приварен  сваркой.
Заслышав  шаги  охранника,  «медвежатники»  затихли  и  притаились.  Ковриков  встал  поближе  к  двери.
Евгений  Сергеевич,  надеясь  на  то,  что  он  сам  справится  с  ворами,  сознательно,  шёл  на   задержание  их  своими  силами.  Увидев  приоткрытую  дверь,  он  толкнул  её  и  вошёл.  Но  силы,  к   сожалению,  были  не  равны.  От  первого  удара  он  успел  увернуться.  Второй  пришёлся  ему  по  голове  от  Коврикова.  Пошатнувшись  от  этого  удара  в  сторону  двери,  Евгений  Сергеевич  медленно  съезжает  по  косяку  двери  на  пол.
- Чего  смотрите?  Тащите  его  в  низ.
Скомандовал  Ковриков  своим  подельникам,  видя,  что  те  замерли  и  с  широко  открытыми  глазами  смотрят  на  сторожа.  Приказ  старшего  приводит  их  в  чувство  и  они,  подхватив  его  за  ноги,  поволокли  вниз  по  ступенькам  маршевой  лестницы.
-  Сюда  его,  под  лестницу.
Они  поднесли  его  к  проёму  и  словно  бревно,  закатили  в  глубь  ниши,  спрятав  от  глаз  как  можно  подальше  в  глубь ниши,  где  темно  и  ничего  не  видно.
Бандитов  в  буквальном  смысле  обуял  страх  от  содеянного.  Продолжать  свою  гнусную  работу  по  дальнейшему  проникновению  в  сейф  им  уже  не  хотелось  и  у  них  появилось  острое,  неудержимое  желание  покинуть  место  происшествия.
На  утро  труп  сторожа  был  найден.  Из  заключения  судебного  медицинского  эксперта  следовало,  что  погиб  Евгений  Сергеевич  от  большой  потери  крови.  И  если  бы  ему  была  оказана  своевременная  медицинская помощь,  он  мог  остаться  жить.
Но  преступникам  это  было  не  нужно,  тем  более  что  он  мог  бы  опознать  их  в  дальнейшем.
Данная  банда  просуществовала  более  чем  пять  лет.  Руководимая  опытными  и  изворотливыми  Ковриковым  и  Петраковым.  Они  совершили  много  тяжких  преступлений  в  городе  Усолье-Сибирское.  В  своих  преступных  делах  они  шли  всё  дальше  и  дальше.  Безнаказанность  порождала  вседозволенность  не  сопоставимой  ни  с  Законом,  ни  даже,  с  понятиями.  Но,  рано  или  поздно,  всё  кончается.  Этот  закон  не  обошёл  и  их  стороной.  Бандиты,  подгуляв  в  ресторане,  почти  силой  увезли  с  собой  в  гараж  юную  девушку,  Галину  Штак.  Там  в  течение  всей  ночи  они  принимали  спиртное  и  насиловали  бедолагу.  Утром,  покидая  это  злачное  место,  Галина  имела  не  осторожно  выразиться  в  их  адрес.
- Подождите,  отец  до  вас  доберётся.
И  эта  угроза  стала  роковой.  Они  её  восприняли  серьёзно.  Идти  в  тюрьму  им  не  хотелось,  слишком  велик  груз  прошлых  грехов.
- Ах  ты,  сука,  ещё  пугаешь  нас.
Разозлился  Ковриков  на  Галину,  услышав  от  неё  угрозу.  Он  взял  кусок  провода,  накинул  на  её  шею  и  стал  душить.  Никто  из  сообщников  не  противился  этим  действиям.  Всё  происходило  с  молчаливого согласия.
Труп  вывезли  на  такси  в  лес  и  там  сожгли,  сняв  предварительно  золотые  украшения.  Что  самое  печальное,  когда  банда  была  «накрыта»  и  в  их  квартирах  проводились  обыски,  были  изъяты  у  их  жён  много  краденых  и  добытых  иными  преступными  путями  золотых  украшений,  многие  из  которых  были  в  виде  лома.
Водитель,  довозивший  «бригаду»  из  ресторана  в  гараж,  Павлюченко  Валерий,  был  взят  на  поруки  трудовым  коллективом.  В  общем-то,  он  был  не  плохим  парнем,  и  ни  как  не  думал,  что  такое  случится,  а  когда  узнал  об  убийстве,  то  они  принудили  его  молчать.
На  суде  приговор  читался  два  часа.  Им  вменялось  шесть  эпизодов,  сопряжённых  с  грабежами  и  убийствами.  Двое  руководителей  банды,  Ковриков  и  Петраков,  были  приговорены  к  высшей  мере  наказания – расстрелу.  Остальные  сели  надолго,  и  когда  выйдут,  из  мест  лишения  свободы,  у  них  уже  отрастут  длинные  бороды,  и  они  навряд  ли  вернутся  к  своему  бывшему  прошлому.


Русское  поле.
Шёл  1986  год,  второй  год  напряжённой  борьбы  в  СССР  с  алкоголизмом  и  самогоноварением.  Но,  известный  почти  всему  городу  специализированный  магазин  № 74,  принадлежащий  ОРСу  п/о  «Химпром»  и  расположенный  на  окраине  города  Усолье – Сибирское,  в  районе  улицы  Коростова,  находящийся  на  территории,  именуемой  в  народе  «Русским  полем», получившим  название  за  то,  что  многие  женщины  искали  свою  половину, долго не  возвращающуюся  с  полученной  заработной  платой,  словно  после  сражения  на  поле  брани,  и  конкретным  названием  магазина:  «мордобойкой»,  за  то,  что  там  действительно,  почти  каждый  день,  фиксировались  случаи  драк,  продолжал  свою  работу,  хотя  и  в  ограниченном  милицией  режиме.  Огромная  очередь,  стоящая  даже  за  дверями  помещения,  двигалась  быстро.  Очередной  покупатель  получал  на  талоны  пару  бутылок  водки  и  быстро,  с  огромными  усилиями  выбирался  из  толпящейся  очереди,  боясь  разбить  бутылку,  что  стало  бы  для  него  большой  трагедией. Шум,  гам,  на  стремящихся  пролезть  к  прилавку  лиц  с  красными  носами  и  махровым  запахом  перегоревшего  спиртного  не  известного  происхождения.
Стоял  ранний  сентябрь, и  солнце  ещё  нещадно  палило,  разогревая  головы  очередникам – покупателям.  Но  вот  наступает  вечер,  19  часов,  и  магазин  закрывается,  предварительно  закрыв  двери  и  выпуская  через  них  по  одному  отоварившихся  покупателей.  Продавщица  Клавдия  Ивановна  Демиденко,  красивая  женщина  средних  лет,  кричит  подсобному  рабочему:
- Юра,  никого  больше  не  впускай!  Скоро  должны  подъехать  инкассаторы.
Юра  закрывает  двери  и  запирает  их  на  задвижку.  Наконец-то  в  магазине  наступает  тишина  и  спокойствие.  Клавдия  считает  дневную  выручку  и  укладывает  деньги  в  специальный  мешок,  готовя  их  для  передачи  инкассаторам.  Всё  как  обычно.  Проделывает  это  каждый  рабочий  день.  Инкассаторов  уже  знали  в  лицо,  примелькались  за  годы  совместной  работы.
- Сегодня  кто  у  нас  принимает  деньги?
Спрашивает  она  у  Юры.
-Я  что-то  не  припомню.
- Сегодня  будут  Коробов  и  Карлов.
Сама  себе  отвечает  продавец.
- Выручка  не  такая  уж  и  большая,  всего  тысяча  двести  рублей  с  мелочью.
Сняв  кассу,  с  пробитым  чеком,  она  приготовила  деньги  для  передачи.
- У  меня  всё  готово.  Где  там  запропастились  наши  инкассаторы?
Раздаётся  громкий  стук  в  двери.  Стук   глухой,  дверь  обита  толстым  листовым  железом.  
- Юра,  открой, – распорядилась  Клавдия, - инкассаторы  прибыли.
Тот  быстро  направляется  к  двери  и  отпирает  её.  Каково  же  было  его  изумление,  когда  вместо  ожидаемых  сборщиков  денег,  он  увидел  одного  мужчину  плотного  телосложения  с  одетым  на  голову  женским  чулком  из  капрона.  Изумление  быстро  переросло  в  страх,  когда он  увидел  чёрное  дуло  револьвера,  направленное  в  его  сторону.  Ещё  больше  жути  нагнал  вошедший,  когда  свободной  рукой  взвёл  курок.  Юра  видит,  как  повернулся  барабан  револьвера   и  в  его  душе  рождается  страх,  парализовавший  волю  и  способность сопротивляться  нападавшему.  Но  тому  не  до  грузчика.  Ударом  кулака  левой  руки  он  бьёт  его  в  лицо.  Тщедушный,  малорослый  грузчик,  из  числа  бывших  любителей  спиртного,  словно  мячик  отлетает  в  сторону  стоящих  штабелями  у  стенки  деревянных  ящиков  из-под  водки.  Ударившись  о  них  спиной,  он  съезжает  на  пол,  а  на  него  валится  сбитая  тара.  Сильный  удар  выключил  его,  и  он  на  некоторое  время  потерял  сознание.  Налётчик  не  теряет  времени  ни  секунды.  Расправившись  с  грузчиком,  он  метнулся  в  сторону  продавца,  стоящего  за  прилавком  около  кассового  аппарата.  Ему  нужны  деньги,  вся  дневная  выручка  магазина.  Он  прекрасно  знал,  что  они  в  таком  магазине  имеются,  и  не  малые.  Не  знал  только  того,  что  в  этот  день  водку  из  складов  ОРСа  подвезли  поздно  и  «касса»  от  продажи  была  не  очень  большой.  На  шум  падающих  ящиков  Клавдия  обернулась  и  в  начале  ничего  не  поняла.  Но  вот  взгляд  упал  на  вошедшего  незнакомца,  на  голове  которого  сплошная  маска  с  выступающим  носом  из  чулка.  Он  быстро  приближается  к  ней.  Она  хорошо  видит,  что  в  руках  у  него  оружие  и  оно  направлено  в  её  сторону.  Но  как  ни  странно,  страха  она  не  испытывала.  Ей  казалось,  что  это  какая-то  театрализованная  игра,  что  в  реальной  жизни  так  не  должно  быть,  а  главное  в  чулке  и  с  наганом  в  руке,  вообще  не  естественный  и  похожий  больше  на  клоуна. Клавдия  встаёт  из-за  прилавка  во  весь  свой  рост,  загораживая  собой  кассовый  аппарат  и  лежащую  рядом  с  ним  сумку  с  уложенными  купюрами.
- Вы  кто  такой?  Что  Вам  нужно?
Нападавший  видит  сумку  и  железным,  низким  голосом  проговорил:
- Отдай  деньги.
Чулок,  туго  облегающий  лицо  и  губы,  делает  произношение  ещё  страшнее  и  ужаснее.
- Ты  слышишь  меня?  Отдай  деньги,  а  то  убью.
Он  протягивает  руку  к  сумке  и  пытается  схватить  её  с  прилавка.  Ему  прекрасно  известно,  что  деньги  находятся  в  ней,  а  не  в  ящиках  кассового  аппарата.  Клавдия,  чисто по-женски,  раскинув  руки,  пытается  помешать  ему  это  сделать.
- Не  отдам  деньги!  Не  мои  они,  государственные!
И  здесь  зашевелился,  приходящий  в  себя,  подсобный  рабочий  Юра.  Он  скинул  с  себя  лежащий  деревянный  ящик  и  начал  что-то  не  членообразное  произносить  вслух. Это  подстегнуло  бандита  к  более  решительным  действиям.  Оставаться  с  пустыми  руками  он  уже  не  хотел.  А  этот  грузчик может  помешать  ему  завладеть  деньгами.
- Отойди,  стерва,  убью!
Уже  почти  закричал  нападающий.  Клавдия  заворожено  смотрит  на  чёрный  срез  ствола  револьвера.
- Неужели  выстрелит?
Мелькнула  мысль.
- Не  посмеет!
Но  она  крепко  ошиблась.  Матёрый  бандит  уже  не  однажды  пускал  в  ход  оружие  против   людей  и  для  него  это  был  не  первый  выстрел  в  человека.  
Полыхнуло  пламя  и  грудь  обожгло  миллионом  градусов  раскалённого  железа.  Она  инстинктивно  закрывает  руками,  положив  их  на  грудь,  куда  вошла  пуля.  Вокруг  всё  закружилось,  словно  в  калейдоскопе. Замелькали  белые  стены,  чулок  убийцы,  электролампочка  ….   Всё  это  превращается  в  единую,  серую  массу,  которая  очень  быстро  становится  тёмной. На  какое-то  мгновение  она  проваливается  в  чёрную,  бездонную  мглу  и  начинает  медленно  оседать  на  пол,  пытаясь,  подсознательно,  ухватиться  за  прилавок.
Быстро  схватив  с  прилавка  сумку  с  деньгами,  бандит  метнулся  к  выходу,  на  ходу  снимая  с  себя  чулок.  У  него  всё  давно  продумано  до  мелочей.  Он  видит,  что  упавший  на  ящики  мужчина  уже  подаёт  признаки  жизни  и  на  ходу  коротким,  резким  ударом  бьёт  рукояткой  револьвера  по  его  голове.  Тот  снова  падает  в  ящики,  так  и  не  успев  подняться  на  ноги.  Путь  к  отступлению  свободен.  Он  откидывает  массивный,  железный  крючок  с  петли,  который  при  входе  надёжно  закрепил.  И  спешно  выскакивает  наружу.  На  его  счастье  никого  из  людей  он  не  обнаруживает.  Открыв  дверцу  автомобиля  «Жигули»,  третьей  модели,  он  забрасывает  сумку  на  заднее  сидение  и  садится  за  руль.  Поддав  газу,  стремительно  выезжает  на  Московский  тракт  и  уходит  в  сторону  Красноярска.
Введённый,  чуть  позднее,  милицией  план  «перехват»,  результатов  не  дал,  к  тому  времени преступник  находился  уже  далеко  от  города  Усолье-Сибирское.
Прибывшие  к  месту  происшествия  наряд  милиции  и  скорой  помощи,  констатировали  смерть  продавца  Клавдии  Ивановны  и  оказали  первую  медицинскую  помощь  грузчику  Юрию.

P. S.
Стучат  колёса  пассажирского  поезда  «Новосибирск – Ташкент».  Направление  опасное  для  общества,  многие  наркокурьеры  пользуются  его  услугами.  Но  и  милиция  не  дремлет.  На  этот  раз  в  рейс  были  направлены  двое  молодых  сотрудников  новосибирского  линейного  отдела  милиции  по  контролю  за  не  законным  оборотом  наркотиков.  Оба  в  гражданской  одежде,  ничего  не  обычного,  как  и  многие  пассажиры.  На  этот  раз  им  пришлось  схватиться  не  с  наркоторговцами,  а  с  иными  преступными  элементами.  Поздно  вечером  они  ужинали,  сидя  в вагоне-ресторане.  И  уже  было  собрались  уходить  в  своё  купе,  как  услыхали  громкий  женский  крик:
- Помогите!  Ограбили.
Долг  милиционера  требовал  немедленно  прийти  на  помощь  пострадавшему.  Они  кинулись  в  соседний,  по  ходу  поезда,  вагон,  откуда  доносился  крик  о  помощи.
- Саша,  приготовь  на  всякий  случай  оружие.
Приказал  старший  оперуполномоченный  своему  напарнику  и  сам,  достав  табельный  «ПМ»,  дослал  патрон  в  патронник.
Вот  и  вагон  с  мотающейся  дверью. Они  буквально  вбегают  во  внутрь  и  осматриваются.  В  тамбуре  стоит  женщина  с  растерянным  видом.  Они  догадались,  что  кричала  она,  других  лиц  не  было.  Увидев  вошедших ребят,  она  направилась  к  ним.
- Помогите  мне.  Украли  сумочку,  а  там  деньги,  документы.  Всё,  что  у  меня  есть.
- Кто  это  сделал?
- В  наше  купе  сели  два  пассажира,  сказали,  что  едут  до  самого  Ташкента.  Но  их  в  купе  нет,  нет  и  сумочки.
- Опишите  их.
- Двое  мужчин  средних  лет,  плотного  телосложения,  оба  коротко  стрижены.
- Что  ещё  добавите?  Этого  мало.
- Да,  у  одного  на  руке  наколка  в  виде  восходящего  солнца.
- Как  одеты?
- Да  обычно,  в  хороших  костюмах.
- Попробуем  отыскать.  Вы  видели,  куда  они  направились?
- Не  видела,  но,  судя  по их  шагам  и  голосам,  они  направились  в  ту  сторону.
Она  показывает  рукой  направление  в  обратную  сторону  движения.
Не  теряя  времени,  они  кинулись  в  сторону  указанного  направления.  Увидев  проводника,  спросили:
- Скоро ли  остановка  поезда?
- Где-то  через  половину  часа  узловая  станция,  там  и  будет  остановка.
- Времени  мало,  нужно  торопиться, - размышлял  Николай,  старший  группы.
Они  идут  вдоль вагонов,  внимательно  всматриваясь  в  лица  и  одежду  попадающим  на  их  пути  людям.  Через  два  вагона,  они  обнаружили  тех,  кого  искали.
- Проходи  вперёд  и  блокируй  им  отход. Я  останусь  здесь.
Саша  быстро,  не  обращая  внимания  на  стоящих  бандитов,  проходит  по  тамбуру  в  конец  вагона  и  скрывается  за  дверью.
- Моя  очередь  действовать.
Николай  узнал  их  сразу,  они  стояли  у  края  вагона,  намереваясь  выйти  на  приближающейся  станции.
- Ваши  документы?
Ошарашил  он  стоящих  мужчин  своим  прямым  вопросом.  Те  сразу всё  поняли  и  один  из  них,  оттолкнув  его  в  сторону,  крикнул  своему  подельнику:
- Бежим!
Они  кинулись  в  тамбур,  намереваясь  там  попытаться   спрыгнуть  с  вагона.
- Стой,  стрелять  буду!
Николай  достаёт  из  «оперативки»  свой  пистолет  и  кидается  в  след  убегающим  преступникам.  И  тут  один  из  убегавших  оборачивается.  Николай  видит  в  его  руке  револьвер  и  профессионально  уклоняется  в  сторону.  Прогремевший  выстрел  обжёг  левую  руку.  Где-то  раздался  стук  разбитого  стекла.  И  он  решается  стрелять,  иначе  его  самого  могут  убить.  Сделав  предупредительный  выстрел  в  пол,  он  мгновенно  берёт  на  мушку  стрелявшего  в  него  мужчину.
- Пора,  иначе  уйдут  или  подстрелят  Александра.
Он  нажимает  на  спусковой  крючок  пистолета  и  один  из  убегавших,  словно  запнувшись  за  невидимое  препятствие,  сходу  рушится  на  пол.  Первый  успевает  уже  открыть  двери  вагона,  останавливается.  Сзади  его  вырисовывается  фигура  напарника  с  приготовленным  пистолетом  в  руке.
- Всё,  всё  я  сдаюсь!
Громко  кричит  он  и  поднимает  руки  вверх.
- У  меня   нет  оружия.

Следствие  по  данному  делу  установило  личности  бандитов.  Изъятый  с  места  происшествия  револьвер,  системы  «наган»,  был  «отстрелян»  криминалистами.  По  полученному  образцу  пули,  через  базу  данных,  было  установлено,  что  она  идентична  той  пули,  которую  изъяли  из  тела  продавца  Клавдии  Ивановны  Демиденко  в  городе  Усолье-Сибирское.
Таким  образом,  преступник  был  установлен,  но наказание  получил  не  мирское,  не  отсидкой  на  зоне,  а заслуженно  Божье,  который  руками  старшего  оперуполномоченного  завершил  преступный  путь  злодея,  погубившего  не  одну  человеческую  душу.

Милиционер  ОВО.
Наш  замечательный  земляк,  Ленденёв  Игорь  Александрович,  родился  в  городе  Усолье – Сибирское  глубокой  осенью,  31  октября  1975  года.  Учился  в  школе  № 1  до  восьмого  класса.  Как  большинство  сверстников,  поступил  в  химико-технологический  техникум  по  специальности  «техника – механика».  Будучи  весьма  любознательным  и  рукодельником,  частенько  любил  повозиться  с  мотором  мотоцикла,  когда  тот  барахлил  и  чихал.  В  1993  году  он  успешно  заканчивает  УХТТ  и  сразу  же  призывается  в Армию.  И  эта  служба  предопределила  всю  его  дальнейшую  судьбу.  Изначально  угодил  в  город  Благовещенск,  в  ОМОН  (отряд  милиции  особого  назначения).  Через  три  месяца  он  направляется  в  учебную  часть  города  Ангарска.  По  окончанию  учёбы  продолжил  службу  в  ОМОНе  города  Иркутска.  После  демобилизации  в  1985  году,  долго  не  раздумывал  о  своей  дальнейшей  судьбе.  Сразу  устроился  на  работу  в  отдел  вневедомственной  охраны  при  Усольском  ГОВД  сотрудником  милиции. Вскоре  ему  присваивают  звание-сержант  милиции.  Да  и  вообще  служба  ему  нравилась,  по  призванию  он  был  истинный  милиционер.  Не  кривя  душой  можно  сказать,  что  таких  увлечённых  людей  редко  встретишь.  А  это  элита,  золотой  запас  ОВД.
Мать  Игоря,  Александра  Александровна,  одна  вырастила  и  воспитала  своего  сына  умным  мужчиной,  умеющим  постоять  за  себя  и  за  друга.  Он  был  ей  настоящим  сыном,  помогал  во  всём.  Вот,  что  вспоминает  его  мама:
- Он  никогда  не  был  равнодушным  к  чужой  беде,  не  мог  пройти  мимо  неё.  Игорь  любил  свою  работу.  Он  был  ответственным  и  непримиримым  к  нарушителям  закона.  Физически  был  здоров,  пагубных  привычек  не  имел.  Мне  всегда  больно,  тяжело  в  этой  утрате,  и  кажется,  что  он  вот-вот  войдёт  в  мои  двери  со  своей  семьёй  радостный  и  счастливый.
Игорь,  как  настоящий  мужчина  и  милиционер  умел  брать  чужую  боль  на  себя.  Рассказывает  жена,  теперь  уже  вдова,  Ленденёва  Татьяна  Сергеевна,  которая  воспитывает  их  сына  Никиту,  ставшего  уже  взрослым  парнем,  1996  года  рождения. - Как-то  вечером  Игорь  пришёл  домой,  и  я  ужаснулась,  увидев  его.  Куртка  во  многих  местах  порезана.  Ранена  рука  и  задет  живот.  «Что  случилось?», - спрашиваю  его.
- Напали  на  брата  Дениса,  вот  и  пришлось  заступиться.  Пока  отбирал  нож,  успел  меня  немного  зацепить.  Ничего,  заживёт.
- Я  обработала  зелёнкой  участки  раны.  Очень  боялась  за  него.  Но  ничего,  обошлось.  Таким  был  мой  Игорь.
Вот,  что  говорит  о  нём,  его  самый  близкий  друг,  с  которым  они  познакомились  на  первом  курсе,  учась  в  УХТТ.
- После  демобилизации,  мы  вместе  с  ним  устроились  работать  во  вневедомственную  охрану.  Сначала  работали  в  одном  экипаже,  затем  нас  разделили.  В  это  время  мы  обзавелись  семьями,  родились  сыновья  и  мы  стали  дружить  семьями.  Часто  ходили,  друг  к  другу  в  гости,  вместе  отмечая  праздники.  Игорь  был  и  остаётся  для   меня  единственным  другом,  который  всегда  нас  поддерживал,  помогал  деловым  советом.  Я  хорошо  знаю,  что  Игорь  никогда  не  бросил  бы  меня  в  трудную  минуту.  Мне  до  сих  пор  кажется,  что  он  живой.  С  его  смертью  я  потерял  частицу  себя.
Что  ещё  мог  сказать  Денис  Саютин?  Да  больше  ничего  и  не  надо,  чтобы  понять  каким  был  Игорь  в  жизни.
О  том  трагическом  дне,  17  июля  1999  года,  подробно  рассказывает  его  жена  Татьяна  Сергеевна.  Прошедшие  десять  лет,  с  того  момента,  немного  приглушили  боль  памяти,  и  она  вспоминает  давно  минувшие  события,  которые,  как  ей  иногда  кажется,  произошли  совсем  недавно.
- На  стареньких  «Жигулях»,  принадлежащих  другу  Игоря,  Жене,  мы  возвращались  домой.  Отдыхали  на  Аршане.  Игорю  утром  на  работу,  вот  мы  и  выехали  поздно  вечером.  Было  уже  четыре  часа  утра, когда  мы  подъехали  к  дому  Жени,  по  улице  Луначарского  - 21.  Помнится,  это  был  второй  подъезд,  где  жил  Женя.  Он  зашёл  домой,  чтобы  взять  ключи  от  гаража,  для  постановки  в  него  автомобиля.
- Гляди,  Таня,  воры  лезут!
- С  этими  словами  Игорь  быстро  вышел  из  машины  и  подошёл  к  стоящему  неподалёку  мужчине.
- Так  ребята,  что  за  дела  у  вас?  И  что  здесь  делаете?
Задаёт  он  ему  вопрос.
- А  тебе  какое  дело?
Последовал  грубый  ответ.  В  ночной  тишине  хорошо  слышен  разговор.
- Вот  моё  удостоверение  милиционера.
- Ах,  ты  ещё  и  мент,  салага.
- Я  вижу,  как  он   кинулся  на  мужа.  В  короткой  схватке,  Игорь  скрутил  его  и  повалил  на  землю.  Но  тут  сверху  спрыгнул  второй  мужчина  и  набросился  на Игоря.  Видя  такое  дело,  я  быстро  вышла  из  машины  и  набросилась  на  одного  из  них,  в  надежде  хоть  как-то  помочь.  Сильный  удар  в  лицо,  бросил  меня  на  землю,  и  я  на  какое  то  время  отключилась.
Татьяна  Сергеевна  прикрывает  глаза,  вспоминая  те,  страшные  для  себя  минуты.  Игорь  видит,  что  его  супруга  лежит  на  земле  и,  бросив  мужчин,  кинулся  к  ней  на  помощь,  склонившись  над  лицом.  В  это  мгновение,  один  из  бандитов  нанёс  ему  удар  куском  металлической  трубы  сзади,  под  нижний  свод  черепа,  и  оба,  бегом  скрываются  с  места  преступления.  Татьяна  Сергеевна  продолжает  свой  прерванный  рассказ  дальше.
- Я  очнулась  и  оглянулась.  Быстро  пришла  в  себя  и  вспомнила  всё,  что  здесь  происходило.  Я  вижу  бедного  Игоря,  лежащего  на  земле  неподалёку  от  меня.  Меня  охватило  страшное  предчувствие  чего-то  неотвратимого  и  тяжёлого.  Я  кинулась  к  лежащему  мужу  и  перевернула его  на  спину.  Он  был  жив,  но  не  подавал  признаков  жизни,  был  без  сознания.
- Игорь,  Игорь,  что  с  тобой?
- Я  была  в  отчаянии,  словно  вместе  с  жизнью  Игоря,  уходила  и  моя.  Стали  подходить  люди,  но  я  не  замечала  их.  Не  смотря  на  все  усилия  и  помощь  подошедших,  он  не  открывал  глаз.  Изо  рта  пошла  пена,  лицо  побледнело.  Сильное  сердце  противилось  смерти,  и  он  ещё  некоторое  время  жил.
Татьяна  Сергеевна  закончила  свой  рассказ  и  задумалась,  словно  снова  оказалась  в  том  времени.  Затем  снова  продолжила  своё  печальное  повествование.
- Одного  из  преступников  арестовали  по  подозрению  в  убийстве,  почти  сразу.  Некий  Семашкин  вернулся  на  место  совершённого  ими  преступления  и  был  задержан  работниками  уголовного  розыска.  Он  сдал  своего подельника,  Кондратюка,  так  как  роковой  удар  трубой  наносил  тот,  и  ему  не  очень  то  хотелось  отсиживать  долгий  срок  за  то,  что  он  не  совершал.  Не  оспоримым  доказательством  того,  что  это  злодеяние  совершили  они,  было  то,  что  у  одного  из  них,  под  стелькой  обуви,  обнаружили  служебное  удостоверение  милиционера,  принадлежащего  Игорю.  
И  снова  перерыв  в  воспоминаниях.  На  глазах  Татьяны  Сергеевны  появились  слёзы, но  она  быстро  их  вытирает  и  приходит  в  себя.
- Был  суд  над  этими  убийцами.  Кондратюку  дали  восемь  лет  мест  лишения  свободы.  Семашкин  получил  три  года  условно,  и  был  выпущен  из  зала  суда.  Я  не  поверила  своим  глазам.  Этот  бандит  сделал  мне  сотрясение  мозга,  выбил  зуб,  перебил  переносицу  носа,  а  ему  такое  снисхождение!  Спасибо  за  это  родной  милиции  в  лице  следователя  Бортникова.  Я  хорошо  запомнила  эту  фамилию.  
В  голосе  Татьяны  Сергеевны  звучит  обида  и  горечь.
- Игорь  был  золотым  мужчиной,  и  я  е6го очень  любила,  мечтала  прожить  с  ним  всю  свою  жизнь.  Любил  он  нашего  сына  Никиту,  просто  души  в  нём  не  чаял.  Собирается  наш  сын  пойти  по  пути  отца  и  уже  готовится  поступать  в  высшую  школу  милиции.  Тем  более  что  у  него  много  друзей  в  отделе  вневедомственной  охраны,  которые  не  забывают  его,  частенько  навещают.  Бывшие  сослуживцы  Игоря  из  ОВО,  подарили  ему  карманные  часы  с  гравировкой.  
Игорь  Ленденёв  погиб  17  июля  1999  года,  при  исполнении  служебных  обязанностей.  Оставшееся  вечно  молодым  тело  Игоря  покоится  на  Усольском  городском  кладбище,  а  его  фотографии  размещены  на  видном  месте  у  Татьяны  Сергеевны  и  её  сына  Никиты.  Он  смотрит  на  них  своими  добрыми,  лучистыми  глазами,  словно  благословляя  оставшихся  жить  за  него  сына  и  жену  на  долгий  и  счастливый  жизненный  путь.


Главный  инженер.
Минуло  уже  более  ста  сорока  лет  с  1870  года.  Но,  память  усольчанки  Тенятниковой  Нелли  Иннокентьевны  бережно  хранит  воспоминания,  сохранившиеся  «устным  народным  преданием»  о  своём  дедушке,  Еретенко  Прокопие  Мироновиче,  который  был  выслан  в  тот  год  с  Украины,  за  участие  в  забастовках  рабочих  железнодорожного  депо,  где  он  работал  слесарем – механиком.  Паровозостроение  только-только  становилось  на  ноги,  и хорошие  специалисты  были  востребованы.  Не  каждый   может  разбираться  в  премудростях  и  хитростях  механики.  Он,  как  и  руководитель  стачки,  был  арестован,  уже  во  второй  раз,  и  получил  двадцать  лет  каторжных  работ.  Только  что  для  таких  людей,  был  построен  «Александровский  централ».  Вот  туда,  в  кандалах,  вместе  со  своей  семьёй,  женой  Ксенией  Семёновной  и  четырьмя  малыми  детыми,  был  выслан  дедушка  Прокопий,  отправившийся  под  надзором  жандармов  в  далёкую,  не  известную,  и  потому  называется  страшной,  Сибирь.
Долгая  была  дорога  в  глубину  России,  куда  ссылались  все  не  угодные  Государю.  Прошёл  ни  один  месяц,  пока  добрались  до  пункта  назначения.  По  дороге  умерло  трое  сыновей  от  холода,  голода  и  болезней.  Умерла  и  последняя,  четвёртая,  дочь,  но  уже  в  Усолье,  тяжело  заболев  тифом.
Началась  новая  страница  жизни  в  не  лёгком  земном  пути  предков  Нелли  Иннокентьевны.  Деда  направили  работать  на  добычу  соли  в  солеварни.  Будучи  отличным  механиком,  он  быстро  освоил  механизмы  и  технологию  на  заводе.  Европейский  народ  отличается  от  местных  тем,  что  он  грамотнее  и  предприимчивее.  Образ  жизни  в  цивилизации  формирует  их  такими.  Как  отличному  и  нужному  солеварне  специалисту,  Прокопию  Мироновичу  дают  дом  на  улице Поперечной  (ныне  улица  Карла  Либкнехта),  дом  номер  сорок  три.  Здесь  приняли  решение  остаться  жить,  Да  и  как  иначе,  сроков  каторги  никто  не  отменял.  Долго  ещё  деду  снилась  разбитая  колёсами  телег,  ухабистая  дорога,  скрип,  не  мазанных  дёгтем  колёс  и  заунывное  пение  возничных. Становилось  страшно,  и  он  просыпался,  когда  ему  являлись  мёртвые  дети,  с  мольбой  смотрящие  на  него  и  на  мать.  Это  выворачивало  на  изнанку  всю  душу  и  бросало  в  холодный  пот.
- Пора  заводить  семью  по-новому,  а  то  так  можно  сойти  с  ума.  
Решила  бабушка,  Ксения  Семёновна.  И  они  настроились.  Жизнь  немного  стала  лучше,  деду  платили  не  плохие  деньги.  У  них  была  любовь  и  снова,  уже  девять  детей – погодок.  Самой  младшей  в  семействе  была  девочка  по  имени  Софья.  Со  временем  все  разлетелись  из  семейного  гнезда.  Настала  очередь  и  младшей.  Она  выходит  замуж  за  Сафронова  Иннокентия  Васильевича,  будущего  отца  Нелли  Иннокентьевны.  Встретились  они  в  Улан-Удэнском  сельхозтехникуме.  Он  обучался  на  механическом  факультете,  она  изучала  агрономию.  Получили  оба  прекрасное  образование  и  приехали  в  Усолье  для  проживания,  всё  в  тот  же  дом  по  улице  Карла  Либкнехта.  Будучи  инженером - механиком  Иннокентий  Васильевич  без  труда  устраивается  на  работу  на  главное  предприятие  города – сользавод.
Шёл  тревожный  для  России  1937  год.  В  этот  год  дед  Нелли  Иннокентьевны,  по  линии  отца,  был  арестован  службами  НКВД  и  уже  не  вернулся  домой.  Дисциплина  на  предприятиях  сталинская,  жёсткая  и  жестокая.  Ну,  а  выполнение  и  перевыполнение  плановых  заданий  стало  нормой,  росло  стахановское  движение.  За  всякий  простой  оборудования,  даже  по  причине  технической  поломки,  можно  получить звание  «саботажник»  или,  хуже  того,  «враг  народа».  А  это  лагеря  или  расстрел,  как  решит  знаменитая  «тройка».
И  вот  на  этом  фоне  сложившейся  обстановки,  в 1940 году,  случилась  трагедия  с  Иннокентием  Васильевичем.  К  этому  времени  у  них  в  семье  уже  было  трое  детей,  которых  очень  любил  и  лелеял  отец.  Когда  он  по  утрам  уходил  на  работу,  мама  подносила  детей  к  окну,  каждого  по  очереди,  чтобы  те  могли  помахать  рукой  уходящему  папе,  который  был  от  этого  несказанно  счастлив.  Помахав  в  ответ  рукой,  отец  быстрым  шагом направляется  в сторону  сользавода.  Опоздать  никак  нельзя,  даже  на  какие  то  пять  минут.  Иннокентий  Васильевич  прибавил  шагу.
- Не  дай  Бог  вахтёр  на  проходной  зафиксирует  опоздание.  Кто  тогда  кормить  семью  будет?
В  цехах  царит  оживление  и  суета,  обычный  технологический  ритм,  когда  каждый  знает  свои  обязанности.  Из  утренней  сводки,  на  планёрке  у  директора  Иннокентий  Васильевич  знал,  что  ночью  останавливался  барабан  испарителя  рассола  и  простоял  длительное  время,  пока  слесаря  наладчики  не  запустили  его  в  работу.  Директор  был  обеспокоен  вынужденным  простоем.
- Смотрите,  чтобы  механизмы  работали  как  швейцарские  часы.
Дал  он  указание  инженеру.
- Будем  стараться.
Прекрасно  зная  технологическое  оборудование,  он  думал,  что  простоев  по  его  вине  не  будет.  Но  день  не  заладился.  Ближе  к  обеду,  злополучный  барабан  вновь  остановился.  Инженер  проверяет  электрооборудование.  Всё  исправно,  напряжение  подходит.  Но  вот  барабан  не  вращается, а электромагнитная  защита  отключает  автомат.
- Всё  понятно,  электрическая  система  исправна,  необходимо  осмотреть  этот  «чёртов»  котёл.
Прихватив  с  собой  инструмент,  молоток  и  монтажку,  он  направился  к  барабану.  Слесаря - наладчики  уже  отсоединили  и  сняли  крышку  огромной  ёмкости,  на  половину  заполненной  горячим,  перегретым  рассолом.  Осознавая опасность  для  здоровья,  в  случае  срыва  в  рассол  или  случайного  вращения,  он  приступил  к  работе  по  ликвидации  аварии.  Аккуратно  опустившись  в  ёмкость,  обнаружил  большую  гайку,  заклинившую  лопасти  мешалки.  Он  быстро,  используя  молоток,  выбил  её  из  зажима  и  положил  в  карман,  ощущая  лёгкое  жжение  нагретого  металла.  Пора  выбираться  наверх,  причина  неполадки  обнаружена  и  устранена.  И  здесь  случилось  непредвиденное,  которое  никто  не  ожидал,  и  не  предполагал,  что  такое  может  случиться.  В  целях  экономии  времени    Иннокентий  Васильевич  не  вывесил  плакат  по  электробезопасности  «не  включать,  работают  люди»,  и  дежурный  аппаратчик  ошибочно,  не  убедившись  в  том,  что  все  люди  находятся  в  безопасности,  включил  рубильник.  Завращался  смеситель  и  своей  лопастью  сбил,  бывшего  уже  почти  наверху,  инженера.  Он  пытался  ухватиться  за  следующую  лопасть,  но  руки  соскальзывают  и  он  падает  ниже  в  самый  рассол.  Адская  боль  обожгла  тело,  и  он  дико  закричал,  призывая  на  помощь,  которая  пришла  незамедлительно.  Но  было  уже  поздно,  кипяток  через  одежду  ожёг  кожу.  Иннокентию  Васильевичу  помогли  выбраться,  положили  на  носилки  и  доставили  в  сользаводскую  больницу.  Врачи  ничего  поделать  не  могли,  сорок  процентов  тела,  было,  обожжено,  горячим  рассолом.  Целых  четыре  дня  и ночи  бредил  и  страдал  от  неимоверных  мук  Иннокентий  Васильевич.  Жена,  Софья  Прокопьевна,  всё  это  время  находилась  рядом  с  любимым  ей  мужем,  своим  присутствием  скрашивая  его  последние  часы  жизни.
Он  умер,  будучи  без  сознания, без  криков  и  агонии,  тихо  уйдя  в  мир  иной,  где  нет  мирских  забот  и  проблем.
Похоронен  Иннокентий  Васильевич  на  старом  кладбище  (район  улицы  Крылова  и  ТУ-26)  г.  Усолье-Сибирское.
Летом  2011  года,  большая  группа  лиц,  из  состава  клуба  «ПАТРИОТ»,  обследовала  территорию  старого  кладбища,  но  могилу  Сафронова  Иннокентия  Васильевича,  за  давностью  лет,  не  обнаружила.
 

© 2011-2017  Сайт клуба "ПАТРИОТЫ РОССИИ" создан для освещения патриотических мероприятий